Мама искала любовь и нового папу…» История детей из неблагополучной семьи, которые получили шанс на новую жизнь

4,6k full reads
6,2k story viewsUnique page visitors
4,6k read the story to the endThat's 73% of the total page views
5 minutes — average reading time
Мама искала любовь и нового папу…» История детей из неблагополучной семьи, которые получили шанс на новую жизнь

Наша семья никогда не была благополучной. Нас было двое детей, и у нас не было отцов. Была бабушка, она нам очень помогала, а мама в это время искала любовь, искала нам папу. Бывало так, что она могла уйти и месяц не появляться, жить где-то там с каким-то мужчиной. Времена были голодные, поэтому в школе мы выглядели как бездомные. Дома были плохие условия, вечные долги, есть было нечего. Бывало даже такое, что мы покупали один «доширак» и варили из него суп на несколько дней. Впрочем, мама никогда не пила и не употребляла наркотики, здесь мне повезло.
Потом мы подросли. Мама нашла нам отчима. Нерусского, конечно, мы с сестрой тоже от нерусских получились. Примерно тогда же у нас умерла бабушка, а мама оказалось беременной. И я не помню, как нам встретился «Теплый дом», но это случилось очень вовремя. Тогда у нас был большой конфликт, я была очень обижена на мать.

В школу из органов опеки приходили, увидели, какие мы грязные, оборванные и голодные и отправили меня в приют, а сестру — в школу-интернат. Она там дальше и училась.
Сестра младше меня всего на год, но так как я была старше, я взвалила на себя всё, постоянно её опекала. И сейчас я столкнулась с тем, что ей ничего не надо. Она привыкла всю жизнь быть на чьем-то попечении, её всегда всем обеспечивали: сначала она жила а интернате, потом в общежитии. В «Теплый дом» мы пришли с сестрой, но сестра ходила редко, потому что жила в интернате и её отпускали только по выходным. Возможно, если бы она ходила чаще, ей сейчас было бы легче.
Бабушка умерла, когда мама ждала третьего ребенка. У бабушки была сломана рука, и она должна была поехать в травмпункт, чтобы снять гипс, а я должна была поехать с ней, но не поехала. Она упала, долго лежала в больнице, а я к ней так и не приехала ни разу. Был очень тяжелый момент, мама не работала, мне было около шестнадцати лет.

Когда мы начали ходить на занятия в «Теплый дом», стало легче. Здесь мне говорили: «Катя, родителей не выбирают, остается только принять то, что есть». А потом родился мой маленький брат, и мы стали ходить сюда с ним. Я его ненавидела, потому что из-за него у нас начались очень большие проблемы. Еды не хватало, отчим пил, бил маму, у нас с ним были систематические конфликты, драки. Но он меня всегда боялся, я столько раз вызывала на него милицию… Потом его увезли, но он успел сделать маме ещё одного ребёнка.

После рождения третьего ребенка мама заболела, у нее открылась шизофрения. Её состояние обострилось на фоне того, что она стала думать, что она плохая мать. В момент сильного стресса у неё начались галлюцинации: умерла бабушка, сестра была в интернате, её нужно было брать на выходных домой, а дома есть было нечего и непонятно было, зачем тогда её забирать. Нами опять заинтересовались органы опеки. Мне было семнадцать лет, я полностью взяла на себя ответственность за то, чтобы кормить семью.Раздавала листовки, работала на промоакциях, ночью подрабатывала в прачечной, где только ни работала. У мамы начались крупные проблемы со здоровьем, она стала поднимать руку на маленького ребёнка…
Потом у меня появился еще один брат и еще одна сестра. Их мама родила уже в очень плохом самочувствии. Мальчики оба сейчас в детском доме, а девочку, последнюю, взяли в семью. Мама до сих пор тешит себя надеждой, что она вернет всех детей домой, хотя условий для этого по‑прежнему никаких нет. Сейчас дома живём я, моя сестра и мама. Я периодически живу у молодого человека. Сестра закончила колледж и не работает. Деньги в семью приношу только я, мамину пенсию по инвалидности забирают на алименты.

Меня очень поддержал «Теплый дом», когда я была подростком. Все мои друзья были из нормальных семей. У меня была подруга, которой я завидовала белой завистью. Они с её мамой были лучшими подружками, это так круто, это как в кино! И вот мои друзья всегда пытались меня как-то подбодрить, но я чувствовала, что они как будто бы повыше, а я пониже. Мне постоянно кто-то вещи отдавал, стыдно было, но я, естественно, брала, потому что у меня выбора не было. А когда я пришла сюда, я познакомилась с девочками и мальчиками, у которых тоже были сложные ситуации. У некоторых родители пьют, некоторых родители бьют или еще что-нибудь. Мы сидели, рассказывали друг другу наши истории и все плакали, переживали. Мы на самом деле сблизились. Здесь, в фонде, я поняла, что я не одна такая. Что это не только мне не повезло. Мы и в лагерь ездили, и это вообще очень помогало забыть о том, что дома. Это было так круто! Совсем другая жизнь.

А еще год до лагеря мы приходили сюда с мамой, дома у нас не было такого, чтоб взять и обняться, за руку подержать, словом каким-то поддержать… И тут нами это вначале через силу делалось. А потом я уже привыкла, могла приехать домой и приобнять, подойти, что-то сказать. И мама уже не отвечала агрессией. Мы стали добрее друг к другу. Мама, когда начала сюда ходить на тренинги, даже стала говорить, что меня любит. Вообще никогда до тех пор такого не было!
Я выросла в агрессии. Сестра была маленькая, её нельзя было трогать, а со мной, если что не так, сразу за волосы или об шкаф. Сейчас, конечно, мама мне по плечо, теперь она такого не делает. Нет в ней уже той злобы. Теперь она говорит, что благодарна мне, говорит спасибо за то, что я ей помогаю.
Маму кладут в больницу раз в полгода на 1−3 месяца. Вообще мама стала, как ребенок: ей нужно напомнить, что надо помыться, зубы почистить, бывает, что она не принимает лекарства, а обманывает, что приняла, но после этого без лекарств ей становится плохо.
Сестре моей младшей сейчас три года. Я с ней совсем не общаюсь. Я не могу смотреть ей в глаза и говорить, что не могу забрать её домой.
Мне стыдно. И еще её очень рано у меня забрали, в два месяца, мы не успели познакомиться толком. А к братьям мы приезжаем в детский дом, мама чаще, чем я, потому что из-за работы у меня не хватает времени. Другая моя сестра сейчас дома живет, но у нас с ней конфликт, потому что она уже год не работает.
Я уже с удовольствием отдала бы часть своих обязанностей и начала строить свою жизнь! Да, я все понимаю, я старшая, и я помогаю, я выплатила уже почти все долги за квартиру.

Я никогда не подниму руки на своего ребёнка, не оставлю его голодным дома. И для этого я буду работать и трудиться.