Россия в Сирии - настоящие причины войны

Россия обеспечила свое присутствие на Ближнем Востоке навечно. Причин этому предостаточно.

Во-первых, мы помогаем Сирии выстоять под натиском наваливающейся западной демократии.

Во-вторых, мы боремся с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация).

В-третьих, за счет дружбы со многими ближневосточными партнерами, мы увеличиваем свое влияние в регионе.

Что же Россию интересует кроме политики?

Конечно же, инвестиционные возможности. Как и в случае с Северной Кореей.

Незадолго до войны, норвежцы обнаружили в Сирии 14 нефтяных бассейнов недалеко от Ливанской границы. Ну, а до кучи разведали огромные запасы газа. На первый взгляд все просто. В регионе есть два газовых гиганта и оба добывают газ в Южном и Северном Парсе. Иран и Катар. Запасы газа в Иране составляют 34 трлн.куб, в Катаре 24 трлн.куб. То есть уничтожение Сирии было выгодно и тем, и тем, если бы не одно НО... Однако, по порядку.

Кто воюет на Ближнем Востоке?

Давайте отложим правительственные войска с ополченцами, коалиции и копнем поглубже. Здесь воюют страны и у каждой свой шоколадный интерес.

Катар не получил разрешение Сирии на транзит газа

С конца 2000-х годов Катарцы пытались заставить Асада совместно построить газопровод. Планировалось пустить газ по маршруту Катар - Сирия - Турция и далее в Европу. Но Асад отверг предложение Катара. А чуть позже подписал меморандум с Ираном на похожий проект. Только уже по маршруту Иран - Ирак - Сирия и через Ливанские порты в Европу.

В итоге Катару пришлось строить заводы по производству СПГ и закупать танкеры. Пришлось налаживать экспорт в Азию и Европу более дорого топлива. А стоимость СПГ никак не может конкурировать со стоимостью природного газа.

Иран сумел найти общий язык с Асадом по транзиту газа

Иранцы поддерживают Асада.

Во-первых, Асад - алафит, читай шиит.

Во-вторых, у Ирана в регионе нет союзников с регулярной армией. Спасение Асада является ключевой задачей, чтобы сохранить партнера в противостоянии с Саудитами. Для Асада же это не только возможность остаться у руля. С помощью Ирана, однажды вернуть свою границу, которую слегка изменил Израиль.

Ну и конечно, обещанная газовая труба.

Пока арабский мир в огне – Израиль в безопасности

Израиль боится объединенного арабского мира. Ведь вся эта солидарная в ненависти к Израилю компания может пойти войной. И тогда война будет на территории израильтян. Одно дело война в 1967 и 1973 с Египтом и Сирией. Тогда они захватили половину Голанских высот, которые полностью были Сирийскими, западный берег Иордана и Сектор Газа. Но, воевать с многомилионной регулярной армией современных фанатиков – это уже не шутка.

Поэтому локальные конфликты среди самих мусульман им крайне выгодны. Настолько, что на Голанских высотах они организовали госпиталь и подлечивали так называемую умеренную оппозицию. Израиль скорректировал границу с Сирией. Взяли под контроль Иордан и Тивериадское озеро. То есть самый крупный источник пресной воды для Сирии, обеспечил Израилю длительное спокойствие. Сейчас же на фоне войны в Сирии Израиль честно заявил, что хочет добиться признания границ в существующем виде.

Турция имеет все шансы стать газовым хабом Европы

Турция преследует две основные цели: избавиться от Курдов и стать лидирующем в мире газовым распределителем. У Турции нет запасов газа, мало нефти, но есть желания. Имперские амбиции. И для достижения своих целей турки хотят стать газовым хабом для Европы. Они давно хочет вступить в Европу и, возможно у Турции это получится без подготовительных условий. Ведь если у тебя есть вентиль, то кто тебе откажет? Строится Турецкий поток из России, Азербайджанский Танап. И если бы Катар построил свою трубу, то Турция стала бы крайне интересным партнером для Европы. Но Асад помешал и поддержал Иранский проект. Поэтому турки недолюбливают законное правительство Сирии.

Курды раздражают три стороны: Турцию, Ирак и Сирией. Курды являются террористами для Турков, но умеренными оппозиционерами для США. Когда войска турков пересекли границу они ставили одну цель - уничтожить террор в лице курдской рабочей партии. Почти получилось, но вмешались американцы, которые этих самых курдов поддерживали. Чавошоглу смог договориться с США, что отпустят из Мабиджу попавших в "котел" курдов в обмен на создание буфеной зоны по всей границе Турции и Сирии. А вот в эту зону заселят арабов и туркоманов. Курды же выселяются на другую сторону Евфрата. И всем хорошо; Турки качают курдскую нефть, а Курды качают права. Так как победа близка, США не нуждается больше в услугах курдов и спокойно пошли на сделку с Турцией.

Саудовская Аравия и религиозно-коммерческое противостояние с Сирией

Выступают против Асада, как по религиозным причинам, так и по коммерческим. Давнее вражда тоже играет роль. В 1970-80-х годах, к власти в Сирии пришли бааситы, которые выступали против монархий в регионе и поддерживали Север и Юг Йемена в их борьбе против КСА. Сирия была сильнейшим игроком в регионе. В начале 2000-х годов Сирийцы вошли практически во все сферы бизнеса Ливана. И КСА не нашлось места в торговой сфере. Саудитам пришлось искать выход на Средиземное море, чего сирийцам они так и не простили. Им очень хочется устранить конкурента и влиться в энергетические проекты страны. Но, пока мешает рядом, стоящий Иран.

Коалиция во главе с США – нефть, газ и эмигранты

Коалиционные силы борются с террором и несут демократию. Как не сложно догадаться, Турция видится для Европы и Америки более надежным партнером, чем Россия. Турция более мотивирована и зависима от своих амбиций. А самый простой и быстрый путь транспортировки углеводородов на ближнем востоке лежит через территорию Сирии. Асад практически отказал всему миру в лице Катара. Поэтому для коалиционных войск он является и диктатором, и самым главным злодеем. Если газотранспортная система ближнего востока заработает, то это позволит Европе разговаривать с Россией более жестко. Поэтому труба является камнем преткновения.

И конечно, расходы на избавление региона от террора должны быть возмещены. А Сирии есть чем возмещать. Норвежцы подтвердили запасы нефти и угля в прибрежных водах Сирии, по которым Сирия по нефти вышла бы на первое место, а по газу на четвертое.

Ну и Европа устала от миграционного кризиса. Коалиционное правительство Меркель трещит по швам именно из-за этого вопроса. И каждый участник старается приложить все усилия, чтобы поток беженцев прекратился.

В Йемене борются за Баб-Эль-Мандебский пролив

Немного затронем войну в Йемене. Участниками конфликта являются шиитский Иран и сунитская Саудовская Аравия. Немного участвуют ОАЭ. Кроме того, что государства меряются размером и количеством оружия, нужно посмотреть на карту. Баб-эль-Мандебский пролив, который соединяет Красное и Аравийское моря может являться предметом конфликта. Ведь тот, кто может контролировать торговое сообщение через узенький пролив может заиметь очень серьезную силу в регионе. Нефть СА и других экспортеров проходит здесь, поэтому данный пролив является своеобразным объектом энергетической безопасности в регионе.

Россия – газовые проекты и мир во всем мире

Россия несет на ближний восток мир и уничтожение террористов. И пока конфликт существует наш газ в безопасности. Ведь если произойдет чудо, и Иран поведет с Парса газ через Турцию, а не через Ливан, то он будет стоить гораздо дешевле российского. Поэтому, лавируя между борьбой с террором, дружбой с Ираном и СА, мы поддерживаем наши газовые интересы. Но Россия не стоит на месте. Роснефть будет разрабатывать месторождение газа Zohr в Египте. По оценкам запасы газа составляют 850 млрд кубометров. Планируется продавать газ на внутреннем рынке, а также по газотранспортным сетям в Иорданию и Израиль.

Договорились с Ираном о совместной разработке Южного Парса, строительстве газопровода в Индию, через Пакистан. Индия – растущий рынок. А также это противоположное от Европы направление, что позволит нам еще какое-то время доминировать энергетикой в Европе. Россия активно занимается коммерческим освоением Ближнего Востока, поэтому наш уход из региона маловероятен. Видится еще большая экспансия с явными коммерческими выгодами.