Интернациональные тенденции и национальные традиции

16.05.2018

© журнал "Русский Ювелир" февраль, 2004
Ирина Перфильева, кандидат искусствоведения, НИИ Российской академии художеств


Проблема взаимодействия этих важнейших составляющих эволюционного процесса не нова. В истории России можно обозначить несколько этапов. Так впервые она возникла в период христианизации, когда православная византийская культура начала активно продвигаться на восток. Другой связан с европеизацией российской культуры в петровскую эпоху. И, наконец, новый импульс Россия получила в середине ХХ столетия, когда вновь открылись возможности активных творческих контактов с западноевропейской художественной культурой, результаты плодотворности которых не замедлили сказаться в различных областях творческой деятельности.

Конечно, все сказанное не означает, что таких контактов не существовало вне моментов обозначенных исторических контрапунктов. Вопрос заключается в пропорциональном соотношении «интернационального» и «национального», их приоритетности в каждый конкретный исторический момент. Не трудно заметить, что в периоды политической и экономической изоляции усиливаются национальные традиции, а в периоды глобализации – интернациональные тенденции. Важно и в том, и в другом случае не утратить чувства меры, гармонического соотношения составляющих современной художественной культуры. Мир, в котором мы живем глобализуется независимо от нашего желания и сопротивляться этому процессу, по крайней мере, не разумно. В то же время, безоглядное стремление соответствовать мировым образцам чревато потерей самобытности, национальной особенности. История художественной культуры дает тому множество примеров — и культурной изоляции, и культурной растворенности.

В настоящий момент мир находится в состоянии очередного перераспределения приоритетов, перестановки акцентов, движения между национальным и интернациональным. В ювелирном искусстве, одном из самых камерных видов художественного творчества, актуальность проблемы не только очевидна, но постоянно обостряется. Что проявляется как в целом в отечественной школе, так и в частном — в творчестве некоторых художников, шарахающихся из одной крайности в другую, в то время как обе формы имеют право на существование. Более того, они взаимно необходимы для перспективного развития.

В этом контексте упреки западников в том, что в России нет как такового дизайна ювелирных изделий, в первую очередь украшений, это в действительности констатация того факта, что у нас нет его в том виде как он распространен на западе. В то же время, сами они страдают от экспансии художественных концепций некоторых европейских школ.

Герд Ротманн Браслет
Серебро 925 пробы, частичное золочение
Герд Ротманн Браслет Серебро 925 пробы, частичное золочение

Так немецкая школа — ювелирные факультеты Мюнхенской академии художеств и Высшей специальной школе дизайна в Пфорцхайме, — пользуется заслуженным авторитетом в мире благодаря исключительно высокому уровню преподавания творческих дисциплин такими известными мастерами как Отто Кюнцли, Германн Юнгер. Она не только подготовила значительное число замечательных дизайнеров — современных художников-ювелиров, но и распространила свою систему в другие страны, где работали ее выпускники — Манфред Бишоф в Барселоне и Лондоне, Герд Ротманн в Вене и другие. То же можно, в той или иной степени, отнести к английской и голландской национальной школе. Специфика здесь — прерогатива отдельных выдающихся личностей неординарного мышления, но не влияние традиций.

Манфред Бишоф Брошь «Личный телевизор»
Золото, серебро, кораллы
Манфред Бишоф Брошь «Личный телевизор» Золото, серебро, кораллы


Отто Кюнцли Браслет
Резина, золото
Отто Кюнцли Браслет Резина, золото


Германн Юнгер Ожерелье
Золото, драгоценные камни
Германн Юнгер Ожерелье Золото, драгоценные камни

Уэнди Рэмшоу Колье
Золото, эмаль, крашеные перья страуса эму
Уэнди Рэмшоу Колье Золото, эмаль, крашеные перья страуса эму

Что касается России, то здесь ситуация разворачивается с точностью до наоборот. Относительная дистанцированность страны от западного мира, ее вальяжная медлительностью - результат жизни на территории огромной протяженности и разной степени экономической развитости – обусловили «родовую» привязанность к традиционным корням как объединяющему началу – «общему знаменателю» культуры. Без этого невозможно было в многонациональной и многоконфессиональной стране создать единое культурное пространство. Теперь перед нашей национальной школой стоит новая задача вписаться в контекст общемировой культуры, формирование которой является естественной закономерностью процесса глобализации охватившего сегодня все развитые страны. Вступать на путь конфронтации бессмысленно и опасно. Это все равно, что идти навстречу потоку, может снести. Но совершенно необходимо найти оптимальные формы гармоничного сочетания интернациональных тенденций с национальными традициями. Тем более что совершенно очевиден интерес к нашему искусству со стороны запада. За минувшее десятилетие любопытство переросло в творческие и деловые контакты. В Россию постоянно приезжают предприниматели, искусствоведы и художники, которые создают здесь предприятия, организовывают выставки, участвуют в конкурсах и работают в жюри. Это художник и предприниматель из Италии Диего Перкосси Папи, директор музея ювелирного искусства в Пфорцхайме (ФРГ) Фриц Фальк, художник и профессор ювелирного дела из Польши Анджей Шадковский и другие. Несмотря на разницу в экономическом, социальном и культурном развитии мы неуклонно стремимся навстречу друг другу. Для того чтобы извлечь из этого процесса максимальную выгоду нужно уяснить, чему можно противостоять, а чему нет. Что – неизбежно, ибо обусловлено свыше, а что можно и нужно трансформировать, чтобы адаптировать к национальным особенностям. Для этого в действительности не нужно удаляться на большие исторические дистанции и обращаться к опыту других стран. У нас все по-другому.

Для начала вспомним, что сложной структуре российского ювелирного дела есть две сферы, разделение которых произошло в середине минувшего века, и сближение которых медленно, но верно происходит сегодня. И зададимся вопросом, почему это происходит, каковы внешние и внутренние факторы этого явления. По существу речь идет о начале и нынешнем моменте вживания российской национальной школы в мировой контекст развития ювелирного искусства за полстолетия.

Нет необходимости здесь говорить об успехах российского «авторского ювелирного искусства» на мировой арене на рубеже 1950 – 60 годов. Это другая тема. А вот почему это произошло, что явилось сверхпричиной, побудившей к творческому подъему практически одновременно и индустриально более высокоразвитый запад и менее развитую в части производства товаров «народного потребления» Россию очень важно.

Начнем с того, что и в западной Европе, как и в России в конце 1950-х годов происходит дифференциация на «авторское», независимое от вкусов потребителя искусство и производство драгоценностей, «консервативных» в силу своей высокой материальной ценности, более зависимых от запросов покупателей. Коротко говоря, почти везде ювелирное дело разделилось возвышенное, обращенное в вечность и материальное, удовлетворяющее земные желания. Что же стало причиной.

В 1950-х и 60-х годах произошло несколько событий в области науки и техники, которые не то чтобы прошли незаметно, напротив они имели большой резонанс и буквально потрясли мир, но вот их последствия в области культуры действительно не получили адекватной оценки. Это в первую очередь «покорение» космоса и создание компьютерных технологий. Научные и технические достижения здесь очевидны. Но гуманитарные последствия остались в тени. Но именно они могут дать ответы на многие современные вопросы. Ювелирное дело как сфера творчества наиболее приближенная к человеку и в материальном, и в духовном отношении особенно интересна.

Как всякое истинное научное открытие эти достижения человечества не столько ответили на какие либо вопросы, сколько расширили границы непознанного. Мы как то не заметили, что перескочили в качественно другую эпоху. Наше жизненное пространство расширилось далеко за границы земного притяжения. Люди стали настойчиво добиваться контактов с внеземными цивилизациями и не заметили, как изменились сами - модернизировалась наша культура, будто в надежде быть понятной другим. Человечество оказалось в положении первобытного человека, которому необходимо было позиционировать себя в пространстве непознанного мира. Частью этого процесса явилась выработка системы украшений тела, в том числе и ювелирными изделиями. Впервые эту роль украшений отметил в середине Х1Х века известный немецкий архитектор и эстетик Готфрид Земпер. Это было время, когда началось борьба прикладного искусства с вытесняющей его промышленностью. Следующий этап в этой эволюции был отмечен концепцией «Человек – Изделие Массового Производства», высказанной в середине ХХ века американским дизайнером Джорджем Нельсоном, где он расположил все виды художественного творчества относительно человека. Прикладное искусство и дизайн здесь выдвигались на первое место, как наиболее приближенные к человеку и потому влияющие на другие виды искусства.

В эти годы почти одновременно и на Западе, и в России в области «авторского» ювелирного искусства творческие поиски концентрируются вокруг фигуры человека. Однако в отношении к человеку очевидна существенная разница. Для западных художников человек – носитель украшений, представляет объект для их демонстрации. Именно такой характер носила коллекция, представленная в 1969 году голландскими художниками Эмми ван Леерсум и Жийс Беккер на выставке «Объекта для ношения» в Эйндховене. Их оригинальная идея «одеждоподобности» к середине 1970-х годов была подхвачена многими художниками европейских стран и получила самое широкое распространение позднее в жанре «ювелирного перформанса».

В России в эти же годы московские художники Владимир Гончаров и Феликс Кузнецов на выставке Центральном Доме литераторов представили серию колец, художественно-образное решение которых основано на принципах гармонического единства пластических структур – украшения и человека (Кольца «Двойная спираль», «Иероглиф»). Вслед за ними тему создания единой пластической структуры «человек – украшение» разрабатывают Вера Фантон, Николай Ежкин, Татьяна Балтро, Олег Нарижный, Наталья и Алексей Петровы, Вера Наумова и другие российские художники – ювелиры. Сегодня можно сказать, что это российская национальная черта отечественной школы ювелирного дела. Она уже начинает проявляться в работах некоторых ювелиров, работающих в производстве художественных ювелирных изделий из драгоценных материалов – Ирины Дорофеевой, Сергея Чирьева, Сергея Хренова, Елены Мамонтовой и других. В это прочитывается не только влияние интернациональных тенденций, ставших результатом эволюционного скачка, но национальных традиций, преломленных в свете новейших эстетических требований. Именно в российской православной культуре всегда особенно сильна была связь украшения с человеком. Украшения Древней Руси - ювелирные изделия в виде гривны, браслета, серег и т. п., закрывая «выходы из тела», защищали душу человека от злых духов. И сегодня их характер, форма и рисунок – свидетельствуют о поисках нового художественного языка, развивающего по тем же законам, что и разговорный. Еще совсем недавно мало кто отваживался надеть разные серьги. Это наверняка сочли бы рассеянностью. Сегодня пара асимметричных серег никого не удивляет даже в драгоценных материалах, по определению не склонных к эпатажу.

Татьяна Балтро совместно с Игорем Балтро Перстни «Три грации»
Латунь, мальхиор, пластмасса
Татьяна Балтро совместно с Игорем Балтро Перстни «Три грации» Латунь, мальхиор, пластмасса

Феликс Кузнецов Браслет «4D» 
Латунь, серебрение
Феликс Кузнецов Браслет «4D» Латунь, серебрение

Алексей и Наталья Петровы Браслет
Бумага, бечевка
Алексей и Наталья Петровы Браслет Бумага, бечевка

«ЮТэ – Ювелирный Театр» Коллекция АК «АЛРОСА»
Ирина Дрофеева
Объект-браслет «Измерение»
Белое золото, бриллиант, акрил
«ЮТэ – Ювелирный Театр» Коллекция АК «АЛРОСА» Ирина Дрофеева Объект-браслет «Измерение» Белое золото, бриллиант, акрил

Олег Нарижный Кольцо «Построение-7»
Серебро
Олег Нарижный Кольцо «Построение-7» Серебро

«ЮТэ – Ювелирный Театр».  Коллекция АК «АЛРОСА»
Вера Наумова
Украшение «Трансформер 1 * 12»
Белое и желтое золото, сталь, бриллианты
«ЮТэ – Ювелирный Театр». Коллекция АК «АЛРОСА» Вера Наумова Украшение «Трансформер 1 * 12» Белое и желтое золото, сталь, бриллианты

Похоже, что новые условности в современном ювелирном искусстве не только состоялись, но и разделяются большинством. А это значит, что открыт путь к дальнейшим формотворческим поискам. Уже сегодня мы встречаем недавно мало распространенный вид украшений - корону. Причем, если в «драгоценностях», восхищая публику мастерством выполнения и красотой материала, их формы остаются неизменными, то в «авторском» искусстве - господствует многообразие форм и художественных систем. 

Так британский дизайнер, ныне живущий в Норвегии Луиза Нипперд, в последние годы работает над серией «алюминиевых украшений для музыкальной и видео индустрии, где эффект наивысший». Ее произведения напоминают по формам корону фараона Древнего Египта, шлем космического скафандра, дамскую шляпу с большими полями – фантазией художника преображенные в оригинальные художественные ювелирные изделия, предназначенные для декорирования головы. А голова, как известно издавна, символ человека. Поэтому можно считать, что украшения подобного типа есть отображение основного направления творческих поисков современных художников – ювелиров, работающих в конструктивно – пластическом направлении. 

Иной характер носят головные украшения московского дизайнера Феликса Кузнецова. Его короны «Рамзес – 1» и «Рамзес – 11» - не интерпретация темы традиционных форм, но апелляция к эпохе в истории человечества, когда оно впервые осознало себя как жителя вселенной на разных этапах жизни попадающего в разные ее слои – земной и внеземной космический. И здесь древний символ человека – голова, является не только символом человека, но его положения в пространстве физическом и временном. Иначе говоря, художник обращается к актуальным современным проблемам искусства. Для ясности «изложения» своих мыслей он обращается к соответствующей языковой стилистике – четкой, лаконичной как математическая формула. Здесь нужно заметить, что «математический» язык, не терпящий нюансов толкования, в последнее время становится все более популярным. Речь идет о характере языка, его ритмике, геометрические формы всегда были достаточно широко распространены.

Серьезность этого интернационального направления, по крайней мере для России, подтверждается тем, что отечественные художники – ювелиры уже не удовлетворяются «оформлением» головы как символа человека, а стремятся опосредованно проникнуть в детали этого символа. Так в творчестве москвичей Натальи и Алексея Петровых важную роль играет тема очков, позволяющая им проникнуть в тайну человеческих ощущений и перевести их на язык предметных форм. Это далеко выходит за рамки декоративных решений и более соответствует дизайнерскому, когда пространственный объем предметной формы украшения диктуется пластическими формами тела человека.

Конечно, сказанным не исчерпывается все многообразие творческих поисков современных дизайнеров ювелирных украшений. Наша задача была скромнее – обозначить характер взаимоотношений общего и частного, в аспекте интернациональных тенденций и национальных традиций не в плане совокупности системы принятых в историческом контексте условностей, а в их сущностном значении как «родового» признака, избавиться от которого невозможно и неразумно. Задача состоит в том, что бы его правильно сформулировать и умело применять, не превращая в фетиш.

Что же касается интернациональных тенденций, то это не следует понимать как некое правило «спущенное сверху». Как видим, каждая национальная школа шла своим путем, характер которого определялся конкретными историческими условиями ее эволюции. А общность результата – есть закономерность общечеловеческого эволюционного процесса, сопротивляться которому бессмысленно. Нужно найти в нем свое место. Думается, что российские художники - ювелиры успешно с этим справляются. 

Библиография

Земпер Г. О формальных закономерностях украшений и их значении как художественных символов. – В кн. Практическая эстетика. М., 1970.

Нельсон Дж. Проблемы дизайна. М., 1971.

Валери П. Об искусстве. М., 1976.