- Зина, может быть представишь своего неожиданного кавалера? – Ольга хитро улыбнулась и исподтишка глянула на подругу...

19 November 2020
Художник неизвестен. Если кто-то подскажет - буду благодарна.
Художник неизвестен. Если кто-то подскажет - буду благодарна.

Для новых читателей:

Друзья! Я считаю правильным предупредить о том, что Вы читаете художественное произведение - повесть о жизни людей из одной семьи и их друзей в 80-х годах прошлого века. В повести несколько параллельных сюжетных линий. Герои вымышленные, это собирательные образы. Но многие характеры и события написаны «с натуры» и действительно когда-то имели место быть.

Если будет интересно – оставайтесь, буду рада.

Все опубликованные ранее главы можно найти в посте «Содержание повести «Научи меня прощать». Если я кому-то не ответила в комментариях - прошу простить. Это не из-за невнимания к Вам, а исключительно из-за недостатка времени.

Спасибо, что остаетесь со мной и переживаете за главных героев. Приятного чтения!

С уважением ко всем вам, автор.

____________

Берёза шелестела мягкими, совсем ещё молодыми листочками. Лёгкий ветерок едва касался низко опущенных ветвей, и создавалось впечатление, что ветви разговаривают между собой, обсуждая последние новости уходящего теплого майского дня.

Мужчина, так долго стоявший под старым деревом, ещё раз посмотрел на светящееся окно квартиры – там двигался едва различимый за лёгкой тюлевой занавеской стройный женский силуэт.

Наконец он, в ярости, ударил ладонью по стволу ни в чем не повинного дерева. Ветви зашелестели сильнее, словно удивляясь внезапной гневной вспышке этого человека. Ведь совсем недавно он стоял тут долго, в полной тишине, опустив плечи, глубоко задумавшись и шевеля губами, словно разговаривая сам с собой.

Игорь (а это был именно он), резким движением поправил легкий плащ, и быстрым шагом направился прочь.

Что он тут делает? Зачем пришел? Какой смысл стоять тут, под её окнами, когда она этого совсем не замечает?

Он пытался разобраться в себе. Наверное, первый раз в жизни, его заинтересовал вопрос – почему все-таки жена ушла? Всю свою жизнь он был уверен: его поведение единственно правильное.

Ведь мать до сих пор живет с отцом. И Дашка живёт с ними, не уходит, хотя давно уже совершеннолетняя.

Сколько он себя помнил – их семья была идеальной. Знакомые отца хвалили его, как прекрасного семьянина, матери завидовали подруги. Их дом считался «хлебосольным», часто приходили гости. Мать – всегда красивая, в нарядном платье, они с сестрой – послушные и вежливые. Всё просто идеально!

Иногда, будучи маленьким, когда Игорь видел мать заплаканной, он искренне недоумевал, почему? Когда он спрашивал у этой тихой и милой женщины, из-за чего она плачет, та неизменно отвечала:

- Сынок, всё хорошо, у меня просто соринка в глаз попала…

Тогда маленького Игоря вполне устраивал такой ответ. Все эти взрослые проблемы были ему совсем непонятны и он спокойно возвращался к своим игрушкам.

Когда Игорь подрос, ему поневоле пришлось вникать в систему семейных правил, выстроенную отцом для семьи. Суть была простая: отец – главный. Всегда и во всем. Потому что он – мужчина. Ему никто не перечит, все выполняют его распоряжения. Если он доволен, то награждает домашних: мать получает очередное платье, сестра – куклу, а Игорь – поход с отцом в цирк. Так продолжалось недолго, наверное, до тех пор, пока он не пошел в школу.

Однажды Игорь с сестрой остались дома одни. Чувствуя полную свободу, они носились по квартире, хохотали, кидали друг в друга бумажные шарики, и он, в пылу очередной детской перепалки, задел горшок с большим комнатным цветком, стоявший на тумбочке в прихожей. Горшок слетел, глухо крякнул и развалился на три части, засыпав все вокруг влажной зёмлей.

Убрать следы преступления они вовремя не успели, хотя старались, но только развезли грязь по комнатам, когда в дверном замке повернулся ключ.

Отец страшно рассердился. Он холодно смотрел на детей, стоявших с виноватым видом. Но вот что главное: хотя это именно Игорь свалил цветок, отец кричал не на него, а на Дашку. И наказал тоже её.

Сестра плакала, объясняла, что совсем не виновата. Но отец только отчитал сестру ещё сильнее:

- И что?! Ты же девочка! Ты будущая хозяйка и мать! Именно тебе и надлежит следить за порядком в доме. Ты за полчаса не могла убрать все это безобразие? Откуда только у тебя руки растут!

Даша, плача, посмотрела в сторону матери, ища у той защиты. Но та не сказала ни слова. Просто принесла совок, веник, тряпку и тихо сказала мужу:

- Не волнуйся, я всему её научу.

Отец зло глянул в сторону жены:

- Уж ты постарайся! У меня две женщины в доме, почему я должен терпеть весь этот бардак? Идем, сын. Фильм начинается.

Отец взял Игоря за плечи и увел в другую комнату.

Сидя перед телевизором, Игорь ёрзал от какого-то непонятного чувства, не дававшего ему покоя, слыша скребущие звуки веника и чмоканье влажной тряпки из прихожей.

Набравшись смелости, он все-таки задал вопрос:

- Папа, но ведь это я разбил этот горшок?

Отец, невозмутимо уткнувшийся в экран, с удивлением на него посмотрел. Потом погладил по голове:

- Запомни, сынок: женщина на то и нужна мужчине, чтобы выполнять свою работу. Если ты будешь делать это сам, то зачем вообще нужна жена? Я зарабатываю, она кастрюли драит. Все честно.

- Но ведь мама тоже работает? – лицо Игоря представляло собой один большой вопрос.

- И что? Чем она так уработалась? Бумажки с места на место перекладывала? Её зарплата – копейки, по сравнению с моей. Мужчина зарабатывает, а женщина дом в порядке содержит. Это нормальное положение вещей.

Игорь замолчал. Он долго обдумывал отцовские слова. А потом решил – отец прав.

С этих пор его жизнь изменилась.

Он всё чаще снисходительно посматривал на мать, а в сестре больше не видел товарища.

Однажды, после ужина, мать попросила его помочь перемыть посуду. Отец сидел тут же, читал газету, но Игорь чувствовал, как он следит за ним, ждет от него чего-то, какого-то важного решения.

- У меня нет времени, - сказал тогда он матери. - Конец четверти. Завтра важная контрольная, нужно готовиться. Ты же не хочешь, чтобы твой сын получил «двойку»? Мне в институт поступать. Даша вымоет!

- А у меня завтра тоже контрольная! – Вдруг возмутилась сестра.- Я тоже должна хорошо учиться. Сегодня – твоя очередь!

- А тебе-то зачем? – Игорь пренебрежительно пожал плечами. – Зачем тебе институт? Выйдешь замуж, будешь за мужем, да за детьми следить. Вот твоя забота!

- Правильно, сын. – Отец был доволен и одобрительно кивнул головой. – Для тебя учеба важнее, тебе семью содержать. А все эти «бабские» хлопоты - не мужское дело.

Он строго глянул в сторону дочери:

- Вымоешь сама, не развалишься. А к брату не приставай.

Игорь видел тогда, как ниже опустила голову мать, как вспыхнула краской сестра. Даша больше ничего не сказала, покорно принялась мыть за него посуду.

После этого случая он с лёгкостью переложил все домашние обязанности на неё. Если мать отправляла его в магазин, он перепоручал это Даше. Если нужно было вытряхнуть пылесос – это тоже делала сестра. И так во всём.

Поначалу Дашка протестовала. Её просто выводила из себя такая несправедливость. Она пыталась игнорировать «перепоручения» брата. Но ей это дорого обходилось.

Когда отец спрашивал, почему не выполнена та или другая домашняя работа, сестра, гневно глядя в его сторону, объясняла отцу, что поручение было дано не ей.

Игорь, с совершенно невинным лицом сообщал, что у него слишком много дел, чтобы заниматься такой ерундой. Неужели сестре трудно начистить картошки? Это же женская обязанность – еду готовить!

Мать, как всегда, молчала, а отец тут же принимал сторону сына. Сестра, давясь слезами, снова отправлялась к кухонной раковине.

Постепенно Игорь привык к тому, что он во всем прав. Больше ему никогда не было жаль мать, не ёкало сердце при виде слёз сестры.

Игорь считал установившийся порядок правильным и верным.

И вот теперь вдруг Ольга ушла от него. Почему?!

Он обеспечивал ей безбедную жизнь, дарил подарки, на его деньги она шила себе наряды в самом дорогом ателье. От неё всего-то и требовалось – выполнять домашнюю работу и угождать ему. Он ведь любил её!

Игорь, злясь на весь белый свет, пнул ногой попавшийся по дороге камень.

Где благодарность? Ольга ушла, да какое там – ушла! Сбежала! Как последняя предательница! Даже вещи свои ухитрилась у соседки припрятать. Вот же змея! И соседка тоже хороша… Вроде «божий одуванчик», а вещи вернуть не удалось.

Игорь быстро шагал по тротуару, сунув руки в карман пальто. Две девушки, мимо которых он прошел, с интересом посмотрели ему вслед. Он приосанился, окончательно расправил плечи.

Нет, не может быть, чтобы такая глупая девчонка вдруг принялась мыслить своим умом! Наверняка тут дело в другом…

Кто-то её подговорил, научил, кто-то настроил против него! Он это обязательно выяснит. Даже если ему придется поселиться под этой проклятой берёзой! Игорь мстительно оглянулся, хотя дом Ольги уже был далеко.

Это жена виновата во всем! Испортила ему жизнь. А он собирался устроить сюрприз, отвезти её домой, в гости к родителям, как раз на майские праздники. У него имелись отгулы, он планировал заявиться к новой родне с подарками. Пусть все видят, какой он отличный муж и семьянин, совсем как отец! А теперь что?! Половину весны провёл, таскаясь по судам. Все друзья узнали – от него жена ушла. Словно он алкаш какой-то пропойный…

Игорь, погруженный в свои мысли, не заметил, как дошел до дома.

Поднявшись в квартиру, он достал начатую бутылку.

Налив рюмку, залпом выпил. Алкоголь обжег горло, по телу разлилось знакомое тепло.

Она ещё пожалеет о том, что сделала с ним! Повариха криворукая…

Игорь выпил ещё. Потом ещё… Сознание стало затуманиваться, мысли путались. Он устал. Просто устал.

Он тяжело сел на диван, улёгся, положив под голову скомканный плед, который всё ещё пах Ольгиными духами.

Уткнулся в него, и вскоре забылся тяжелым и пустым сном…

***

Зина аккуратно расправила «парадное» платье. Сегодня знаменательный день.

Ольга решила познакомить её с Костей. У них большие планы! Они договорились встретиться в центральном парке - Константин пригласил их в кафе-мороженое.

Дюймовочка волновалась, словно сама шла на свидание. Долго обсуждала с Ольгой время – ведь у подруги сессия! Но та заверила, что один вечер вполне может выделить на такое важное событие.

Зина приложила платье к своему большому, крупному телу… Эх! Если бы быть хоть чуточку постройнее…

Она махнула рукой на своё отражение в зеркале и принялась одеваться. Аккуратно подкрасила глаза, наложила совсем чуть-чуть помады… Надо же, как давно она уже этого не делала, а руки не разучились! Она улыбнулась своим мыслям и достала из шкатулки единственную свою драгоценность – янтарные бусы с серьгами.

Янтарь – единственный камень, который она уважала. Когда Николай принес ей этот дорогой подарок, Зина была в восторге и носила бусы, почти не снимая. В тот день, когда отвезла мужа в больницу – сняла. И больше уже не надевала.

Женщина аккуратно застегнула украшение. Бусины легли на кожу приятным холодком, но Зина знала, скоро камни согреются, зазолотятся тем особенным, живым теплом, которое бывает только у янтаря.

Однажды они были в музее, на выставке. Вот где был янтарь! Зина бегала от витрины к витрине, распахнув глаза, слушала лектора и восторгалась тому, какой запредельной древностью веет от этих разноцветных камешков. Узнала, что есть чёрный янтарь, есть «молочный», и даже посмотрела фотографии знаменитой «Янтарной комнаты».

Николай, видя, какое впечатление на жену произвела выставка, решил непременно подарить жене её мечту. Чаще всего продавали янтарь, оправленный в серебро. Но у Николая нашелся приятель в Калининграде. Там и были куплены бусы из крупных овальных бусин разноцветного янтаря и дополнительно - серьги в виде небольших шариков на серебряной цепочке.

Зина полюбовалась на камни, погладила пальцами. Они были уже теплыми, посверкивали на груди, словно живые. Как будто только недавно, вот прямо вчера, древнее дерево плакало этой живой, ароматной смолой, залечивая случайные раны…

Дюймовочка оглядела себя в зеркале. Хороша!

А если кто-то будет другого мнения… И она грозно насупила брови. Пусть только кто попробует!

Взяв сумочку, она вышла из квартиры, чувствуя легкость, словно была снова прежней худенькой молоденькой девчонкой, а не солидной дамой сорока… (Зина мысленно вздохнула)… шести уже лет.

Перед подъездом, на уютной лавочке, как всегда, сидел «партком». Проще говоря – пожилые местные жительницы из соседнего подъезда.

Когда нарядная Дюймовочка выплыла из подъезда, самая вредная из «парткома», Степанида Витальевна, оглядев её с головы до ног, сладким голоском пропела:

- Зиииииночка! Куда это ты такая нарядная? Уж не на свидание ли?

Зина усмехнулась и расплылась в приветственной улыбке:

- А почему бы и нет, Степанида Витальевна? Какие мои годы? Я - женщина свободная, без обязательств. Никому ничего не должна. Даже Вам, не правда ли?

И Зина, грациозной походкой балерины, помахивая сумочкой, двинулась к выходу из двора, в сторону автобусной остановки.

Не успела она скрыться за углом, как старушки на скамейке затрещали, словно сороки.

- Нет, вы видели?! – Негодовала Степанида Витальевна. – Я к ней – со всем уважением, а она?! Ничем, говорит, никому не обязана…

- Ага, ага… - Поддакивали товарки. – Взрослая уже женщина, а туда же – хвостом вертеть, будто молоденькая. Ни стыда, ни совести!

Обсудив Зинин внешний вид, начиная с прически, и заканчивая туфлями на сплошной подошве, «партком», наконец, угомонился, не забывая при этом зорко выглядывать вокруг новую «жертву».

А Дюймовочка, добравшись до входа в парк, почти сразу увидела у входа Ольгу. Она принялась махать ей рукой и только тогда заметила рядом с ней приятной наружности мужчину с густой, округлой бородой. Зина тут же присмирела, напустила на себя важный и величественный вид и «поплыла» к высоким открытым воротам.

- Зиночка! – Ольга бросилась к подруге. – Наконец-то!

Она чмокнула её в щёку и, слегка отпрянув, представила мужчину:

- Вот! Знакомься! Это и есть Константин.

Мужчина улыбнулся, озорно и весело, и поцеловал Зине руку.

- Зина, мне очень приятно! Давно хотел с Вами познакомиться, Ольга очень много о Вас рассказывала. И только хорошее!

Лицо Дюймовочки залилось краской, а Константин, словно не замечая её смущения, невозмутимо скомандовал:

- Девочки! Берем меня под руки и направляемся в кафе! Отмечать знакомство.

Он галантно выставил согнутые в локтях руки в стороны, чтобы дамам было удобнее за них взяться, и повел их вглубь парка.

В кафе было много жаждущих, но, в основном, посетители покупали мороженое и напитки с собой, поэтому свободные столики были.

Вскоре они уже сидели за одним из них, а Константин шустро расставлял перед обеими дамами блестящие металлические вазочки на белых пластиковых ножках, полные крем-брюле, щедро посыпанного шоколадной крошкой. Себе он купил пирожок с мясом и лимонад.

- Зиночка, я хотел поблагодарить Вас за Ольгу. – Начал он разговор. – Она мне многое рассказала, и призналась, что Вы практически её спасли.

- Так уж и спасла… - Дюймовочка снова засмущалась, хотя слова были ей очень приятны. – Не было бы тёти Зины, нашлась бы тётя Нина. Кто-нибудь обязательно бы помог.

Мужчина улыбнулся:

- Но я очень рад, что этой спасительницей оказались именно Вы. А теперь, познакомившись с Вами лично, я надеюсь, что приобрету в Вашем лице хорошего друга.

Он разлил по стаканам лимонад.

Дюймовочка внимательно на него посмотрела.

- Константин, расскажите немного о себе. Я Вас совсем не знаю, мне всё интересно.

Она аккуратно зачерпнула ложечкой мороженое, стараясь, чтобы на нем оказалось побольше шоколадной крошки. Отправила в рот и зажмурилась от удовольствия.

Ольга и Костя, переглянувшись, весело рассмеялись.

- Зиночка, ты похожа на соседскую кошку Василису, объевшуюся сметаны!

Зина тоже прыснула со смеху.

- Да ладно вам! Я в кафе только с мужем покойным последний раз была. Дайте насладиться процессом!

Молодые люди снова засмеялись.

- Зина! – торжественно начал Константин. – Я просто обязан подробно рассказать Вам свою биографию. Поскольку по отношению к Ольге намерения у меня самые серьезные…

Потом они бродили по аллеям парка, смотрели на тихую воду пруда, чуть тронутую рябью от теплого ветерка, кормили воробьев и голубей булкой, которую сумел раздобыть Костя.

Наконец, мужчина увлек их в правую сторону парка, где слышалась музыка – там были аттракционы.

Сначала было решено идти в тир!

Работник тира, мужчина средних лет, предложив Константину ружьё и определенное количество крохотных свинцовых «пуль», тут же отошел в сторону.

Ольга с Зиной с интересом принялись наблюдать за происходящим.

Раздался совсем негромкий хлопок, скорее даже щелчок – и вот уже самолетик летит на специальном тросе до противоположной стены. Еще щелчок – у мельницы закрутилось колесо. В следующую мишень мужчина прицеливался дольше: но и танк упал, подбитый метким выстрелом.

Мальчишки из разряда зрителей, приникшие в стойке для стрельбы, восхищенно вздохнули.

Следующей была ракета, перевернувшаяся вверх тормашками. И наконец, ещё один самолет, у которого при попадании начал крутиться пропеллер.

Работник тира довольно хмыкнул, почему-то потёр руки, и объявил, что победителю полагается пять бесплатных выстрелов. Он скромно выложил перед Константином ещё пять «пуль».

Тот довольно улыбнулся, посмотрел на Зину, которую просто распирало от гордости, на улыбающуюся Ольгу. Махнул рукой мальчишкам:

- Эй, друзья! Кто хочет выстрелить?

Мальчишки наперебой загалдели, выясняя очередность, Ольга взяла Зину под руку:

- Воюйте одни. А мы пойдём за билетами на «колесо обозрения»!

Константин понимающе подмигнул:

- Договорились! Встретимся там.

И он повернулся к галдящим ребятам, окружившим его со всех сторон.

Дюймовочка испуганно посмотрела на Ольгу.

- А мне туда можно? На это «колесо»?

- Зина, а почему нельзя?

- Ну… Я слегка крупная дама… - Дюймовочка вздохнула.

- Солнце моё, ну ведь в тебе же не двести килограмм! Не выдумывай! Кабина рассчитана на 6 человек. Даже если допустить, что ты весишь, как три пассажира, все равно нас получается пятеро.

Зина успокоилась, но продолжала поглядывать в сторону «колеса» с некоторой опаской.

Подошел улыбающийся Константин.

- Вот эти мальчишки! Вы представляете, эти пятеро ухитрились не промазать. Пришлось работнику выкладывать ещё пять пуль. Во второй раз – двое не попали по мишеням. Зато сколько удовольствия и воспоминаний теперь! И разговоров, конечно.

Он весело засмеялся и помахал кому-то рукой в сторону тира.

- Ну что, красавицы мои, билеты купили? Идём?

Все трое двинулись в сторону огромной металлической конструкции.

Зина смело зашагала впереди всех, но, увидев хлипкие на вид кабинки, медленно подъезжающие к посадочной площадке, вдруг заартачилась, испуганно поглядывая по сторонам:

- Вы в своём уме? Я на это вот не полезу! Ни за что на свете!

Позади уже образовалась небольшая очередь из нескольких человек, люди поглядывали на их небольшой отряд, хихикая и улыбаясь.

- Не полезу! – Наотрез отказалась Дюймовочка и отправилась прочь с деревянной площадки.

– Вы езжайте, а я тут подожду.

Она было направилась к маленькой деревянной лесенке, как вдруг почувствовала, как её подхватила чья-то рука, а отдаленно знакомый голос произнёс:

- Мадам! Я уверен, что мне Вы не откажете в крохотной просьбе видеть рядом с собой такую великолепную женщину!

Зина испуганно ойкнула, обернулась, перевела взгляд на руку, аккуратно держащую её под локоток, а с неё – на интеллигентного вида пожилого мужчину. Её глаза стали похожи на два больших блюдца.

- Да-да! Мы с Вами уже встречались! Если не ошибаюсь, это именно Вы проявили такой искренний и неподдельный интерес к монетам в моём магазине. А вот марки не захотели посмотреть. А зря, скажу я Вам!

Мужчина махнул рукой впавшей в ступор Ольге, Константин тут же усадил её в кабинку, а букинист галантно повёл онемевшую Дюймовочку к следующей.

Не переставая говорить, он снял цепочку ограждения, усадил Зину на сиденье, запрыгнул сам.

- Так вот что я имел в виду, мадам… У нас поистине прекрасная витрина марок! Напрасно Вы отказались посмотреть. Но я смею надеяться, что вновь увижу Вас в магазине, не правда ли?

Зина потрясла головой и молча кивнула.

Колесо потихоньку поднимало кабинку всё выше и выше.

- Позвольте представиться! – Пожилой мужчина снял с седой шевелюры шляпу. – Меня зовут Яков Григорьевич. – Мечтаю узнать Ваше имя. С кем имею честь так приятно общаться?

Дюймовочка подумала, что «приятно общаться» - это громко сказано. Потому что пока она ещё не проронила ни единого слова, молча таращась, похожими на блюдца глазами, на непонятно откуда взявшегося ухажера.

- Я – Зина. – Тихо выдавила она и спохватилась:

- Зинаида Макаровна!

- Очень рад видеть Вас снова, Зинаида Макаровна. – Мужчина покрепче сжал снятую с головы шляпу, чтобы не улетела. – Вы так быстро ушли тогда, купив книгу, что я пожалел, что не познакомился с Вами сразу. Надеялся, что Вы заглянете в «Букинист» снова, а тут такая неожиданная и приятная встреча! Вам не кажется, что это подарок судьбы, простите за банальность?

Не готовая к такому повороту событий, Дюймовочка пробормотала нечто среднее между «наверное» и «наверняка». Больше всего её сейчас заботил вопрос высадки из кабинки, поскольку они уже двигались вниз, обратно к деревянной площадке.

Однако, она беспокоилась напрасно. Мужчина ловко снял цепь, подал ей руку, она выскочила на помост, даже как-то элегантно и легко.

Выйдя с площадки аттракциона, обе пары остановились.

- Зина, может быть представишь нам своего неожиданного кавалера? – Ольга хитро улыбнулась и исподтишка глянула на подругу.

- Это Яков Григорьевич. В «Букинисте» работает.

Дюймовочка всё ещё чувствовала себя неловко, хотя первое впечатление от неожиданной встречи уже прошло.

Ольга заулыбалась:

- А я всё думаю – где я могла Вас видеть? Точно! Я же у Вас «Плутонию» покупала.

- Прекрасное издание! – Тут же оживился Яков Григорьевич. – Одно из самых лучших. Зинаида Макаровна, позвольте предложить Вам руку?

Зина, как завороженная, молча, взяла букиниста под руку.

Константин хохотнул:

- Ну вот! Недолго музыка играла… Пришёл в парк с двумя дамами, уйду с одной. – И он подмигнул Дюймовочке.

Они все вместе ещё разок прошлись по аллеям.

Потом мужчины отправились провожать женщин домой. Весело выгрузившись из автобуса, компания бодро зашагала по направлению к дому Зины, смеясь бесконечным смешным историям и анекдотам Якова Григорьевича, который сыпал ими, как из рога изобилия:

- А вот ещё один!

Депутат Верховного совета СССР вернулся с сессии. Жена подает ему обед.

— Будешь есть борщ на первое?

Муж молча поднимает руку.

— Будешь есть жаркое на второе?

Муж молча поднимает руку.

— Стопку водочки?

Муж бурно аплодирует…

Все четверо снова рассмеялись. Зина, всё ещё держа нового знакомого под руку, думала о том, что Яков Григорьевич оказался крайне приятным человеком. А она в магазине его даже побаивалась.

У подъезда раскланялись. Константин мило чмокнул Ольгу в щечку и тепло улыбнулся Зине:

- Очень рад знакомству. Спасибо за прекрасный вечер!

А Яков Григорьевич галантно припечатал поцелуй к Зининой руке, отчего лицо его спутницы снова пошло красными пятнами. Хорошо, что уже темнело, и этого никто не заметил.

***

Никто опять не обратил внимания на неприметную фигуру у старой берёзы. А фигура вдруг напряглась и напоминала теперь натянутую струну.

Мужчина, вытянувшись, пытался услышать, о чем говорят те, четверо, у подъезда, но было слишком далеко, чтобы расслышать слова.

Ах вот значит как! Любовничек-то имеется все-таки. А кто-то уверял его, что невинен, как майская роза. Ну-ну…

И толстуха эта туда же! Теперь понятно, что там за дела творятся в её квартире. Устроила публичный дом! Сбивает порядочных женщин с пути истинного. Так вот в чем дело…

А он, Игорь, наивный, серьёзно раздумывал, что дело в нём, а ларчик просто открывался! Очередная неверная жена решила мужу рога навесить. В его случае – даже не оленьи, а лосиные. Чтобы потяжелее!

Игорь почти побежал к остановке, ревность и злоба душили его.

Она посмела быть счастливой! Ольга улыбалась! Держала другого мужчину за руку и – улыбалась! Тогда когда он, жалкий и ненужный, вынужден сам готовить себе по вечерам ужин!

Зависть… Хитрая, чёрная зависть ядовитой змеей вползала ему прямо в сердце, заставляя его сжиматься от обиды, от жалости к себе, от такой жестокой несправедливости.

Примчавшись домой, он допил оставшуюся в бутылке водку, но легче не стало.

Игорь снова, не раздеваясь, улегся на диван, отшвырнув далеко в угол плед, который всё ещё хранил аромат знакомых духов, и снова забылся мучительным, тяжелым, изматывающим его мрачными сновидениями, сном…

____________

Повесть "Научи меня прощать". Глава 58.

Ссылки по повести:

Начало здесь...

Предыдущая глава здесь...

Содержание повести "Научи меня прощать"

Продолжение здесь...

Любое полное или частичное копирование и использование текста запрещено. Любое использование текста с указанием авторства и ссылкой на оригинал - только с разрешения автора.

Свидетельство о публикации 220111901940

___________

Источник иллюстрации: https://www.artranked.com/images/3f/3ff97fbb47a081257325cad1743e2735.jpg

___________

С уважением ко всем вам. Спасибо.От автора. Напоминаю правила канала (для новых читателей):
Запрещена нецензурная лексика. Подобные комментарии вынуждена буду удалять. В общении друг с другом убедительная просьба не переходить на личности. У каждого - своё мнение. Не обязательно неправильное, просто - другое.
Нормальная конструктивная
критика приветствуется. Но не забывайте, пожалуйста, что у "критики" и "оскорбления" нет знака равенства. Это разные понятия.