«Шаги к лучшему будущему» год спустя»

Еще в июле 2018 года на грузино-абхазско-южноосетинском «мирном фронте» прозвучали очередные залпы реинтеграционных инициатив. Тогда грузинское правительство представило новый план мирного возвращения «оккупированных» территорий под многообещающим названием «Шаг к лучшему будущему». Заявленная инициатива состояла из трех ключевых направлений действий.

Первое - расширение и упрощение торговли вдоль линий разграничения путем создания новых возможностей для жителей Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальского региона).

Второе - создание дополнительных возможностей для получения образования жителям «оккупированных» территорий как в Грузии, так и за ее пределами.

Третье - создание механизма, который упрощает доступ жителей регионов, которые не контролируются центральной грузинской властью, к преимуществам, которыми граждане Грузии стали пользоваться в результате сближения с Европейским Союзом. Речь идет о праве на безвизовые поездки в страны Шенгенской зоны и возможности свободной торговли с ЕС и т. д.

Как тогда заявил теперь уже бывший премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили, инициатива «Шаг к лучшему будущему» – это еще одно открытое заявление о том, что «курс мирной политики, который приняла наша власть, обязательно продолжится, несмотря на многие вызовы. Этот шаг имеет целью восстановление доверия и активизации процесса примирения».

Новые инициативы Тбилиси стали продолжением объявленной еще во времена правления Михаила Саакашвили программы реинтеграции «оккупированных» территорий «Вовлечение путем сотрудничества». Тогда, после поражения в войне 2008-го года, заявлялось, что Абхазию и Южную Осетию (Цхинвальский регион) удастся вернуть «в единое конституционное пространство Грузии» другим, не военным, а исключительно мирным, дипломатическим путем, методом введения гуманитарно-экономических программ. С начала 2010 года в Грузии действует соответствующая государственная стратегия которая, по сути, является программой экономической реинтеграции «оккупированных» регионов и «индивидуальной реинтеграции» жителей неподконтрольных территорий.

Уже 9 лет грузинская власть старается работать над реализацией своего мирного плана. В частности, создает условия для получения образования и медицинского обслуживания в Грузии жителями Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальского региона), развивает у линий разграничения торговые «хабы», предоставляет возможности для экспорта продукции с рынков Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальского региона) через Грузию.

В итоге, реализация программ мирной реинтеграции возымела лишь некоторые точечные результаты. Например, жители Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальского региона), действительно, нередко лечатся в Грузии. Но этот факт никоим образом не отразился на их отношении к грузинской стороне, то есть к «реинтеграции людей» их «медицинская реинтеграция» не привела.

Все другие направления были еще менее успешными. Проект в образовательной области, по сути, так и не заработал. Причина - языковой барьер. Грузинский язык практически не изучается в школах Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальского региона), и поэтому поступать в грузинские вузы абитуриенты этих регионов не могут даже при наличии желания.

Что касается расширения и активизации контактов вдоль линии разграничения, то реализация грузинского плана привела к последствиям, прямо противоположным запланированным. Например, развитие торговой инфраструктуры на административной границе с Абхазией для привлечения жителей приграничных районов завершилась тем, что Сухум начал просто закрывать пункты пропуска. В итоге, официально работает лишь один абхазско-грузинский КПП «Ингур», а линию разграничения направления контролируют российские пограничники.

Впрочем, Грузия не собирается отступать от ранее определенных методов. Новая программа не содержит никакого революционного предложения - есть только организационные улучшения администрирования процесса «мирной реинтеграции». Ну и тот факт, что теперь Грузия имеет безвиз и зону свободной торговли с Евросоюзом дает Тбилиси повод для надежд, что абхазы и осетины постепенно станут более заинтересованными в «индивидуальной» и бизнес реинтеграции.

Министр иностранных дел Абхазии Даур Кови оценил грузинский план «Шаг к лучшему будущему» очень скептически. «Исчерпав свои ресурсы давления на Абхазию, Грузия в очередной раз решила продемонстрировать мировому сообществу некое подобие дружелюбия в отношении нашего государства, умело маскируя свои истинные намерения под личиной вышеназванных инициатив. В связи с этим хотелось бы обратиться к политическому руководству Грузии с предложением о прекращении лжи в угоду своим корыстным политическим амбициям». «Республика Абхазия - независимое, суверенное государство. Единственным шагом в лучшее будущее является признание Грузией независимости Республики Абхазия и построение полноценного межгосударственного диалога между нашими странами во имя стабильности и процветания будущих поколений. Альтернативы этому процессу нет», - добавил Даур Кови.

Зато новую грузинскую инициативу довольно активно поддерживают в ЕС. «Эти предложения полностью укладываются в политику Грузии по вовлечению Абхазии и Цхинвальского региона, в рамках которой Евросоюз на сегодняшний день осуществляет ряд проектов. Мы поддерживаем инициативы, целью которых является создание «мостов» на разграничительных линиях и решение гуманитарных проблем», - говорится в заявлении Майи Косьянчич, официального представителя руководителя дипломатии ЕС Федерики Могерини.

Таким образом, вот уже девять лет план «мирной реинтеграции «оккупированных» территорий Грузии» топчется на месте, а зачастую даже идет вспять (как с закрытыми пунктами пропуска на админгранице). Однако, никаких принципиальных выводов из этой, мягко скажем, неудачи, как прежняя, так и нынешняя грузинская власть и ее западные партнеры, в лице прежде всего, Европейского Союза до сих пор не сделали.