Вячеслав Тюрин: “Исповедь “отчаянного”. Перезагрузка”

ЧАСТЬ 5.

Говорят, что путник, проводящий время в походах и разъездах, самый счастливый человек на Земле. Ибо он видит многое. И с этим  сложно не согласиться. Но… Почему-то всегда даже самому закоренелому путешественнику-гуляке хочется какого-то постоянства. Хочется возвращаться туда, где ждут, где есть пусть и жалкое, но подобие какой-то стабильности… В такие моменты поневоле вспоминаются строки из «Хижины дяди Тома» написанной Гарриет Бичер Стоу. «Том, а ведь ты не сможешь так одеваться и кормиться на свои заработки, как у меня! – Что поделать, хозяин, видно такова уж природа человеческая… Мне лучше ходить в лохмотьях и жить в лачуге, только чтобы всё это было моё, а не чужое…». Вот, что двигало всеми нами не только в 2014-ом году, но и намного раньше! Просто желание быть СВОБОДНЫМИ. Не зависеть от Хозяев Жизни, не просыпаться в холодном поту с икотой при мысли о том, что завтра тебя могут уволить с работы, не выплатить зарплату… Знать, что у тебя ЕСТЬ возможность защитить своих близких и свою жизнь, потому что дороже жизни и здоровья близких и собственных — ничего нет. Это  и есть та самая Истина, к которой можно идти годами или прийти в один миг…

Так я думал направляясь к одной из своих знакомых, Татьяне Трофимовне Демченко, ставшей первой, кто организовывал акции протеста против политики Киева, навязываемой нам. Да, у многих из нас, в том числе и у меня лично, были некоторые разногласия с ней, но в целом — мы сходились во мнениях. Команда «Власть Народа», представителем инициативной группы от которой была Татьяна Трофимовна, тогда смогла сплотить одну из самых многочисленных групп активистов, из которых впоследствии сформировались первые отряды ополчения. А сама Татьяна Трофимовна с другими активистам инициативной группы занималась организационной работой. Благодаря девочкам из этой самой группы, отряды ополчения стали пополнятся прекрасными «амазонками» и «валькириями», которые становились поварихами, санитарками, снайпершами…

Там же, уже в новом офисе ОД «Свободный Донбасс» меня ждал и мой старый друг и соратник — Гефест, который уже не служил ввиду наличия проблем со здоровьем. Но он, так же как и оставшиеся и рассредоточенные по всему городу активисты «ВН», горел желанием отстаивать идею создания государства Новороссии, с советским уклоном. Ещё в городе оставалась Настенька (позывного не помню. Голова садовая!), которая занималась делопроизводством в инициативной группе. Ныне она стала основателем организации «Особые детки Горловки», занимающейся гуманитарной помощью и помощью детям с ограниченными возможностями. Но она была дома, а адреса её я, увы, не знал. Оставалась ещё Мама Ира, она же Беркутёнок, бывшая повариха, служившая в нашем первом подразделении в Горловке в 2014-м году. Всё. Это был весь «костяк» тех, кто остался. Остальные выбыли из политической борьбы.

Хотя… Нет. Оставался ещё «Иваныч», попавший ныне на службу в горловское подразделение, оставались многие знакомые «инфомационщики», горящие желанием влиять на ситуацию, но оставшиеся не у дел… Вот теперь всё.

Запрыгнув на ходу в автобус №2, чтобы ехать в гости к Трофимовне, я взгромоздился на «колесо» (высокое сиденье, перед предпоследним) и, страдая от инфо-голода, раскрыл свежий номер донецкой «Недели». Н-да, человек читающий ныне газету в автобусе — удивителен. Ну не привык я новомодными гаджетами пользоваться… Да и во всяких сообществах из разряда «патриотик-стайл» не тусуюсь. Так, иногда сплетни зайду почитать, из разряда «ЧиновникиСволочиМыВсеУмрём»  и хватит. Иначе можно сразу в саван заворачиваться и ждать предвещаемого конца света, выдергивающими волоски из носа аналитиками… Жуть…

До остановки, около которой расположен офис ОД «СД», полчаса езды, а посему успеваю прочитать газету от передовицы до анекдотов и гороскопа на последней странице, не пропустив даже «советов огороднику». А вот и остановка… Вперёд! И парашютики не забываем, как говорилось в старой шутке…

Трофимовна встретила меня с радостью. За то время, которое я отсутствовал в Горловке, она практически не изменилась. Ну разве что сменила камуфляжную футболку и штаны с берцами на строгий костюм. Положение обязывало.

– Привет, правдоруб! – улыбнулась мне Трофимовна, перебирая какие-то бумажки на столе. – С возвращением! Ты на побывку или насовсем?

– Думаю, что надолго, Трофимовна, – сообщил я, отвечая на рукопожатие Гефеста, сидевшего тут же и прихлёбывающего чай из большой чашки (Зависимость от этого напитка — тайный порок бывшего «порученца» Трофимовны и Елены Ярошевской, «кардинала» инициативной группы). – Вот… Осматриваюсь. Планирую на службу снова поступать.

– Тебе бы лучше в патриотический клуб какой-нибудь… – неуверенно советует Трофимовна. – Я буду искать по знакомым. У тебя ведь образование подходящее… Чай-кофе будешь?

– Кофе — буду, – киваю я, и Трофимовна ставит чайник.

– А у нас тут  не пойми что происходит… – между тем роняет Гефест, водя пальцем по ободку чашки. – Повозвращались засранцы из Укропии, места заняли да ещё и на повышение пошли…

– А вот это — тема… – мгновенно «включаюсь» я (хоть и дал себе слово: с журналистикой больше  не связываться… Но… Слаба видать душа моя…). – И что происходит? – я достаю из кармана блокнот и ручку.

– Да я же говорю, вернулись те, кто в 2014-м и дальше отсиделся в солнечном Марике, в тихой Крамахе… Выдавили всех, кого от народа на места посадили… – Гефест ломает бублик-сушку, отправляя кусочки себе в рот.

– Да… – кивает Трофимовна. – Пока ребята сражались на фронте, сюда вернулись те, кто плевал на всё с высокой колокольни…

– А ещё оказывается вчерашние шестёрки «стоЯщих» могут сегодня стать чиновниками… – Гефест залпом допивает чай.

Я беру свою чашку с кофе и отхлёбываю напиток. Да… Ситуация  сложная. Людей «тормозят», желая в первую очередь думать о своих интересах те, для кого война превратилась в киношную показуху…

– Лидеры нормальные остались? – кратко интересуюсь я, беря с блюдца печенье-»орешек». Трофимовна смотрит на меня и по выражению её лица я понимаю, что я задал глупый вопрос… И я снова нарушаю данную себе клятву.

– Ладно, – говорю я. – Команды падать духом  не было. Владеющий словом  владеет миром… Словом  тоже можно выстрелить. Главное — цель видеть… – я придвигаюсь к Гефесту. – Вместе домой поедем. У меня к тебе  тема есть, – говорю я ему.

Затем я пишу на вырванном листке блокнота несколько фамилий и показываю листок Трофимовне, произнеся только одно слово.

– Они?

Трофимовна кивает.

– А ещё у нас в Никитовском районе с дорогами плохо… – сообщает она.

– Принял, – коротко отвечаю я.

– Работай, брат! – улыбается Трофимовна.

– Работаю, сестра! – я сгибаю в локте руку сжатую в кулак. – Но пассаран!

А уже через четверть часа мы с Гефестом курим, стоя на остановке. Гефест рассказывает мне о проблемах в городе более развёрнуто. Да, частота обстрелов  сократилась по сравнению с прошлыми годами. Да, теперь ВСУ кусаются только на окраинах. Да, по городу с душераздирающим воем сирен не носятся «Скорые» и не визжат тормозами авто ГБР… Но Зайцево, Доломитное и 6-7 — это тоже Горловка… И людям там  страшно каждый день… А живущему в Никитовском районе Гефесту  это «страшно», слышно весь вечер и всю ночь… Его спокойствию, с которым он рассказывает всё это, можно позавидовать.

А параллельно с этим, возомнивший себя князьком директор ДТЭКа заставляет оплачивать горловчан задолженность за электроэнергию, за 2014-ый год. Украине. Той самой, которая ведёт войну против Донбасса. Старается, гад, чтобы «партнёры» не обиделись… Вот когда хочется, чтобы вернулась атмосфера 2014 года… Нет, не обстрелы, о которых люди теряли сознание прямо на улицах. А народный суд, который заставлял чиновника забыть о своих «хотелках», обращая его в бегство в «Единую»…

Шёл 2017 год… «Идейный» вопрос постепенно уступал место денежному. Да, людям хотелось как-то жить. А для этого нужно было что-то кушать, во что-то одеваться и чем-то пользоваться… И их за это  нельзя было упрекнуть.

Дома я посмотрел пометки в блокноте, которые сделал после посещения нескольких жилмассивов в Никитовском районе, и погрузился в полудрёму… А через два часа мир увидела статья, которая положила начало циклу «Записок Свирепого Блогера».

А ещё позже пришло сообщение от Анны Озёровой, желающей приехать в ДНР, дабы увидеть отца ополченца «Варгана», отбывающего длительный срок наказания. Причём срок  Варган получил по сфабрикованному обвинению… Дура легс, как говоили римляне…

А ещё во мне снова боролись Совесть и Здравый Смысл… Первая приказывала не молчать обо всём, что происходит вокруг, а второй всё время спрашивал: «И надо оно тебе?»

«Делай что должен и будь что будет!» – отвечала Совесть словами погибшего Комбрига.

Да. Я – «Призрак». «Призрак», вернувшийся в родной город, бродящий по его дорогам, остроощущающий несправедливость. «Призрак» той самой Советской Новороссии, которую мечтали построить ополченцы Первой Волны. Я – «отчаянный», у которого было чувство Долга перед теми, которых уже нет… А следовательно моя миссия  ещё не «комплит». И продолжаться она будет здесь. С Надеждой и Верой в то, что делается…

Но об этом — позже…

09.06.2019

–
 ___
___

http://sovetsoyuz.su/?p=31352

Вестник Советской Новороссии (главная)

___

P. S: Поддержать труд журналистов сайта можно через:

- Яндекс Деньги: https://money.yandex.ru/to/410015393561417

- Карту Сбербанка: 4817 7601 4485 4530

___

Подписывайтесь:

Наш канал Youtube

Сообщество ОК

Сообщество КОНТ

___

Читайте также: Новая фаза