Моренова Г.В. Поселение Сунгурово II на Волге

Опубликовано: Моренова Г.В. Поселение Сунгурово II на Волге //Археологические памятники Волго-Клязьминского междуречья. Вып. 3. Иваново. 1990. С. 20-23.

с.20

Поселение находится в Красносельской р-не Костромской обл., в 0,7 км к ВЮВ от с. Сунгурово, на первой надпойменной террасе левого берега Волги. Памятник занимает останец мыса высотой около 1 м над уровнем воды. Южная оконечность размыта, при этом уничтожена бóльшая часть памятника; остальная – задернована. Площадь сохранившейся части, судя по распространению подъёмного материала и отсутствию находок в шурфе, заложенном в 8 м к северу от линии берегового обрыва, не превышает 175х5 м.

Памятник открыт автором в 1989 г., тогда же был проведён сбор подъёмного материала, зачистка края обрыва и шурфовка. В ходе зачистки выявлена следующая стратиграфия: дерн (23 см), светло-коричневый песок – культурный слой (10 см), серая заиленная глина (материк). Небольшая мощность культурного слоя и его полное отсутствие в шурфе указывают на то, что центральная часть поселения с более мощными накоплениями культурных остатков находилась гораздо южнее, ближе к оконечности ныне размытого мыса, а сохранившаяся часть представляет собой периферию. В прослойке светло-коричневого песка обнаружены два фрагмента стенок лепных сосудов. Один из них покрыт орнаментом в виде расчёсов крупным зубчатым штампом (затёртый зубчатый орнамент?) и содержит в тесте примеси песка и дресвы. Второй без орнамента с примесью песка и бурого железняка. Там же был обнаружен отщеп без вторичной обработки.

Подъемный материал из осыпи берега включает в себя фрагменты керамики (94 экз.) и изделия из кремня (14 экз.). Керамику по культурной принадлежности можно разделить на четыре группы.

с.21

К первой относится средневековая круговая керамика, представленная двумя обломками венчиков эсовидной формы с линейным орнаментом и пятью обломками гладких стенок с примесью песка и дресвы, которые типологически датируются ХV-ХVII вв.

Вторая группа состоит из финской лепной керамики – обломка загнутого вовнутрь венчика плошки, фрагментов неорнаментированных стенок (3) и плоского днища с закраинами. Эта керамика имеет небольшую толщину (5-6 мм), обильную примесь дресвы в тесте и может быть датирована в пределах VI-ХII вв.

Наиболее многочисленной является третья группа, к которой отнесена фатьяновская керамика (76 экз.). Один из фрагментов орнаментирован двойным зигзагом, оттиснутым мелким зубчатым штампом, и содержит в тесте песок. Другой фрагмент украшен полосой

наклонных отпечатков мелкозубчатого штампа. Основная масса обломков (74), обнаруженная в воде в 1-1,5 м от берега и лежавшая кучно в иле, принадлежит одному сосуду, который частично удалось реконструировать (рис.).

Сосуд [1] имел шейку средней величины, расширяющуюся раструбом кверху, шаровидное тулово и округлое широкое дно (отдел II, тип Аа по Гадзяцкой O., 1976). О.А. Кривцова-Гракова (1947) и Д.А. Крайнов (1972) относят подобные сосуды к поздним.

Орнамент образует две зоны – на шейке и плечиках. Этот признак, по мнению Д.А. Крайнова (1972) и О.С. Гадзяцкой (1976) является хронологическим и указывает на бытование данного сосуда также в поздние периоды развития фатьяновской культуры. Отпечатки мелкозубчатого чекана создают два мотива орнамента – полосы вертикальных оттисков и одинарный зигзаг. Последний мотив интересен тем, что довольно часто встречается в орнаментальных композициях сосудов Ивановской и Ярославской группы памятников и наиболее широко представлен в орнаментике балановских сосудов (Гадзяцкая О., 1976). Уплощённый край венчика украшен непрерывной полосой вертикальных оттисков зубчатого штампа. На шейке этот мотив орнамента повторён, но уже прерывисто, образуя начало четырёх лопастей, спускающихся на тулово сосуда. Лопасти состоят из десяти горизонтальных полос наклонно поставленного зубчатого штампа, завершающихся полосой одинарного зигзага. Такой лопастной рисунок, доходящий до середины сосуда, является характерной принадлежностью низкошейных сосудов (Крайнов Д., 1972). Сочетание же лопастного узора с высокошейной формой сосуда встречается довольно редко. Аналогичная посуда встречена на ряде фатьяновских могильников верхневолж

с.22

ской группы (Крайнов Д., 1972). Отличаются они от сосуда с Сунгурова II тем, что лопастной узор на них представлен всего лишь 1-4 полосами наклонно или вертикально поставленных отпечатков штампа и не доходит до середины сосуда, образуя короткие лопасти. На некоторых памятниках прослеживается, таким образом, нарушение орнаментальных традиций, перенос орнаментальных схем с сосудов одного типа на сосуды другого типа. Ярким проявлением этого процесса можно считать сосуд Сунгурова II. Объяснить причины такого явления пока не представляется возможным, однако нельзя не отметить связь его с широким распространением и, видимо, популярностью на позднем этапе развития фатьяновской культуры амфоровидных низкошейных сосудов с лопастным узором. Определённую роль здесь, видимо, играло и влияние орнаментальных традиций средневолжских племён, одна из которых выражается в частом использовании в атли-касинской орнаментике метопов из вертикальных линий (Степанов П., 1950).

Сосуд изготовлен из хорошо отмученной глины с примесью шамота. Такая примесь, по замечанию О.С. Гадзяцкой (1976), редко встречается в тесте фатьяновских сосудов, но преобладает в тесте сосудов балановских памятников. Сосуд лепился ленточным способом, о чём свидетельствуют фрагменты, которые распались по спаю лент. Ленты имели ширину 3-3,5 см. Толщина стенок – 5-7 мм. Наружная поверхность залощена.

с.23

Всё рассмотренное выше говорит о довольно позднем (в рамках фатьяновской культуры) бытовании сосуда и соответственно фатьяновского комплекса на поселении (Буньковский этап – ХУ в. до н.э.).

Четвертая группа включает в себя ямочно-гребенчатую керамику (6 экз,). Она представлена, в частности, двумя фрагментами венчиков. Один из них от миниатюрного сосуда, без орнамента, другой украшен ямочно-гребенчатым рисунком. Срезы венчиков округлые, не орнаментированы. Фрагменты стенок украшены ямочным (1), ямочно-зубчатым (1) и редкоямочным (1) орнаментами. Ямки конические, на внутренней поверхности стенок образуют «жемчужины». Все обломки тёмно-коричневого цвета, хорошего обжига. Толщина их колеблется от 4 до 9 мм. Тесто содержит примеси песка и дресвы. В целом, эта керамика, аналогии которой известны на многих льяловских поселениях Волго-Окского междуречья, имеет развитый облик и может быть датирована рубежом IV-III тыс. до н. э.

Кроме керамики найдено 12 отщепов из жёлтого и коричневого валунного кремня, пять из них имеют нерегулярную обработку. Орудие всего одно – обломок наконечника стрелы, обработанный струйчатой ретушью с чётко оформленным черешком. Аналогичные наконечники встречены на ряде памятников эпохи позднего неолита - ранней бронзы лесной зоны Европейской части СССР, в том числе в некоторых фатьяновских могильниках (Крайнов Д.,1972). Определить культурную принадлежность сунгуровского наконечника сложно, но наиболее вероятна его одновременность фатьяновскому керамическому комплексу. Синхронен последнему, очевидно, и обломок правильной пластины шириной 11 мм без вторичной обработки.

Таким образом, Сунгурово II являлось многослойным памятником, первыми обитателями на котором были носители льяловской культуры (рубеж IV-III тыс. до н.э.). В ХV в. до н.э. здесь побывали фатьяновцы. В VI-XII вв. пустующий мыс заселили финно-угры, а в ХVII в. на этом месте существовало русской селище.

c.39-40

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Гадзяцкая О.С., 1976. Памятники фатьяновской культуры: Ивановско-Горьковская группа // САИ. Вып. В1-21.

Крайнов Д.А., 1972. Древнейшая история Волго-Окского междуречья. М.

[1] Высота шейки - 2,8 см, диаметр узкой части шейки - 16,2 см, общая высота сосуда около 20-22 см.