Битва, в которой русские изменили историю танков. Первые бои 4 ТБР.

Поскольку бригада Катукова не прибыла в Мценск вся разом, а прибывала по железной дороге постепенно, у комбрига не было возможности оперировать всей её мощью, а был выбор, либо отправлять свои силы в бой постепенно, либо ожидать прибытия всех сил и задать немцам перцу сразу, вульгарно выражаясь, на все деньги. Задачей 4 ТБР, была оборона Орла, с целью не дать Немцам продолжить наступление из Орла на Серпухов, из которого открывалась прямая дорога на Москву.

Михаил Ефимович, решил горячку не пороть, а дождаться подхода основных сил бригады, но и сложа руки не сидел, была организованна разведгруппа из 6 т-34 и 2 КВ-1, которая, 3 октября была отправленна в Орёл, дабы разведать обстановку, и узнать как далеко противник от города. Группа была потерянна в полном составе, что дало Комбригу понять, что противник мало того что близко, он уже в самом городе, таким образом, задача кардинально видоизменялась, чтобы оборонять от Немцев Орёл, нужно было их из этого самого Орла сначала вышибить, что неизбежно означало высочайшие потери техники и людей в городских боях, о чём бригада тут же доложила наверх, советское командование, несмотря на тяжёлые поражения, проявило гибкость, и поменяло задачу бригады, теперь предстояло максимально осложнить Немцам путь на Мценск, и не допустить его захвата, держаться предстояло до подхода полновесного гвардейского корпуса генерала Лелюшенко.

Тактика Немцев была проста как болт, и настолько же эффективна: для начала, отряды мотопехоты при поддержке БТР и штурмовых орудий проводили разведку боем, вскрывая передний край вражеской обороны, указывая наиболее сильные огневые позиции, после чего следовали налёты на этот край артиллерии и авиации, затем уже потрёпанные оборонительные позиции противника атаковались крупными соединениями танков, которые почти неизбежно их прорывали, и выходили на оперативный простор, громя коммуникации, уничтожая ближайшие тылы, внося в порядки противника неразбериху, фактически лишая войска управления.

М.Е Катуков (неизвестно самостоятельно, или во взаимодействии со своим штабом), разработал набор, настолько же простых и эффективных контрмер: передний край обороны, который вскрывала Немецкая пехота, а потом утюжили артиллерия с авиацией был ложным, несмотря на созданную видимость развитой системы окопов и прочих укреплений, оборонялись они малыми силами, задачей которых, являлись создание впечатления своей многочисленности у противника, и отход с позиций после огневых налётов, но до атаки танков, дабы создать у противника впечатление, что оборона Русских разломана в пух и прах, позиции оставлены, обороняющиеся сбежали, и можно спокойно вводить в бой танковые клинья, и резвиться в русских тылах, где на самом деле поджидали полноценные оборонительные позиции, а главное, там Немцев ждала новинка разработанная по - азиатски хитрыми и подлыми русскими - танковые засады, личный состав которых ко времени атаки немцев, уже тщательно изучил местность на которой предстояло действовать, промерил все дистанции до самых значимых ориентиров, а главное знал, с какой стороны появится враг, и был готов и его встретить как полагается, со всем уважением, так сказать.

На руку Советским войскам была и неготовность Немцев к осенней распутице, которая вынуждала вермахт двигаться исключительно по крупным дорогам, ожидая фронтального столкновения с оборонительными линиями противника. Что и произошло утром 5 октября, когда Немцы двинулись по шоссе из орла на северо - восток, в направлении на Мценск.
Не пройдя и 5 километров по дороге, мотопехота натолкнулась на оборонительные линии советских войск, которые оборонялись силами до батальона пехоты (на самом деле это было представление устроенное хитрыми Иванами, вместо батальона пехоты на позициях было всего несколько человек, которые бегая по окопам стреляя с разных точек, создавали видимость массированного сопротивления), Немцы - народ последовательный, немедленно вызвали пикировщики, которые и отутюжили эти самые позиции, неимоверно их разгромив (на самом деле не нанеся вобще никаких потерь), после чего двинули вперёд танки опытнейшей 4 - й танковой дивизии генерала фон Лангермана. Танки без препятствий ворвались на пустые оборонительные позиции, и не задерживаясь двинулись вперёд на Мценск.

Тут Немцами было выяснено несколько неожиданных моментов. За оборонительными позициями не оказалось складов, штабов, линий подвоза боеприпасов и подкреплений, со вкусными автомобильными, пешими и гужевыми колоннами на них. А оказались ещё одна линия оборонительных позиций, с откуда то взявшимся ЕЩЕ ОДНИМ батальоном Советской пехоты на них (на самом деле тем же самым, о котором за день до этого докладывали разведчики).Советские позиции были тут же атакованы танками, и казалось бы, вот она, привычная Немцам война, сейчас танки ворвутся в Русские окопы, зачистят их, и уж после того - будут тылы, штабы, и т.д., однако вместе с докладами о Русской пехоте близ Орла, были доклады и о нескольких десятках Русских танков, которых в оборонительных рядах Русских почему-то не оказалось. И когда Танковая атака Немцев уже почти увенчалась успехом, они уже приблизились, и начали прицельно поливать окопы из орудий и пулемётов, нанося пехоте потери, Немцы выяснили где всё это время были Русские танки. А оказались они буквально в трёх шагах, и что было ещё неприятней - не с фронта, а с правого фланга. Расположившись вдоль реки Оптуха, в засадах, советские танкисты вынуждены были наблюдать за атакой Немцев на окопы, и ничего не делать до приказа, понимая что, комбриг введёт их в бой, строго тогда - когда они в нём будут необходимы. После отдания приказа "Танки в бой" "Тридцатьчетвёрки" открыли огонь в борта немецких танков с коротких, почти кинжальных дистанций. Тут то и было выяснено, что Т-34 это не "типичный образчик отсталых большевистских технологий" как скоропалительно обозвал их "Быстрый Гейнц" в своём дневнике незадолго до этого, а введёные в нужное время, в нужном месте и с нужного направления - страшные, почти несокрушимые, отлично вооружённые, и поразительно подвижные (при таких - то габаритах и массе) машины, в чём Немцев буквально за 15 минут боя и убедили. Благодаря прекрасной подготовке засады, было уничтожено 12 Немецких танков, и произошло новое, доселе невиданное событие. 4 Танковая дивизия побежала. В процессе бегства Немцы потеряли ещё 6 танков, которые были уничтожены огнём Советских танков и внезапно оживших на уже почти взятых позициях ПТО. Среди советских танков и их экипажей никакх потерь не было, ни один Т-34 так и не был поражён в лоб, 4 танковая бригада, окончила этот бой находясь в полном порядке, и в превосходном состоянии духа. Им удалось то, что не удалось, Полякам, Французам, Англичанам, им удалось обратить в бегство одну из лучших ТД вермахта. Не заставить отступить, перегруппироваться и тут же атаковать с другого направления, или вызвать поддержку, занять позиции и подождать результатов поддержки, а именно обратить в бегство, разрушить боевые порядки, заставить даже прекратить думать о продолжении боя в этот день.

Катуков отдал приказ сворачиваться с текущих позиций, и отступать до села Первый воин, дабы там ещё раз устроить "нации поэтов и философов" танковый тир, на который, как думал Катуков (и был целиком прав) они ещё как минимум 1 раз обязательно попадутся. Там взойдёт звезда Дмитрия Лавриенко.