Минобороны рассекретило новые сведения о начале войны

Минобороны РФ рассекретило архивные документы, которые раскрывают ранее не известные подробности первых дней начала войны с Германией. Воспоминания советских военачальников, сухие строчки шифрованных приказов, героизм советских воинов в первые дни войны... На основе этих данных можно уверенно подтвердить известный тезис - армия знала, что войны с Германией не избежать, однако до последнего момента не предпринимала никаких активных действий, чтобы немцы не обвинили СССР в провокациях.

В 1952 году Генштаб СССР направил высшим военачальникам вопросы, касающиеся развертывания войск Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов по «Плану обороны государственной границы 1941 года» накануне Великой Отечественной войны. Ответы на эти вопросы сейчас и были рассекречены.

Изучив ответы участников войны, можно сделать вывод, что о развертывании группировок Германии на границах СССР было известно из разведданных. О том, что немцы хотят напасть на Советский Союз знали в армиях и штабах. В первую очередь, на действиях наших войск сказалась внезапность и точность удара. Большой проблемой стал вывод из строя аэродромов, складов и узлов связи. Отсутствие нормальной полевой связи, приводило к тому, что приказы пытались передавать по обычным телефонам, однако немецкая авиация и диверсанты уничтожали телеграфные столбы и подразделения получали приказы с опозданием, либо, вообще не получив никаких указаний, действовали на свой страх и риск. К примеру, состав тяжелого артиллерийского полка, который двигался по железной дороге, и, не получив информацию о начале войны, прибыл на рассвете 22 июня на станцию Шауляй. Увидев бомбежку наших аэродромов, офицеры посчитали это началом маневров. Кроме того, 48-я стрелковая дивизия Прибалтийского особого военного округа в ночь на 19 июня выступила из Риги и двигалась к границе с музыкой. Военнослужащие тоже не знали о начале войны и 22 июня были внезапно подвергнуты атаке и с воздуха, и наземной группировки немцев. Дивизия была разгромлена и понесла большие потери, не дойдя до границы.

Первые дни войны описывает генерал Борис Фомин, бывший в 1941 году начальником оперативного отдела штаба 12-й Армии Белорусского особого военного округа.

Судя по его рапорту, передислокация войск началась после начала бомбардировок и артподготовки немецких войск. Удары немцев застали большинство подразделений на марше для обороны госграницы. Из-за отсутствия нормальной связи, к частям отправлялись офицеры, которые пытались доставить секретные пакеты на автомобилях и самолетах. К сожалению, зачастую эти директивы так и не попадали к адресатам.

Вот как описывает один из случаев генерал-майор Фомин. «26.06 нужно было передать боевой приказ армиям об отходе на новые рубежи. Для доставки шифрованного приказа мною в каждую армию было отправлено по одному самолету У-2 с приказанием сесть около КП (командного пункта-прим. МК) и вручить приказ. По одному самолету СБ в каждую армию с приказанием сбросить у КП парашютиста с шифрованным приказом для вручения, и по одной бронемашине, с офицерами для вручения этого же шифрованного приказа.

Результат: все У-2 сбиты. Все бронемашины сожжены; и только на КП 10-й армии были сброшены два парашютиста с приказами». Понятно, что этот случай был явно не единичным.

Об отсутствии нормальной связи в своем рапорте писал и занимавший в 1941 году должность начальника штаба 6-й армии Юго-западного фронта генерал-майор Николай Иванов. Кроме того, он рассказывал об отсутствии эффективных средств противодействия наступающим немцам

«.. 6 армия отходила от рубежа к рубежу получая ежедневно задачи на отход от командующего Юго-Западным фронтом. Укрепленные районы на старой госгранице, ранее законсервированные, не облегчили выполнения задач, так как не был вооружены. Основной причиной быстрого отхода наших войск было отсутствие эффективных средств борьбы с авиацией и танками противника, что породило «самолетобоязнь» и «танкобоязнь» в войсках. Немцы действовали крупными танковыми группами (по 100 и более танков) при непрерывной поддержке авиации», - докладывал генерал.

Одной из причин отступления военачальники назвали отсутствие координации между штабами и невозможностью вовремя пополнить боеприпасы из-за оставшейся с мирного времени системы снабжения – «округ-полк».

Вместе с тем, военачальники докладывали, что в скором времени штабы были готовы к управлению войсками и оправившись от первого внезапного удара взяли на себя руководство боевыми действиями.