Из разведки в штрафбат не отправляют — только расстрел (история ветерана ВОВ, Иванова М.Б.)

21.05.2018

Был у нас в дивизии — замкомвзвода, чокнутый молодой капитан. То ли с нервами у него было не в порядке, то ли контузия так сказалась, но с головой у него были нелады. Однажды он расстрелял перед строем сержанта, за то, что тот завалил задание.

Отправили ребят в разведку за немецким языком, главным группы поставили сержанта. Нарвались они на засаду, троих потеряли, языка не взяли, вернулись только двое: сержант и боец. Так этот капитан вывел сержанта перед строем, зачитал ему приговор: "за невыполнение задания в военное время", и пулю в затылок. Мы все остолбенели...

Вызывает как-то меня этот умалишенный капитан и объясняет, что нужно организовать лодочную переправу на другой берег реки. Задание это доверяет моей разведгруппе. Я сразу отнекиваюсь, так мол и так, невозможно это сделать, там течение сильное, уже пятеро погибло, под лед затянуло. А он как вскочит, как давай орать на меня...

Я решил судьбу не испытывать, взял пару бойцов и на берег, протягивать канат. А чтобы канат протянуть, нужно через всю ширину реки по льду проползти на другой берег. Лед тонкий, ломается примерно на середине, где течение сильнее всего, и тебя под лед затягивает. И всё, пиши пропало...

Промучились полдня, все намокли и продрогли до костей, но так и не смогли на тот берег доползти. Два раза меня под лед затягивало, хорошо хоть обвязан был, вытаскивали. А вода ледяная, аж мышцы сводит.

Возвращаемся ни с чем, докладываю капитану, что задание выполнить не удалось. Тот вскакивает в бешенстве и пистолет со стола хватает. Взводит его и мне в лоб целится. Я вспомнил тот случай с сержантом, выхватил свой пистолет и... В общем, я первым выстрелить успел...

А что делать? Перепугался, жить хочется... Я на нервах, уставший, продрогший до костей, мне уже без разницы было, что со мной сделают. Да тут и думать нечего: трибунал и расстрел. А усталость всё равно свое взяла, я с ног уже валился. Ушел в землянку и уснул рядом с буржуйкой.

Проснулся от того, что меня кто-то аккуратно толкал в бок. Глаза открываю, а надо мной два автоматчика. Тебя, говорят, комдив вызывает. Ну, я покорно пошел, будь что будет. Захожу, докладываю комдиву.

Он поворачивается ко мне: — Ты что же, твою мать, наделал, Иванов?

Я вкратце объяснил как дело было, рассказал, что замкомвзвода первый за пистолет схватился и к голове приставил, без приказа, без приговора. Комдив молча, играя желваками, посмотрел на меня: — Тебе грозит трибунал. Я обязан отправить тебя под арест до приезда комиссара. — и, обращаясь к автоматчикам — Увести его. Под арест!

Пролежал я в сарае целые сутки, выспаться успел, уже присмотрел прочную перекладину над потолком, куда ремень привязать можно, как дверь сарая открывается, и заходит комдив.

— Слушай... Ты боец опытный и должно быть прекрасно понимаешь свою ситуацию. Из разведки в штрафбат не отправляют. Тебе грозит расстрел. — лицо комдива было явно чем-то озабочено и это не мысли о моей судьбе.

Фото взято из открытых источников, автор статьи не обладает правами на фотографию
Фото взято из открытых источников, автор статьи не обладает правами на фотографию

— Да, понимаю, товарищ комдив. — виновато потупив взгляд выдавил я из себя.

— Я могу тебя вытащить из этой передряги, в которую ты сам себя загнал. Но, услуга за услугу. — комдив внимательно посмотрел на меня и продолжил. — Штабу срочно нужен язык. Завтра приезжает важный немецкий генерал, нужно его перехватить. Доставишь мне этого языка, я тебе помогу сохранить жизнь и мундир.

Предложение комдива было из разряда тех, от которых не отказываются. Я согласился, мне выдали оружие и всё необходимое. Двух бойцов я выбрал сам, из своего отряда. На задание мы выдвинулись ночью, а к утру уже были на месте и изучали план местности. Ближе к 12-ти часам в расположение немцев подъехал бронетранспортер. Из него вышли два автоматчика и генерал с портфелем. Наш клиент, подумал я в тот момент...

Захват произвели быстро, сняли часовых без единого выстрела, работали только ножами. Но, один автоматчик заметил движение и открыл огонь. Завязалась потасовка. Нам с трудом удалось выбраться из этой передряги и добраться до линии фронта. Одного из наших серьезно ранило.

Немецкому генералу быстро объяснили где он находится и сколько стоит его жизнь. Тот, прекрасно понимая ситуацию, согласно закивал головой. Подхватив портфель и генерала, мы сутки пробирались к своим. На нашу удачу, мы чудесным образом избежали немецких засад, а преследование, которое отправили за нами — быстро отстало и потеряло нас.

Генерала притащили в расположение дивизии и сдали под охрану. Взяв портфель, я отправился к комдиву, доложить о выполненном задании. Тот, как обычно, стоял посреди комнаты, склонившись над картой и чертил что-то карандашом. Когда увидел меня, выпрямился и вопросительно уставился на портфель.

— Товарищ комдив, разрешите доложить. — отрапортовал я. — Ваше задание выполнено. Генерал доставлен в дивизию и сдан под охрану. Портфель с документами, который находился при нем, передаю вам.

Комдив взял портфель и с нетерпением открыл его, вытащив бумаги. Минут пять он их изучал, и его лицо становилось всё радостнее.

— Молодец Иванов! Группе объявляю благодарность! — внезапно комдив подошел ко мне вплотную и уже приглушенным голосом добавил: — А ты, был убит при выполнении задания. Ты меня хорошо понял?

Я удивленно вытаращил на него глаза: — Как же так, товарищ комдив? Я ведь перед вами стою, живой!

— А я тебе говорю, что ты убит. И точка! — ответил комдив. — Вот и документы уже готовы на тебя, сегодня их отправлю в штаб. А коли ты убит, то и надобности в приезде комиссара уже нет.

Комдив подошел еще ближе и сунул мне в руки какую-то книжечку: — А через месяц-другой, когда всё поутихнет, к нам в дивизию прибудет новый лейтенант, Рябов Сергей Геннадиевич.

Комдив скосил глаза на документы, которые сунул мне. Я дрожащими руками открыл их и прочитал: Рябов Сергей Геннадиевич...

Рассказ составлен по истории ветерана ВОВ, Иванова М.Б. Если вам понравился материал — нажмите "палец вверх".