- Переезжаешь? - Дмитрий удивился. - Да! - Валерия улыбнулась. - У меня начинается совсем другая жизнь!..

15 June
6,2k full reads
21k story viewUnique page visitors
6,2k read the story to the endThat's 30% of the total page views
9,5 minutes — average reading time
Американский художник Daniel F. Gerhartz
Американский художник Daniel F. Gerhartz
Американский художник Daniel F. Gerhartz

Для новых читателей:

Друзья! Я считаю правильным предупредить о том, что Вы читаете художественное произведение - повесть о жизни людей из одной семьи и их друзей. Время событий - с 1981 года по настоящее время. В повести несколько параллельных сюжетных линий. Герои вымышленные, это собирательные образы. Но многие характеры и события написаны «с натуры» и действительно когда-то имели место быть.

Если будет интересно – оставайтесь, буду рада.

Все опубликованные ранее главы можно найти по ссылкам здесь:

Содержание повести «Научи меня прощать» .

Если я кому-то не ответила в комментариях - прошу простить. Это не из-за невнимания к Вам, а исключительно из-за недостатка времени.

Приятного чтения!

_____________

Подняв глаза и узнав, знакомый до боли, силуэт, наткнувшись на взгляд внимательных глаз, Лера застыла.

В голове промелькнуло только одно: зачем…

Зачем?! Зачем этот человек снова появляется в её жизни? Неужели мало он натворил?!

Валерию охватило гневное отвращение.

Она уже почти забыла это красивое лицо, крепкую фигуру, эти глаза с прищуром. Она не хотела снова ничего вспоминать!

Только сейчас Лера стала чувствовать, что счастлива. Потому что счастье в жизни давали не деньги, не посещение модных мест и дорогих ресторанов. Счастье давали даже не объятия красивого мужчины, который говорил ей когда-то, что она, Валерия – королева.

У неё уже было счастье! Всегда, прямо у неё в руках. Её родители живы, её отец живёт вместе с любящей его женщиной, есть брат, есть племяшка-Наташка. Они любят её и поддерживают, несмотря на её несносный, временами, характер.

А Зина?… Как она ошибалась на её счёт!

Эта женщина стала для Леры настоящим другом в эти непростые два месяца. Это она, Зина, и Ольга – они вытащили её из депрессии, расшевелили, показали, что жизнь – это не только «штаны рядом», как выразилась о Дмитрии как-то в сердцах Зина.

Счастье – в людях, которые тебя окружают. В их любви и заботе. А вовсе не в том, что кто-то постоянно говорит тебе, что ты самая-самая и ты – королева…

Да хоть Елизавета Английская из династии Тюдоров!

Лера всегда считала себя неглупой женщиной, а попалась на самую банальную лесть.

Теперь причина всех её последних несчастий и мучений стоял перед ней и держал её за руку.

Она стряхнула с себя эту руку, как стряхивают противное насекомое. Паука, например. Даже в лицо Дмитрию смотреть не хотелось.

- Что тебе нужно? – голос Валерии звучал бесцветно и абсолютно равнодушно. – Ты получил, что хотел. Тебе нужна была икона – ты её забрал. Денег у меня нет Поищи где-нибудь в другом месте.

- Лера, зачем ты так?

Она задохнулась от возмущения.

- Как так?! Что ты ожидал?! Красной ковровой дорожки? Распахнутых объятий с воплями: «Вернись, я всё прощу!», так, что ли?

Дмитрий снова попытался взять её за руку, но Валерия испуганно отшатнулась.

- Что, торговка крашенная тебя отшила? Не нужен ты ей больше? Решил у меня тихого пристанища поискать, пока новая богатая баба не подвернётся?

- Лера, ты всё не так поняла! Я же говорил тебе, что я игрок и…

Но женщина рассмеялась.

- Игрок? Возможно. Но то, что ты ещё и альфонс, и это твоя основная профессия – я уже поняла. Поэтому сказки свои будешь рассказывать кому-нибудь другому.

Она наконец посмотрела на него.

Дмитрий был жалок.

Нет, он по-прежнему был одет «с иголочки», начищенные импортные ботинки блестели. От него всё так же пахло дорогими сигаретами и горьким шоколадом.

Но в его взгляде блуждал страх.

Настоящий, животный страх. Тот, который сводит с ума и не даёт спокойно спать по ночам. Под глазами залегли тёмные круги, он выглядел осунувшимся, прежний лоск уже не мог обмануть пристального взгляда Валерии.

- Я тебя люблю… - Дмитрий сделал шаг к ней.

Валерия усмехнулась.

- Ну да… Так любишь, что даже ограбил. Хороша любовь. Хотя ладно, не ограбил. Обманул. Правда для меня это теперь одно и то же. Из-за тебя мой отец попал в больницу! Думаешь, я могу такое простить?!

- Лера, только не перебивай, выслушай, пожалуйста… - Дмитрий говорил торопливо и сбивчиво, словно опасаясь, что не успеет сказать всё, что хотел, - я не понимаю, что происходит, но это просто мистика какая-то… Я правда тебя люблю! Понимаю, что ты вряд ли сможешь простить меня за то, что я сделал, но я больше так не могу!!!

Он почти кричал. На них стали оглядываться прохожие.

- Хочешь, я встану на колени?! Только выслушай!

Лера испугалась, что Дмитрий и вправду бухнется ей в ноги. То, что происходило с ним, было похоже на истерику.

- Хорошо, – кратко сказала она. – Я тебя выслушаю. А потом ты уберёшься из моей жизни навсегда, понял?!

Дмитрий потерянно кивнул и, уже не делая попыток взять Валерию за руку, покорно зашагал за ней следом.

Шли молча. Она впереди, а он плёлся рядом.

Валерия поглядывала на Дмитрия украдкой.

Он изменился. Взгляд больше не дерзкий и шальной, как раньше, с ним и вправду что-то произошло. Ну что же, скоро она обо всем узнает…

Лера остановилась возле маленькой витрины. На вывеске значилось: «Кулинария». С недавнего времени это было коммерческое заведение.

Раньше Дмитрий бы и не подумал сюда зайти. Лера вспомнила, как он презрительно морщил нос на маленькие столики, виднеющиеся за витриной. Обычно здесь всегда было много народа, в основном – студенты, забегающие в свободные пары съесть какой-нибудь пирожок и выпить стакан горячего чая. Выбор был небольшим. Кофе продавали исключительно растворимый. Он сильно горчил и был очень дорогим.

Валерия толкнула дверь, ныряя, словно в дымку, в аромат свежего хлеба. Иногда она покупала тут «Солодовый». Хлеб был круглым, с вкусной коричневой корочкой, похожий на огромный овсяной пряник. Его разрезали на четыре части и продавали четвертинками, так было дешевле.

Пять высоких столиков еле умещались в тесное пространство, стульев не было. Но им повезло. Из посетителей была единственная молодая пара, явно студенты. Столик у окна оставался свободным.

Валерия кивнула на него Дмитрию, и тот покорно встал у стола, поджидая Леру. Он даже не сделал попытки подойти к прилавку, где полненькая пожилая продавщица шустро орудовала тряпкой, протирая и так чистую, вытертую до блеска, деревянную столешницу от несуществующих крошек.

Валерия попросила стакан чая и пирожок с капустой.

Полненькая женщина улыбнулась и ловко подцепила двузубой металлической вилкой с подноса за стеклом пирожок. Положила его в квадрат оберточной бумаги, подала Валерии. Взяв с подноса чистый гранёный стакан, налила в него чая.

- Приятного аппетита! – заученно и скоро проговорила она, получая деньги, и снова взялась за свою тряпку, опять протирая прилавок, наверное, в тысячный за день раз.

Лера подошла к столику. Повесила на крючок сумочку, держа пирожок в бумаге, надкусила его.

Пирожок оказался совсем не плох. Сладковатый вкус тушёной капусты напомнил Зину. У неё получались прекрасные пироги, которые очень хвалил отец. Лера улыбнулась.

Дмитрий заметил улыбку и нервно сцепил пальцы в замок. Было видно, что ему очень хочется закурить. Он даже достал сигарету.

- У нас не курят! – тут же раздался от прилавка обеспокоенный женский голос.

- Нет, нет, не волнуйтесь, я не стану курить! – голос Дмитрия неожиданно сорвался на фальцет в конце фразы. Он закашлялся.

- Прости. Я волнуюсь.

Лера усмехнулась.

Слышать такое от бывшего ухажёра, всегда такого самоуверенного, было непривычно.

- Ну, и что ты хотел мне сказать? – Лера сделала глоток чая. Как ни странно, тот был крепким, в меру сладким и приятно бодрил, несмотря на то, что был почти остывшим. – Я внимательно слушаю.

- Просить прощения бесполезно? – Дмитрий, казалось, посмотрел на Валерию с надеждой.

- Абсолютно, – спокойно подтвердила она, с удовольствием жуя пирожок.

К ней вернулся хороший аппетит. Это радовало.

Как она могла влюбиться в этого человека? Где были её глаза?

- Так что ты хочешь? – снова переспросила Валерия.

- Королева… - начал Дмитрий, но Лера тут же остановила его брезгливым жестом. – Давай только без этого дешёвого пафоса. Я уже не наивная дурочка, которой ты развесил лапшу на оба уха. Если тебе что-то нужно, говори. Нет – каждый идёт своей дорогой.

Дмитрий удивился её спокойствию.

Он боялся теперь этой новой Леры и одновременно хотел её. Ещё больше хотел.

Новая, сильная Валерия нравилась ему намного больше, чем прежняя, преданно заглядывающая в глаза. Он судорожно вздохнул.

- Лера, я понял, что был глупцом. Подожди, не перебивай, - сказал он прежде, чем Лера вновь его остановила, - я хочу объяснить!

Он снова повертел в пальцах сигарету.

- Конечно, ты права. Я тебя обманул даже тогда, когда назвал себя игроком. Я действительно альфонс, живу за счёт богатых женщин. Но я не только альфонс, Лера.

Дмитрий замялся и продолжил нехотя:

- Я работаю на одного очень влиятельного и богатого человека, понимаешь? Если тебе будет понятно – он один из «хозяев» города.

- Это ему нужна была икона? – догадалась Валерия.

- Да. – Дмитрий обречённо кивнул. – Он настаивал, чтобы я достал её любым способом. И торопил со временем, угрожая применить свои собственные методы, понимаешь? Я посчитал, что самый безопасный для тебя способ – обмануть тебя. Чтобы ты отдала мне икону сама.

- как благородно с твоей стороны! – Валерия не удержалась от сарказма. - А дальше? Дальше ты не рассчитал того, что я кинусь тебя искать, да? И увижу тебя с этой, прости за моветон, крашенной хабалкой?

Дмитрий кивнул.

- Не рассчитал. Подумал, что ты, как всегда, просто дождёшься моего возвращения. Я бы просто сказал, что благодаря тебе уладил вопрос с долгами. Поклялся бы, что больше никогда не стану больше играть.

- Дима, ты же не полный глупец! Ты же не мог всерьёз подумать, что я приму всё за чистую монету?

Дмитрий пожал плечами.

- Ты была влюблена. Я это видел. Влюблённые женщины делают и не такие глупости.

Лера спокойно допила чай.

- Предположим, я бы поверила. Но как бы ты объяснял мне свои постоянные отлучки?

- Обычно: работой, командировками. Я бы приносил деньги. То есть, ты бы думала, что это моя зарплата. Убеждать я умею, ты же знаешь.

Женщина кивнула, согласившись. Тут не поспорить. Дмитрий был очень убедителен. Особенно в постели.

- Я хотел на тебе жениться. Это правда.

Мужчина с восхищением оглядел Валерию.

- Ты очень красива, Лера, и очень умна. Я бы носил тебя на руках, задаривал подарками…

Женщина поморщилась.

- Подарками, которые покупал бы на деньги других, обманутых тобою, женщин?! Ты серьёзно? Рано или поздно, правда всегда выплывает наружу. На каждый роток не накинуть платок. На воре и шапка горит, неужели ты не понимаешь?!

- Понимаю. – Дмитрий был спокоен. - Но я всю свою жизнь живу на «авось». Так уж привык.

- Хорошо, допустим. А что сейчас тебя вынудило во всем мне признаться? Тоже любовь неземная?

Неожиданно Дмитрий вздрогнул и испуганно отпрянул от окна.

- Что такое? – Лера была удивлена. – Икону ты отнёс по назначению. Хозяин тобою доволен. Чего трусишь? Или торговки своей боишься?

Она рассмеялась.

- Я знаю, что ты мне не поверишь, но она мне сказала придти к тебе и покаяться.

Валерию с любопытством уставилась на Дмитрия.

- Кто? Торговка твоя?! Героическая женщина…

- Да при чём тут торговка?! – Мужчина вдруг проорал эту фразу на весь небольшой зал.

Женщина за прилавком подпрыгнула от неожиданности и выронила монеты, которые протянул ей молодой парень, только что зашедший в «Кулинарию».

Монеты, подпрыгивая и звеня, покатились по прилавку.

Парень удивлённо оглянулся на Леру с Дмитрием, словно раздумывая, оставаться ли ему в таком шумном заведении или быстро «сделать ноги».

- Простите! Я случайно. Больше не повторится! – Дмитрий громко извинился и снова повернулся к Валерии.

Понизив голос до громкого шёпота, он нерешительно проговорил:

- Понимаешь, ко мне приходит «она»!

- Да кто «она»? – Валерия по-прежнему недоумевала.

- Кто, кто?! Да женщина эта, с иконы! Как её там верующие называют… Богородица! – Мужчина рванул ворот рубашки так резко, что отлетела пуговица.

Не обращая на это никакого внимания, Дмитрий снова принялся крутить в пальцах сигарету.

- Лера, мне кажется, я схожу с ума. Я действительно схожу с ума!

-Ого! – Валерии действительно стало интересно. – И что, она прямо говорит с тобой?

- Нет. Не говорит. В прямом смысле слова. Я просто слышу слова, как будто внутри головы. А ещё она всё время плачет! Приходит и плачет! Тихо так… И горько-горько, словно, ей меня жаль. Так только мать моя плакала, когда я в детстве шалость какую-нибудь глупую совершал.

Сигарета в пальцах Дмитрия, наконец, сломалась пополам, крошево крепкого табака рассыпалось по столу.

Валерия с интересом наблюдала, как Дмитрий, этот лощеный пижон, ни секунды не задумываясь, провел рукой по столу, смахивая крошки в ладонь другой руки, высыпая этот мусор прямо в карман собственного пиджака. Туда же он отправил и сломанную сигарету.

Похоже, что Дмитрий не врёт.

У него действительно проблемы…мммм…с головой.

- К врачу не пробовал обращаться?

- Лера, ты издеваешься?! Я здоров!

Валерия пожала плечами.

- Как сказать. Это ведь не ко мне во сне является нарисованная на деревянной доске женщина, и не даёт мне спать.

- Не веришь? – Дмитрий устало кивнул. – Никто не верит.

Он достал из пачки ещё одну сигарету.

- Словом, я не знаю, что происходит. Но я больше не могу жить так, как жил раньше.

Валерия искренне удивилась.

- Похвально. Но что ты хочешь от меня? Чтобы я тебя пожалела? Приняла обратно?

- Я надеялся, что ты мне поможешь… Начать новую жизнь…

Дмитрий смотрел с надеждой, ловя глазами Лерин взгляд.

Однако женщина покачала головой.

- Прости. Но я, Дима, уже тобой переболела. И выздоровела. Болеть снова у меня нет никакого желания. Есть хорошее выражение: невозможно войти дважды в одну и ту же реку. С твоей жизнью ты будешь разбираться сам.

- Но я тебя люблю. Действительно люблю! Я это понял!

- Дима, поздно. Всё поздно. Со временем, я тебя прощу, конечно, но не сейчас. Но я тебе благодарна!

Дмитрий в свою очередь удивленно посмотрел на улыбающееся Лерино лицо.

- Благодаря тебе и твоему поступку я, наконец, поняла, какие замечательные люди меня окружают. Настоящие люди! Люди с большой буквы! А всё остальное… Это так… Блажь!

Дмитрий опустил голову, обхватив её руками.

- Господи, какой же я…

Лера смотрела на него… с жалостью.

Она не ожидала от себя этого чувства. Ожидала гнева, даже ярости, ей казалось, что как только она увидит Дмитрия, ей захочется, чтобы он тут же испытал такую же боль, какую причинил ей самой.

Однако теперь она его жалела.

- Я уезжаю…

Голос мужчины был пустым и каким-то безжизненным. Казалось, он надеялся на вопрос, из последних сил надеялся, что Лера будет его останавливать, но она только понимающе кивнула.

- Куда?

- Ещё не знаю. Наверное, куда-нибудь на Север. Может быть, в Мурманск. Или Архангельск.

Дмитрий замялся.

- Можно я буду тебе писать? Иногда? Хотя бы раз в месяц…

Женщина снова улыбнулась.

- Пиши. Только на почтовый индекс, «до востребования». Я скоро переезжаю.

- Переезжаешь? – В его голосе снова прозвучало удивление.

- Да! – Валерия весело рассмеялась. - У меня начинается совсем другая жизнь!

***

Они расстались там же, у витрины «Кулинарии».

Валерия долго смотрела вслед удаляющейся понурой фигуре.

Как там папа говорит? «Никогда не знаешь, где найдёшь, а где потеряешь».

Золотые слова…

____________

Повесть "Научи меня прощать". Глава 97.

Ссылки по повести:

Начало здесь...

Предыдущая глава здесь...

Содержание повести "Научи меня прощать"

Продолжение здесь...

Любое полное или частичное копирование и использование текста запрещено. Любое использование текста с указанием авторства и ссылкой на оригинал - только с разрешения автора.

Свидетельство о публикации №221061501434

___________

Друзья, не забывайте проверять подписки! Напоминаю, что Дзен может самостоятельно отписывать читателей от выбранных ими каналов.

___________

Нормальная конструктивная критика приветствуется. Но не забывайте, пожалуйста, что у "критики" и "оскорбления" нет знака равенства. Это разные понятия.

Напоминаю правила канала (для новых читателей): Запрещена нецензурная лексика. Подобные комментарии вынуждена буду удалять. В общении друг с другом убедительная просьба не переходить на личности . У каждого - своё мнение. Не обязательно неправильное, просто - другое.