Сумрачный мир (роман) Глава 6

13.07.2018

Глава шестая.

- Все, - Миша резко поднялся – хватит языками чесать, отдых окончен, пошли!

Рита молча поднялась и поправила котомку. Филип покачал головой:

- Зря ты не слушаешь меня. Если даже такой грешник как я может надеяться на прощение, значит и для тебя не все потеряно!

Миша развернулся и кулаком ударил Филипа в лицо, от удара ортодокс полетел на землю. Несколько секунд лежал, потом кряхтя и сплевывая кровь с зубами поднялся.

- Ты не «великий грешник», - сказал Миша – ты обыкновенная гнида и ничего больше. Я очень надеюсь, что ты не выберешься из Железной Степи. А теперь пошли.

Где-то час они быстро шли, переходя на бег, чтобы Филип не отставал, Миша пропускал его вперед и тычками подгонял фанатика.

Горы сменили сначала крутые, а потом пологие холмы, но все равно Железная степь не вписывалась в пейзаж. Круглая, если верить ехиатойцам, плита диаметром в сто километров, была вдавлена в многострадальное тело земли. Песок не засыпал степь, растения не бросали побеги на ее проклятую поверхность, только покрытое тонким слоем ржавчины железо.

- Мертвое место. – прошептала Рита.

Никто ей не ответил, Миша ненавидел эту степь еще с момента Сдвига, даже неугомонный Филип заткнулся и мрачно смотрел вперед. Многие, те, кто никогда не был в Железной степи, считали ее просто одной из аномалий, вроде Бермудского треугольника на старой Земле. Однако побывавшие здесь боятся даже приближаться к ней. Дело в том, что Железная степь умеет заглядывать в душу и вытаскивать из нее на поверхность самое гнусное и страшное, насмехаясь над страданиями человека.

Из-за скалы вышел Гаврилыч, Филип заметался ища россыпь острых камней или хотя бы гальку, не нашел и, с сожалением, бухнулся на колени в мягкий песок. Ехиатойец походя коснулся макушки завывающего ортодокса, тот ткнулся носом в песок и захрапел. Супруги скинули котомки и уставились на него.

Гигант достал из привесного кармана пояса амулет, похожий на древнекитайский знак рыб, только в этом случае серебряная и коралловая фигурки изображали мерзкого вида пауков. С видимым усилием Гаврилыч разделил их и те злобно шевельнули лапками. Не обращая внимания на попытки вцепиться в лицо, он поднес каждого к губам и что-то прошептал. Потом протянул серебряного Мише, кораллового соответственно Рите.

Сразу после Сдвига, Рита бы взвизгнула от омерзения, но здесь не только слизни и грибы были огромными, насекомые тоже, так что она привыкла. Хотя местные арахниды были безопасны для человека, Миша тоже не спешил взять паука в руки. Гаврилыч покачал головой, мол, надо.

Стараясь не выдать дрожи, Миша протянул руку. Металлический паук перепрыгнул на запястье, довольно сильно укусил за тыльную сторону ладони, обхватил руку холодными лапками и превратился в туго сидящий браслет.

Гаврилыч обнял их, это было так неожиданно, что они даже не сопротивлялись. Суровый ехиатойец, вечно мрачный и грозный, сейчас выглядел потерянным. Рита, успокаивающе погладила его по руке:

- С нами все будет в порядке, не волнуйся!

Миша согласно кивнул и, с бодростью, которой не чувствовал, хлопнул гиганта по ребрам, достать до плеча он мог, только подпрыгнув:

- Не надейся, старик, от нас так просто не избавишься! – он подмигнул – Мы с тобой еще грибного самогона у Ямагаты попьем!

- Ладно, шутки в сторону – Гаврилыч уже справился с эмоциями – Эти браслеты позволят вам не потерять друг друга и самих себя. Кроме того я смогу следить за вашим состоянием и в случае чего, постараюсь помочь. Главное помните, кто вы есть на самом деле и что все увиденное в степи иллюзия.

Миша посмотрел на лежащего без сознания Филипа и спросил:

- Гаврилыч, а зачем мы этого психа с собой тащили?

- Если дело обернется совсем плохо, я поменяюсь с ним телами – ответил ехиатойец и брезгливо поморщился.

- А это возможно? – спросила Рита.

- Возможно, но, во-первых: очень опасно, а во-вторых: омерзительно. Так что вы постарайтесь не доводить до такого, договорились?

- Договорились. – хором ответили супруги и, поскольку оба были любопытны, так же хором спросили – И почему?

- Почему, что? – Гаврилыч явно не хотел развивать эту тему, но не на тех собеседников попал.

На этот раз супруги спросили в разнобой.

- Почему это опасно? – спросил Миша.

- И почему омерзительно? – спросила Рита.

- Почему-почему! – рыкнул гигант – Потому что если я хоть чуть-чуть ошибусь, то застряну в его теле навсегда или в Лимбе буду куковать. Удовольствие от такого переноса и так не большое, так еще представьте какая у него в голове помойка, похлеще той, что они в Дите устроили!

- Ладно, - примирительно сказал Миша, они поняли, что задели друга – будем стараться сами выбраться.

- Идите прямо, я договорился с браслетами, - ехиатойец говорил о них как о живых существах – они выведут вас прямо к новенькой. Объективно путь туда-обратно не займет больше шести часов, а субъективно….

- А субъективно, будет видно! – мрачно сказал Миша – Пошли!

Рита ступила на ржавую поверхность Железной степи с легким трепетом, такое же чувство она испытывала когда впервые выступала на школьном концерте. Легкий страх, возбуждение, любопытство и зашкаливающий адреналин.

Ничего не произошло, она сделала еще пару шагов и обернулась, помахав Гаврилычу и мужу:

- Ну где же ты? Идем! – звонко крикнула она.

В душе Миши билась паника, он-то помнил, на что способна Железная степь. Стиснув зубы до хруста, белый как полотно, он шагнул вперед.

Под ногами оказалась не пыльное, ржавое железо, а лужа. Нога в, невесть как оказавшемся на ней, армейском тяжелом ботинке, скользнула по глинистому дну. Легкую, сшитую из парашюта рубашку и такие же штаны, сменил армейский пропитанный влагоотталкивающим составом комбинезон, а плечи придавил тяжелый бронежилет. Вместо котомки за спиной болтался автомат, его смертоносную тяжесть он не спутает ни с чем.

В нос ударил запах тины, преющей листвы и гниющей плоти, к нему примешивался запах резины, на лице была одета фильтрующая маска. Мелкий, моросящий дождь оставлял капли на защитном стекле.

Миша осмотрел костюм, на броннике была одета разгрузка с тремя гранатами РПГ и одной Ф-1, слева подмышкой кобура с Гюрзой и запасные обоймы на груди, на поясе висел десантный нож и фляга. В карманах обнаружились: два бинта, аптечка и две пачки галет. Что же, Железная степь начала свою безумную забаву. Миша закатал рукав и посмотрел на серебряного паука. Магическое насекомое пошевелило лапками, еще раз, наглая сволочь, укусило и ощетинилось мелкими, в сантиметр, частыми иглами. К счастью не во внутрь, а наружу. Еще через секунду иглы уложились в новом порядке. Вместо серебряного ювелирного изделия на руке Миши был вполне обычного вида КПК, разве что, со слишком массивным браслетом….