Душевный разговор

Мой дед был атеистом, не верил во всякую мистику, но все же поведал мне пару случаев, которые с ним приключились.

Жил он один, в глухой деревне, достаточно далеко от нас. Приезжали мы к нему редко - раз или два за год. Вот в один из таких приездов остались мы с ним одни в избе. Все ушли - кто по магазинам, кто ещё куда.

- Внук, ты то хоть не уходи, останься.
- Да я же к тебе приехал, никуда и не собираюсь, не переживай. - Ответил я (каждый раз, когда я приезжал к нему, то понимал, что он уже старенький, и я больше могу не застать его в живых, поэтому ценил каждый такой приезд).

- Пошли, что ли, выпьем по рюмочке? - Произнёс дед, открывая сервант, в котором много лет стояла какая-то настойка в красивой бутылочке. Сколько себя помню, она всегда там стояла и уже стала частью сервиза.

Выпили немного, чисто символически, и тут дед достал колоду карт. Был теплый и летний вечер, и мы пошли на улицу, уселись на ступеньках крылечка, я раздал кон на "дурака", и мы стали в процессе игры разговаривать на разные темы. Дошло и до мистики. Я всегда интересовался деревенскими мистическими историями, и не мог не спросить, а было ли что мистическое в его жизни? И вот, что он мне рассказал.

Когда я был юнцом, шла война. Много было случаев, когда к женам, получившим похоронку, через некоторое время по ночам стали приходить их покойные мужья. Приходили именно к одиноким женщинам. Описывать не стану, у всех все было одинаково. Как ночь, то приходит мёртвый муж, разговаривает, расспрашивает все, а под утро уходит до петухов.

Да я и сам как-то возвращаюсь домой, по тёмной деревне. Света тогда не было нигде - темнота, хоть глаз выколи. Иду я, значит, и вижу, как над крышами домов летит красный шар, летит, как бы петляя. И тут, бац! Разбивается о крышу дома... да с такой силой, что искры посыпались в разные стороны. Потом говорили, что в этом доме тоже женщина получила похоронку, сильно горевала, и нечистый дух и к ней повадился ходить.

Тут дед рассмеялся и "повесил" мне две шестерки на погоны. Я опять ему проиграл в карты. Кстати, сколько я с ним не играл, то ни разу его так и не смог выиграть. Каким-то образом он всегда запоминал карты, которые вышли из игры, и вычислял, что осталось у меня, и как можно было бы сходить, да так, чтобы ещё и погоны мне нацепить (кто играл в дурака, тот поймёт о чем я).

И вот я, как проигравшая сторона, раздавал снова карты. Дед произнес: "Под дурака ход!" И продолжил свой рассказ дальше...

А ещё вот что было. Женщина, жившая по-соседству, тоже ждала мужа с фронта. В одну из ночей слышит плач на чердаке. В доме она жила одна, а тут громкий такой плач, похожий на вой, да прямо аж на взрыд. Всю ночь она не смыкала глаз и слушала это. Говорила, что страха не испытывала, а сразу поняла в чем тут дело. Плакал домовой, по мужу, и женщина поняла, что скоро получит похоронку. Так и было.

Дед отложил карты в сторону и замолчал. Его задумчивый взгляд смотрел куда-то за горизонт. Немного погодя, он произнёс такие вот слова, после которых мне и впрямь стало не по себе.

- Сижу я, - говорит, - смотрю себе телевизор и ясно слышу голос покойной бабушки: "Вставай, собирайся!" Ну я подумал, что показалось, но вот сижу на днях, и опять голос ее: "Собирайся давай, хватит сидеть!" Я с дивана даже подпрыгнул. Голос был такой, как будто бы она стояла прямо возле меня. Я обошел все комнаты - нет никого!

Деду я сказал, что, мол, показалось, а у самого чувство дурное на душе.

- Да я прожил уже и не хочу ничего, пора мне, наверное. - Сказал он.
- Брось ты, не старый еще! Внуки есть, дети тоже, ты не инвалид, живи да живи!

Приобнял я его одной рукой и спросил:

- А если бы ты был молодой, то хотел бы ещё раз прожить жизнь?

- Не дай Бог, - ответил он. Тут в калитку зашли мои родные, и мы все вместе пошли в дом.

Деда я после этого раза я в живых больше не застал. От себя хочу добавить - цените близких и наслаждайтесь каждым моментом, когда находитесь рядом со своими бабушками и дедушками.