Шурави бача 1/21

– Да, блин, эта на фиг эта тумбочка меня уже достала, никак не могу довести ее до ума. Надо молодым задание определить, пусть крутятся, не пристало «дедушке» с такой тумбочкой.

Они вышли из казармы и направились к умывальнику, который находился возле солдатской столовой, под навесом. Нужно было идти через всю небольшую территорию.

– Сейчас бы в бассейне искупаться не помешало, – вслух подумал Сергей, приближаясь к желанному водоему.

– Да-а-а-а, – мечтательно поддержал его Иванов, чуточку прикрыв глаза, представляя неосуществимое наслаждение.

– Искупаться можно, если плюнуть на все и на всех, как Гера, с последней командой ушедший. Комбат так и не вычислил, кто это сделал. И «стукачи» его ничего не разузнали. Ему просто повезло, на следующий день, ты же помнишь, с центра указание было, дембелей на отправку, трех человек, и он попал в эту нишу. Ушел, и все шито-крыто.

– Искупаться можно, и я бы хотел, да не хочу испытывать свою судьбу, только ночью решился бы, наверное, когда комбат дрыхнет. Если увидит, считай, до дембеля на губе отдыхать. Если в батальоне – куда ни шло, а если в бригаде – да на фиг нужно. С этими «крысами» под одной крышей.

В центре на территории батальона был бассейн, выложенный керамической плиткой. Раньше, до появления здесь русских, на этом месте был завод по производству консервов, компотов, деликатесов благодатной тропической земли. А бассейн, наверное, приносил удовольствие своим хозяевам в знойные дни. Он был небольшой, округлой вытянутой формы метров десять в длину и пять в ширину . Для батальона в двести пятьдесят человек, не считая тех, кто на боевых, это была просто лужа, тем более что с водой тоже были определенные проблемы. И поэтому комбат Портов развел в нем рыбок. Батальонный оазис строился под руководством Портова, изощрявшегося в своих фантазиях. Внутри бассейна плавали водоросли, привезенные черт знает откуда, и была чистая вода, всегда манящая своей прохладой. Старослужащие любыми путями пытались залезть в него и по-человечески «покайфовать». Комбат был строг и пресекал любые попытки посягнуть на его детище. Но все же это случилось. Нашлась пара-тройка смельчаков, своевольно нарушившая строжайший запрет хозяина. А дело было так.

Как-то в воскресенье комбат с офицерами из штаба уехал, как всегда, в бригадную баню «распарить свои старые кости», как шутил он, в очередной раз отчитывая на плацу остающихся без его зоркого пристального взгляда. Новый караул, как тому и должно быть, заступил в воскресный день на службу. Начальник караула, старший прапорщик Кольцов, мужчина средних лет, слыл человеком добрым. Он занимал должность начальника продовольственного склада и был не в меру упитанным, с выпиравшим из-под широкого офицерского ремня брюшком, толстыми, округлыми икрами ног и лощеной, холеной мордой с двойным подбородком. Ходил он вразвалку, медленно, лениво передвигая ноги. Его мало наблюдали на территории. Только тогда, когда выдавали продукты для солдатской и офицерской столовой, открывались тяжелые металлические двери хранилища и появлялся старший прапорщик Кольцов в длинном белом халате, прикрывающем его толстые ноги ниже колен. Вот и сейчас он делал какие-то распоряжения, лениво покрикивая, давал указания сержантскому составу, заступившему в караул по батальону.

Немного поприсутствовав и пройдясь по постам, где под грибками, в бронежилетах и касках, изнывали от жары заступившие в караул солдаты, зашел на ПХД в столовую, окинул хозяйским взглядом помещение кухни и зала по приему пищи, что-то буркнул под нос и быстро удалился к себе, в милое его сердцу хранилище продуктов, негромко хлопнул дверью и исчез за ней. Солнце пекло, казалось, с самого утра. На часах было около двенадцати.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ... ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ !!!