Белогвардейское подполье на Украине, 1918

14.06.2018

Этой публикацией я начинаю электронное издание воспоминаний генерала Бориса Александровича Штейфона "Харьковский Главный Центр Добровольческой армии. 1918 г. ", приуроченное к 100-летию событий, описанных в воспоминаниях.

Рукопись воспоминаний хранится в Государственном Архиве Российской Федерации (ГАРФ. Ф. 5881. Оп.2. Д. 754). Воспоминания были написаны генералом Штейфоном в эмиграции в Югославии в 1930-х годах (точная дата неизвестна). Я переписал их в архиве от руки, набрал в электронном виде, снабдил иллюстрациями и приложениями, написал некоторые комментарии. Воспоминания будут публиковаться фрагментами с заголовками-цитатами. Приложения и комментарии - под текстом.

При цитировании или ином использовании текста убедительно прошу не забывать указывать ссылку (гиперссылку).

Артем Левченко

Генерал-майор Б. Штейфон. Харьковский Главный Центр Добровольческой армии. 1918 г.

В обильной исторической и мемуарной литературе, посвященной южной добровольческой эпопее, почти не имеется указаний о деятельности «Главных Центров Добровольческой армии». Между тем, работа Центров чрезвычайно ярко отражала психологическое и формальное содержание бурного 1918 года. В Добровольческих Центрах того периода собиралась, как в фокусе, вся пестрота политических и социальных взаимоотношений, создавшихся на Юге России, как в причудливом калейдоскопе менявшихся быстро настроений и событий. Проходили добровольцы и большевики, гетманцы и петлюровцы, германские войска и банды грабителей, цинизм анархии и жертвенное служение Родине.

Работа Центров была строго конспиративной. Этим условием и объясняется то обстоятельство, что о деятельности Центров ныне мало осведомлены даже те лица, кои специально изучали историю русской смуты. Более того: даже лица, принимавшие близкое участие в работе Центров, бывали обычно знакомы лишь с тою областью, в которой они непосредственно действовали. Конспирация имеет свои законы, и опыт убедил, как опасно нарушать эти законы. И только начальник Главного Центра являлся лицом в полной мере осведомленным, лицом, в руках которого сосредотачивались все нити сложного управления. В дальнейшем изложении будет указано, например, как многие даже ответственный работники Центра чуть ли не единственно встречаясь со мною по делам Центра, не подозревали, что они состоят в непосредственном общении с начальником Харьковского Главного Центра.… И только ограниченный круг наиболее мне близких и доверенных людей знали мое истинное служебное положение.

Идея Центров была надумана и осуществлена ген. М.В. Алексеевым – основателем Добровольческой армии. Ничтожные средства, коими располагал ген. Алексеев в первый период жизнедеятельности Добровольческой армии, побуждали его создать такую организацию, какая могла бы обеспечить армии приход всех нужных ей средств. Затем представлялось необходимым широко популяризировать среди населения Юга России как факт существования, так и идеи Добровольческой армии. Представлялось необходимым потому, что Юг России намечался объектом ближайших действий Добровольческой армии. Опыт революции убедил генерала Алексеева в том, как важны и необходимы органы пропаганды. По мысли генерала Алексеева Юг России был разделен на ряд Главных Центров – Киевский, Харьковский, Одесский, Крымский и Тифлисский. Каждый Главный Центр являлся совершенно самостоятельным в своей деятельности и выполнял военно-административные, политические и финансовые задания. Был подчинен непосредственно сперва генералу Алексееву, а после его смерти – главному командованию.

Создав организацию Центров, генерал Алексеев связал тем Добровольческую армию с обширным богатым Югом России и в значительной мере парализовал первоначальное зло Добровольческой армии – отсутствие у нее тыла. Подобная реформа не только улучшила моральные и материальные условия армии, но и укоренила авторитет главного командования в глазах иностранцев. Последние принуждены были считаться с тем, что добровольческое движение не ограничивается только районом Кубани, но органически связано и с южнорусскими областями.

Создавая Главные Центры, генерал Алексеев полагал, что в дальнейшем, по мере продвижения Добровольческой армии на север, Главные Центры будут превращаться в соответствующие административные органы – губернаторства или генерал-губернаторства. Он считал подобное превращение желательным потому, что подобные организации передавали будущее гражданское управление «местным» людям, то есть элементам, хорошо знакомым с нуждами, чаяниями и настроениями данного края.

Как известно, политическая жизнь Юга России в 1918 г. развивалась причудливо и пестро. Связь Центров с Добровольческой армией часто нарушалась. Поэтому начальник Главного Центра руководствовался в своей деятельности директивами генерала Алексеева, фактически обладая диктаторскими полномочиями, которыми пользовался в соответствии как с местной обстановкой, так и с особенностями своего характера, своего темперамента.

Выбор начальников Главных Центров был произведен лично генералом Алексеевым из числа старших генералов, проживающих в данном районе. Были назначены: в Киеве – генерал-лейтенант Ломновский, в Одессе – вице-адмирал Ненюков, в Крыму – генерал-лейтенант Боде, в Крыму – генерал-лейтенант Шатилов*. На должность начальника Харьковского Главного Центра, не смотря на наличие в районе многих генералов, был назначен я, тогда молодой полковник Генерального штаба. Между тем, Харьковский район являлся одним из важнейших, ибо намечался ближайшим объектом действий и большевиков и добровольцев. Этот район был центром управления Донецким бассейном и служил ареною многочисленных политических экспериментов украинцев всех толков.

В те дни ужаса, горя и страданий Харьков явился единственным крупным центром Юга России, в котором не имел места террор, потрясавший в 1918 г. Киев, Одессу, Севастополь.… В особенности не было террора, направленного против офицеров. Не было потому, что на попытки террора со стороны большевиков и лево-украинцев неизменно и быстро проявлялся контр-террор, око за око!

Теперь, на фоне исторической перспективы, можно констатировать с полным беспристрастием, что руководителям Харьковского Главного Центра удалось сохранить тысячи человеческих жизней и не допустить в Харькове ни массовых севастопольских избиений, ни трагедии легендарного одесского «Алмаза», ни грустных и кровавых событий киевского музея…

Свою долю страданий Харьков, правда, пережил, но уже в 1919 г., когда деятельность Центра была свернута, а руководитель Центра находился в Добровольческой армии. Однако и тогда террора против офицеров как таковых не было. В 1919 г. большевики направляли свою жестокость главным образом против неорганизованной, а потому и беззащитной харьковской интеллигенции.

* Не П.Н. Шатилов, бывший начальником штаба генерала Врангеля, а его родственник, бывший начальник Кавказской гренадерской дивизии. (Прим. Б. Штейфона)

(Продолжение следует)

1 серия | 2 серия | 3 серия | 4 серия | 5 серия | 6 серия | 7 серия | 8 серия | 9 серия

10 серия | 11 серия | 12 серия | 13 серия | 14 серия

________________________________________________________________________________________________

ГАРФ. Ф. 5881. Оп.2. Д. 754. Генерал-майор Б. Штейфон. Харьковский Главный Центр Добровольческой армии. 1918 г. Набор текста, подбор иллюстраций, приложения, комментарии - Артем Левченко. При цитировании или ином использовании текста просьба указывать ссылку (гиперссылку) на данный ресурс.