Мертвые деревни Сибири / Краснотуранский район Красноярского края

22.06.2018

В Краснотуранском районе Красноярского края много деревень, появившихся совсем недавно, в 60-е годы. Сегодня они живут по-разному, имеют различный «градус благополучия». Есть и немало таких, которые исчезли с лица земли в последние 20-30-50 лет. Однако проезжая по трассе, не увидишь брошенных домов или руин – здесь все иначе.

Переселение 60-х

Активный рост новых деревень в районе связан с формированием водохранилища Красноярской ГЭС. 132 населенных пункта 5 районов края попадали в зону затопления – обжитые деревни с вековой историей, устоявшимися традициями, жизненным укладом. Среди затапливаемых деревень три имели статус районных центров – отнюдь не мелкие населенные пункты. В числе затапливаемых сел был и Краснотуранск – одно из первых местных поселений, в 1707 г. основанное как Абаканский острог. В общей сложности под переселение попадало около 60 тыс. человек.

Люди разъезжались туда, где требовались рабочие руки. Новым местом жительства для многих стал Дивногорск – город строителей новой гидроэлектростанции. Тех, кто оставался, из 20 прежних деревень Краснотуранского района переселили в 6 вновь образованных деревень со старыми названиями – Краснотуранск, Беллык, Белоярск, Сыда, Восточное, Лебяжье.

В 1967 году прежние места этих поселений ушли под воду навсегда. Остались на дне церкви и кладбища, леса и сельхозугодья, дома и улицы.

Такая масштабная операция всегда имеет не только очевидные, но и скрытые минусы. Отрыв от корней, от обжитого предками места никогда не проходит для человека бесследно. Сейчас большинство из нас мобильны, для нас это не представляется чем-то трудным. Но одно дело – когда ты по натуре путешественник, когда снимаешься в путь по собственной воле, по складу своего характера. И совсем другое – когда привычные, родные места приходится покидать по внешнему указанию, насильно. Последствия такой ломки бывают непредсказуемы.

«Новая волна»

Возможно, «великое переселение» 60-х сыграло свою роль в том, что в конце 80-х и начале 90-х переезд на новое место уже никому не казался катастрофой, чем-то небывалым, невозможным. И когда с началом перестройки стали возникать сложности с работой, в головах людей быстро складывалось решение: переехать.

Развитие инфраструктуры, строительство автодорог ускорило процесс. Начав ездить на работу в близлежащий поселок или город, люди вскоре уезжали насовсем. Так закончили свое существование деревни Метихово, Шиловка.

Но домов в тех местах, где были эти деревни, не осталось. Нет ничего, что бы напоминало о том, что когда-то здесь жили люди. Разве что небольшой съезд с основной трассы, уже через пару метров утопающий в траве.

По рассказам старожилов, многие семьи, переезжающие в соседние деревни, свои дома перевозили с собой. А что нецелесообразно было перевозить, разбирали на дрова. После бывшие улицы ровнялись трактором. Именно поэтому не осталось в этих местах ни столбов, ни остатков заборов или остовов печей. Только безупречно ровная поверхность.

Ничто не напоминает о том, что еще 20 лет назад на этом месте была деревня.
Ничто не напоминает о том, что еще 20 лет назад на этом месте была деревня.

Единственная примета прошлого - памятник солдатам села, погибшим в Великой Отечественной Войне.
Единственная примета прошлого - памятник солдатам села, погибшим в Великой Отечественной Войне.

Судя по внушительному списку на обелиске, деревня была совсем не маленькая.
Судя по внушительному списку на обелиске, деревня была совсем не маленькая.

Для меня, правда, большим вопросом остается столь же безукоризненное исчезновение кладбищ. О том, чтобы их переносили, не слышала. А следов, даже спустя каких-то 20 лет – нет.

Совсем недавно мы с детьми ходили гулять до Метихово (от нашего села до туда около 3 км). Название деревни даже еще обозначено на картах края и района. Постановление о ликвидации деревни подписано в 1999 году. Единственная примета бывшего поселения – памятник участникам ВОВ. Старшеклассники нашего села под руководством куратора по делам молодежи ежегодно к 9 мая обновляют памятник: чистят и красят оградку, белят сам монумент, освежают надписи и венки.

Этот памятник, небольшой прямоугольник из бетонных столбов на месте бывшего телятника и квадраты, очерченные зарослями крапивы по границам бывших заборов, - вот и все, что напоминает о погибшем поселении.

Так и получается, что мертвые деревни Сибири зачастую оставляют о себе лишь память в сердцах тех, кто некогда жил в этих краях. А их с каждым годом все меньше и меньше. Никому и в голову не придет восстанавливать их, создавать музейные экспозиции или ставить на этом месте какой-либо памятный знак. «Умерла – так умерла», а люди живут дальше.

С одной стороны, это естественно. У каждого населенного пункта, как у человека, своя судьба. С другой стороны, мне печально – упоминания о таких деревнях проносятся в сознании как трагическая весть о ранней гибели малознакомых людей. И наша привычка по внезапной прихоти менять место жительства, бросая облюбованные предками места, уже не кажется столь естественной и безобидной…

Если статья понравилась, жмите «лайк», делитесь ею в соцсетях, подписывайтесь на канал и регулярно получайте наши новые рекомендации. Обсудить прочитанное, задать вопрос или поделиться своим опытом можно в ВК, в открытой группе канала: https://vk.com/club166773273.