Блицкриг силен маневром или Рейхенбергский невпопад

02.08.2018

Развязывая Семилетнюю войну, прусский король Фридрих II прекрасно осознавал, что, если составившаяся против него коалиция навалится сразу всем скопом, победные военные песни петь не придется. Поэтому делал ставку на тактику блицкрига (столь излюбленную немцами и до, и после этого правителя), рассчитывая первым делом накостылять неповоротливым австрийцам.

- Священная Римская империя, может, и не колосс на глиняных ногах, - разглагольствовал тогда еще не старый Фриц в кругу своих генералов. – Но государственное образование довольно рыхлое. Кого только у них там нет: и мадьяры, и итальянцы, и чехи, и хорваты какие-то… Короче, вдарим по всему этому разноплеменному сброду нашим монолитным прусским кулаком – они и разбегутся в разные стороны.

В общем-то, надо отдать должное прусским военачальникам – важный в любом блицкриге фактор неожиданности им удалось обеспечить. Вторжение в Богемию, начавшееся 18 апреля 1757 года, стало для имперцев полнейшей неожиданностью. Австрийские силы были довольно внушительны, но именно по этой причине были вынуждены рассредоточиться на четыре части, стоявшие довольно далеко одна от другой – скопившись в одном месте, они быстро опустошили бы все тамошние продовольственные склады, обрекая себя на полуголодное существование.

Кавалер ордена Черного орла герцог Август Вильгельм Брауншвейг-Бевернский.
Кавалер ордена Черного орла герцог Август Вильгельм Брауншвейг-Бевернский.

Кстати, на чужой каравай очень рассчитывали и пруссаки, которые всегда были большими любителями подкормиться за счет оккупированных территорий. Именно поэтому командовавший одной из четырех основных колонн прусской армии герцог Август Вильгельм Брауншвейг-Бевернский развивал наступление на город Юнгбунцлау, где находился крупный австрийский магазин. Противником генерала от инфантерии на этом направлении был генерал-фельдцехмейстер граф Кёнигсегг, под началом которого находилось 28 тысяч солдат против 18 тысяч (по другим данным, 20 тысяч) в прусском корпусе. Но сначала именно воины империи продемонстрировали умение драться против значительно превосходящих сил противника.

Первая стычка произошла у местечка Течен, где «200 хорватцев» промурыжили вдесятеро превосходящий их вражеский авангард целых четыре дня. А потом, в отличие полегших до единого древнегреческих прототипов, смогли прорваться к своим, даже не потеряв артиллерию – правда та состояла-то всего из двух пушек. Затем на передовой отряд герцога Бевернского несколько раз подряд налетала австрийская кавалерия – и не подоспей вовремя подкрепление, пруссакам пришлось бы туго. Наконец, 21 апреля, подойдя в свете занимавшейся зари к городку Рейхенберг (ныне это чешский Либерец), они обнаружили перед собой и главные силы Кёнигсегга.

Атака австрийской кавалерии.
Атака австрийской кавалерии.

У австрийцев было время, чтобы окопаться – свои флеши и редуты они начали возводить еще зимой. Но Бевернский воспользовался тем, что полевые укрепления врага разделяет река Нейсе. И двинул свои войска по ее левому берегу, в то время как основная позиция Кёнигсегга была на правом. В итоге из боя оказались выключены сразу восемь батальонов и 18 тяжелый полевых орудий – фактически половина австрийской армии. Солдаты генерала Ласси, державшего оборону на этом участке, могли, как бы теперь выразились, запасаться поп-корном, ибо из важнейших участников предстоящей баталии становились лишь ее пассивными зрителями. Зато остальным их товарищам скучать не приходилось: на 12 тысяч австрийцев обрушились 16 тысяч пруссаков.

Граф Фарнц Мориц фон Ласси в бою у Рейхенберга не участвовал, но сумел отличиться позже.
Граф Фарнц Мориц фон Ласси в бою у Рейхенберга не участвовал, но сумел отличиться позже.

Для начала Бевернский, весьма раздраженный предыдущей активностью вражеской кавалерии, позаботился о том, чтобы нейтрализовать три полка австрийских кирасир и драгунов, затаившихся в ложбинке на левом фланге. Для этого пришлось провести две сильные атаки и даже подтянуть резервы, но в итоге задача была выполнена – приведенные в полное расстройство кавалеристы вразброд ускакали в глубокий тыл.

Теперь можно было заняться австрийской пехотой, укрепившейся за ручьем. Выкатив пушки, пруссаки открыли плотный огонь по противнику, в то время как саперы поспешно наводили переправы. Едва был забит последний гвоздь, как гренадеры ринулись по мосткам и штурмовым броском овладели позициями австрийцев. Кёнигсегг попытался контратаковать, но его солдат просто смяли товарищи, бегущие под натиском воодушевленных пруссаков.

Прусские артиллеристы успешно прикрывали наведение переправ через ручей.
Прусские артиллеристы успешно прикрывали наведение переправ через ручей.

После шестичасового боя, к 11 утра австрийский генерал-фельцехмейстер находился уже в 10 километрах от поля Рейхенбергского боя, поспешно отступая к Праге. Можно констатировать, что успех его визави - герцогу Бевернскому принесло умелое маневрирование, сопряженное с решительными действиями в атаке.

У пруссаков на этом деле из строя выбыло из строя 28 офицеров и 615 солдат. Кёнигсегг сообщал в ставку о примерно тысяче своих убитых и раненых бойцов, хотя Бевернский в донесении королю указывал, что таковых было почти вдвое больше. Как бы то ни было, победителям удалось захватить богатые трофеи, а главное, путь на столицу Богемии для Фридриха II теперь был фактически открыт.