Поповские семьи: причины трагедии

Семьи священников — тайна за семью печатями: её тщательно берегут сами «батюшки» и их жёны, о ней молчат прихожане и напускает тумана церковь. Никто не должен знать «лишнего», то есть — правды.


Я более-менее близко знаю несколько семей священников и «воцерковлённых» людей — все они безгранично далеки от совершенства и в каждой с самого начала было что-то нехорошее. Один мой знакомый священник женился на своей матушке «по послушанию» — он как раз собирался (так же «по послушанию») принимать сан — а поскольку священник может быть только женатым или монахом, известный своим самодурством епископ «благословил», т.е. приказал ему жениться на одной из прихожанок, собиравшейся принять монашеский постриг. И это тоже, в принципе, норма для православия — точно так же женятся и семинаристы, которым предстоит принимать сан по окончанию.

В другой семье вроде бы не было такой откровенно дикой нецерковному человеку истории знакомства, но всё-равно было что-то похожее. Супруги сошлись в молодом возрасте потому, что так принято, «во избежание блуда»: у невесты был не такой уж большой выбор (о каком выборе вообще может идти речь для «воцерковлённой» девушки?), а у жениха, как я думаю, были амбиции, точное представление о том, что ему нужно — и понимание, что другой такой же «комфортной» девушки ему не найти.

Вообще, это очень мерзкое явление, когда мужчины выбирают «подходящих» для брака женщин — неухоженных, забитых, малопривлекательных. Было бы здорово, если бы мужья помогали таким женщинам раскрыться, обрести уверенность, расцвести — но нет, это «неудобно» для семьи и брака; гораздо «разумнее» ввергнуть свою вторую половинку в ещё большую зависимость — поспешной беременностью, маленькими детьми на руках; разрушив её и без того слабую социализацию, закрыв в четырёх стенах Kirchen-Kuchen-Kinder. Так приятно чувствовать свою абсолютную власть над ней — ну как ещё это получишь в современном жестоком мире? Похищать девушек и держать их пристёгнутыми к батарее более хлопотно.

Самые «гармоничные» семьи священников — это, пожалуй, те, где верховодит жена, а священник — жалкий подкаблучник или пристрастен к алкоголю. Благо, такого добра там хватает. Наверное, это даже большинство. Вообще, таких убеждённых каблуков, как в церкви, я больше нигде не встречал. Бойкие жёны прекрасно пользуются тем, например, что священник не может жениться второй раз — отличный инструмент для манипуляций и шантажа.

Восприятие человека как функции — должно быть, основная червоточина, способная убить любое доброе чувство. Женщина должна быть помощницей, мужчина должен быть в ответе за всё, супруги должны «спасаться чадородием» — должны, должны, должны! два слабых маленьких человека в море красных флажков, задолжавшие всем и каждому — и нет никого вокруг, кто был бы должен им.

Христианство очень много говорит о любви и свободе, но на поверку в нём давно убиты и первое, и второе. В жизни это абсолютно ветхозаветная, некрасивая религия.

Я представляю, как сейчас цокают языком священники по всей России. Самые искренние из них, конечно, ужасаются
трагедии — но многие попросту жалеют, что на свет вышла неприглядная правда.

«Не давайте повода ищущим повода» — эти слова из послания ап. Павла я слышал от священников сотни раз во времена своего романа с православием. Священник и его семья обязаны соответствовать лубочной картинке о Петре и Февронье; всякое несоответствие обязательно уронит тень на церковь, принесёт «имиджевые потери», а поскольку решить существующих проблем церковь не может, то единственный для неё выход — тщательно их замалчивать и заметать под ковёр. Поэтому произошедшая в Подмосковье трагедия — на самом деле вещь, увы, ожидаемая, и для христианства даже закономерная.