«Конфликт спецслужб за влияние на «чистоту» выборов на Украине»

На прошедшей неделе украинская общественность с недоумением и тревогой следила за развитием конфликта между СБУ и МВД. Две спецслужбы выясняли, кто из них более предан идее «честных» выборов. Благо, до стрельбы пока не дошло.

Впрочем, даже при отсутствии перестрелок есть что-то глубоко ненормальное в том, что вопросами «чистоты выборов» занимаются спецслужбы и связанные со спецслужбами общественные объединения явно милитарного характера. И, безусловно, здесь возникают вопросы. Во-первых, кто субъекты конфликта? В данном случае, основные игроки - Пётр Порошенко и Игорь Коломойский, которые ещё на раннем этапе кампании отказались от самой идеи подсчёта голосов избирателей. Тот и другой делают ставку на «подтасовку» итогов выборов. При этом, ставка делается на три основных инструмента:

— создание «сетей» и «пирамид» подкупа избирателей (причём у Порошенко тут преимущество — он подкуп осуществляет за счёт бюджетных средств);

— предметная работа с избирательными комиссиями (опять же — у Порошенко больше «технических кандидатов»);

— подготовка к оспариванию решений избирательных комиссий в судах.

Спецслужбы задействованы именно в третьем инструменте — на них возложен сбор доказательств фальсификаций противоположной стороной и срыв контроля со стороны оппонентов. И именно они, соответственно, конфликтуют между собой. С одной стороны, СБУ, которая ориентируется на президента, а также связанные ней организации («С14»). Насколько можно понять, у Василия Грицака каких-то своих политических планов нет — он просто член команды президента и понимает, что при другом президенте он членом команды уже не будет.

С другой стороны, МВД, а именно, министр этого ведомства Арсен Аваков, у которого есть свои собственные политические амбиции и который является сейчас основным «акционером» «Народного фронта» (структуры большой и влиятельной, но — политически бессмысленной). Сейчас можно с уверенность говорить о том, что Аваков сотрудничает с Юлией Тимошенко, но каковы его отношения с Коломойским на данном этапе, пока не понятно. Можно предположить лишь существенную финансовую заинтересованность.

Само возникновение и вероятность какого-либо дальнейшего негативного развития сюжета в данном случае, может повлечь только лишь отрицательные последствия для оценки законности процесса и итогов выборов, поскольку само по себе противостояние силовиков, и разоблачение фальсификаций со всех сторон снижают легитимность выборов и существенно меняют мотивацию избирателей.

Может ли привести борьба спецслужб к Майдану? Может, и приведёт. Сейчас обе стороны готовятся вывести людей на улицы в случае поражения. Обе, в данном случае, Порошенко и Тимошенко. Зеленский, кажется, не то чтобы не готовится, а не имеет для этого надлежащих структур. Будет ли за него работать Тимошенко, как она работала за Ющенко в 2004 году, — большой вопрос. Правда, тут есть два «но»: Майдана может оказаться два, поскольку, как видим, спецслужбы уже не соблюдают нейтралитет. В общем, всё может закончиться столкновениями и большой кровью. Пока что от этого предохраняет только авторитет американского посольства. Однако, ситуация может выйти из-под контроля.

Наиболее вероятным представляется развитие ситуации, когда власть, в лице Порошенко, будет затягивать объявление результатов выборов за счёт судов, а тем временем — вести торг за результаты парламентских выборов или конституционную реформу, поскольку тема ещё большего сокращения полномочий президента и переноса выборов в Верховную Раду дискутируется уже давно. Кстати, именно обсуждение формата парламентских выборов и вероятной конституционной реформы (например, введения «двухпалатности») может представлять большой интерес для Авакова, как одного из руководителей «Народного фронта». Настолько большой, что он может занять позицию, отдельную от позиции Тимошенко. У них, скорее всего, частное временное соглашение о сотрудничестве, а не стратегическая договоренность. При этом, Аваков во главу угла ставит, прежде всего, свои интересы, о чём говорит его внешнеполитическая активность (недавний вояж в США).

Таким образом, можно заключить, что вышеуказанная ситуация уникально украинская, однако, это верно только в части противостояния спецслужб, а не их вмешательства в избирательный процесс. Последняя тенденция уже стала общемировой. «Честностью» выборов, в прикладном контексте отражения «российского вмешательства», заняты также спецслужбы США и ЕС. А уж под видом «исправления погрешностей», возникших в результате якобы вмешательства «российских хакеров и троллей», можно также исправить и результаты голосования. А кто проверит, где там воображаемое «российское вмешательство», а где результат умышленного вреда украинских спецслужб.