Я уехал в командировку и оставил кота одного дома, как он там?

Однажды ко мне приблудился кот. Он стал ходить в наш в офис, сидел под дверью целыми днями. По виду кот был совершенно домашний – наверное, потерялся или выбросили за ненадобностью.

Всем коллективом мы его подкармливали по мере сил. Потом развесили по району объявления с фотомордой и даже дали объявление в газету, но хозяева не обнаружились. Надо сказать, что я в том момент был в легкой депрессии на фоне жизненных неурядиц, и кот обращал на меня более пристальное внимание, чем на остальных сотрудников. Видно было – ласковый, не вредный. Спустя пару недель я его забрал к себе – вместе веселей, да и не погибать же бродяге…

Завел я, значит, этого серого кота, а вместе с ним всю сбрую – миски, туалет, кошачьи игрушки. Не мог только имени завести –так и величал Котом, пока не зашел ко мне в гости товарищ. Посмотрел он в лицо зверя и говорит:

- Всё понятно, зовут его Бася!
- Ну, Бася так Бася, - подмигнул я серой наглой морде.

Животина оказалась весьма приличной в поведении – где попало не гадила, обои не драла, баб в дом не водила. Кроме того, Бася оказался очень ласков – давал себя гладить, мурчал сказки на ночь и проявлял прочие кошачьи милости. Вот только слишком волосат был и пушист – шерсть заполонила все пространство. С этим неудобством мы справлялись при помощи пылесоса, то есть я очищал дом от шерстяного покрова, а Бася обратно все засыпал своим пухом,

Тут меня вызывают в короткую командировку в Москву. Сутки на поезде туда, сутки там, еще 24 часа обратно. Мы с Басей стали советоваться, как быть – нанять ему няньку или он три дня протянет самостоятельно? Решили посторонних в дом не пускать, справиться своими силами.

Все было подготовлено основательно и со страховкой. Бася получил своего любимого сухого корма целый таз – ему хватило бы на неделю. Второй таз был заполнен водой, тоже с запасом то есть. Балкон остался открытым для прогулок (дело было летом, балкон застеклен). Туалет очищен и засыпан свежим наполнителем. Короче, всё ок. Облобызались мы, и я уехал.

В Москве дела мои вполне удались, а вот обратный выезд – не очень. Я опоздал на поезд. Пришлось ждать еще сутки до нового рейса, итого в минусе у меня два дня, а у Баси плюс 48 часов одиночества. Я, конечно, переживал – как он там?

На следующий день волнение мое усилилось, я стал представлять драматические картины. Например, Бася мог опрокинуть корм в таз с водой. Чисто теоретически. В итоге еда не пригодна, вода тоже испорчена. Или он станет испытывать стресс, думая, что его снова бросили и получит от этого инфаркт.

А может, прошел ураган, выбил стекла на балконе, и в дом залетела хищная птица? Начинается борьба между котом и пернатым! Летят стекла и падают люстры! Бася ранен в тяжелом бою, истекая кровью он думает: «Эх, новый хозяин, что же ты меня бросил в одиночестве? Я защищал наш дом, а теперь, в мой последний час, стакан воды подать некому. Погибаю, не поминайте лихом!»

В общем, вы знаете, как это бывает – напредставляешь себе с три короба. И вот я еду в паровозе, испытывая на верхней полке нервный тик. Мне не спится, не лежится и не читается. Куриный доширак в горло не лезет. Воздуху не хватает. Я думаю – зачем мы не взяли котовую няньку с 25-летним стажем, это было глупое решение, даже всего на три дня.

И вот весь такой нервный прибываю я на вокзал. Еще два часа ехать на автобусе до моего населенного пункта. Еду, пью валерьянку. Попутно звоню знакомым и соседям, в надежде разузнать, не было ли в городе пожаров и наводнений, от которых мог бы пострадать мой кот. Ничего такого не выяснилось, но мне от этого не легче.

И вот мы прибыли. Я бегу по улице с чемоданом, задыхаясь поднимаюсь на пятый этаж, трясущимися руками открываю замок, потом второй. Зажмурившись, заглядываю в прихожую. Нет следов пожара, потопа и прочих неприятностей. Тазы с едой и водой в целости, корм слегка разбросан, туалет порядком загажен. Значит, кот жив! Но почему он не выходит?

Я пробираюсь в комнату и вижу, что Бася безмятежно спит на кровати в традиционной позе. В этот момент он поднял голову, разлепил шары и посмотрел на меня одним глазом. Затем так же спокойно глаз свой закрыл и продолжил спать дальше. Вот, наглец!

Выяснилось, что кот не только не пострадал и не обиделся, он вроде бы даже не заметил моего отсутствия. Ел, пил, спал и портил туалет – типичное существование, совершенно райское.

Мы еще год жили вместе. А потом мне пришлось переехать в более крупный город – Санкт-Петербург. Басю я не мог взять в неизвестность, поэтому сдал его вместе с квартирой своему товарищу – тому самому, который и обозвал кота Басей.

Когда на новом месте все наладилось, я поехал проведать свою семью и забрать кота. Но мне его не отдали.

Друг сказал, что они очень привыкли к совместному существованию, а как может повернуться ситуация в Питере – еще не известно, и пусть лучше котяра остается на своем месте, не испытывая новых стрессов. Я с этими аргументами согласился. Бася получил нового хозяина и снова, кажется, не заметил перемен в своей безоблачной жизни.

Понравилось? Подпишись на канал, лайки приветствуются))