Шурави бача 37

31.07.2018
***

Светало. Звезды, как свечки на праздничном столе, бледнея, гасли. Запахло утром. Всю ночь не смыкая глаз, в полудреме мучаясь, прогоняя надоедливый, наступающий на пятки сон, окончательно выбившись из сил, ребята заснули, не беспокоясь о своих жизнях. Крымов не мог себе позволить слабость, хотя и его с приближением рассвета одолевала сонливость. Он то и дело смачивал руку и лил воду на голову, хлопал себя по щекам. Жутко хотелось выкурить сигарету. Он собрал возле себя сухую солому и вырвал из блокнота лист бумаги, свернул козью ножку и, давясь горьким, пахнущим навозом дымом, затянулся, тяжело закашлял. Димбол открыл глаза.
– Я что, заснул? – удивленно проговорил он, с трудом раскрывая слипшиеся веки.
– Буди всех! – приказал Сергей и подвернувшимся под руку глиняным осколком замахнулся в сторону Николая, который, прижавшись щекой к дувалу блокпоста, сладко похрапывал.
– Ой-ой, что со мной? – сонно промямлил он, когда Сергей огрел его по голове.
– Хватит дрыхнуть, я за всех за вас службу тащил. Подъем, «духи», сваливаем, – настойчиво крикнул Сергей. – Ша! Ша! Я что, непонятно сказал? – повышая голос, прикрикнул он.
Из «зеленки» показался человек. Он шел, озираясь по сторонам. Его растрепанный и испуганный вид был смешон.
– Стоять! – закричал Димбол и полоснул из автомата возле ног идущего.
Человек упал ниц, запричитал и затрясся.
– Сорбоз, – определил Сергей. – Ты откуда вылупился? – закричал он.
Человек снова затрясся, крупные капли слез появились у него на щеках.
– Нис душман, нис душман, – зарыдал он и, сжавшись в комок, задрожал пуще прежнего. Это был мальчишка, лет двенадцати на вид, его одежда разодрана он был босой.

– Ты где был? – улыбаясь, спросил Сергей мальчишку, когда тот, дрожа от страха, пытался что рассказывать на афганском и плохом русском языке.
Из его рассказа было понятно, что ночью на пост напали душманы, которые забрали у них оружие, троих взяли в плен,  а остальные четверо сбежали в «зеленку».
– Где остальные? – пытался выяснить Димбол. В ответ сорбоз повторял:
– Душман, душман, – и, растирая кулаком по щекам крупные слезы, глазами покорной собаки смотрел на солдат.
– Что с ним делать? – озабоченно проговорил Сергей. – С собой его брать нельзя. Оставлять тоже, стукнет, сука, своим. Что делать?
– Закроем его в дувале, хрен на него, – предложил Николай.
– Чарз ас? – настойчиво спросил Димбол. Мальчишка понятливо захлопал глазами.
– Чарз ас? – повторил Димбол.
– Ас, ас – радостно завопил тот и метнулся в сторону дувала. Недолго покопавшись, достал небольшой грязный тря¬пичный сверток и протянул солдату. Слезы на его щеках моментально высохли.
– Молодец, мо-ло-дец, – похвалил его довольный Димбол и, похлопывая по плечу, спросил: – Пухлеван, бакшиш?
– Бакшиш, бакшиш, – благодарно замотал головой сорбоз.
– Вот сука, куда затарил, знает, кому головой кивать, – улыбаясь, произнес Димбол.
– Союз?
– Союз, союз, – на ломаном русском языке заблеял тот.
– Уходим! – настойчиво потребовал Сергей. – Оставим его здесь, хрен с ним, будь что будет.
– Как-никак, побратим, за одно дело бьемся, – одобрительно сказал Димбол.
– Ташакор шурави, ташакор ш-у-ра-ви, бача, – кричал им вслед благодарный мальчишка.
Группа подошла к подножию горы. Стеклянное небо просыпалось. Впереди забрезжил рассвет, жгучим красным заревом вспыхнул, обжигая глаза. Багровый шар солнца, выкатившись, застыл над головой.
Подниматься вверх, в горы, на три тысячи метров над уровнем моря, было адским мучением, но выбирать не приходилось – к этому обязывала жизнь на войне, жизнь солдата-разведчика специального подразделения. И Сергей, стряхивая с себя утренний сон, жадно вдыхая воздух в легкие, говорил:
– Вперед, только вперед! Нам эти горы по колено, – любил повторять он слова своего боевого командира, старшего лейтенанта Губанова. – Вперед!
Крымов остановился возле еле различимой, присыпанной мелким камнем тропы. Он пропустил вперед себя своих друзей и ногой зашуровал перед собой, разбрасывая камушки в разные стороны. Вытащил из подсумка гранату Ф-1, закрепил ее между двух небольших булыжников, отогнул усы чеки, натянул стальную тонкую нить, перегородив тропу, прижал ее камнями с двух сторон.
– На всякий случай подстрахуемся, – сказал он и посмотрел на Димбола, который остановился и ждал.
– Это верно, – одобрительно мотнув головой, сказал Димбол, поигрывая парой мандаринов на ладони. – И где мы сейчас были бы, если бы не твоя подстраховка, – съехидничал он.
– Кончай, «чайник», тебе все уже одно, по барабану, раз так говоришь, меня злишь. Ближе к дому – больше шуток, хочешь сказать?
– К какому дому? – не понял Димбол и состроил рожу, собирая  в кучу глаза. – К этому, что ли? – он махнул рукой в сторону точки.
– Ну-у-у-у, – отозвался Сергей.
–  Да-а-а, знаешь, где я видел этот дом, – Димбол, гримасничая, быстро-быстро зашевелил губами, изображая мат.
– Ты где был? – улыбаясь, спросил Сергей мальчишку, когда тот, дрожа от страха, пытался что рассказывать на афганском и плохом русском языке. Из его рассказа было понятно, что ночью на пост напали душманы, которые забрали у них оружие, троих взяли в плен,  а остальные четверо сбежали в «зеленку». – Где остальные? – пытался выяснить Димбол. В ответ сорбоз повторял: – Душман, душман, – и, растирая кулаком по щекам крупные слезы, глазами покорной собаки смотрел на солдат. – Что с ним делать? – озабоченно проговорил Сергей. – С собой его брать нельзя. Оставлять тоже, стукнет, сука, своим. Что делать? – Закроем его в дувале, хрен на него, – предложил Николай. – Чарз ас? – настойчиво спросил Димбол. Мальчишка понятливо захлопал глазами. – Чарз ас? – повторил Димбол. – Ас, ас – радостно завопил тот и метнулся в сторону дувала. Недолго покопавшись, достал небольшой грязный тря¬пичный сверток и протянул солдату. Слезы на его щеках моментально высохли. – Молодец, мо-ло-дец, – похвалил его довольный Димбол и, похлопывая по плечу, спросил: – Пухлеван, бакшиш? – Бакшиш, бакшиш, – благодарно замотал головой сорбоз. – Вот сука, куда затарил, знает, кому головой кивать, – улыбаясь, произнес Димбол. – Союз? – Союз, союз, – на ломаном русском языке заблеял тот. – Уходим! – настойчиво потребовал Сергей. – Оставим его здесь, хрен с ним, будь что будет. – Как-никак, побратим, за одно дело бьемся, – одобрительно сказал Димбол. – Ташакор шурави, ташакор ш-у-ра-ви, бача, – кричал им вслед благодарный мальчишка. Группа подошла к подножию горы. Стеклянное небо просыпалось. Впереди забрезжил рассвет, жгучим красным заревом вспыхнул, обжигая глаза. Багровый шар солнца, выкатившись, застыл над головой. Подниматься вверх, в горы, на три тысячи метров над уровнем моря, было адским мучением, но выбирать не приходилось – к этому обязывала жизнь на войне, жизнь солдата-разведчика специального подразделения. И Сергей, стряхивая с себя утренний сон, жадно вдыхая воздух в легкие, говорил: – Вперед, только вперед! Нам эти горы по колено, – любил повторять он слова своего боевого командира, старшего лейтенанта Губанова. – Вперед! Крымов остановился возле еле различимой, присыпанной мелким камнем тропы. Он пропустил вперед себя своих друзей и ногой зашуровал перед собой, разбрасывая камушки в разные стороны. Вытащил из подсумка гранату Ф-1, закрепил ее между двух небольших булыжников, отогнул усы чеки, натянул стальную тонкую нить, перегородив тропу, прижал ее камнями с двух сторон. – На всякий случай подстрахуемся, – сказал он и посмотрел на Димбола, который остановился и ждал. – Это верно, – одобрительно мотнув головой, сказал Димбол, поигрывая парой мандаринов на ладони. – И где мы сейчас были бы, если бы не твоя подстраховка, – съехидничал он. – Кончай, «чайник», тебе все уже одно, по барабану, раз так говоришь, меня злишь. Ближе к дому – больше шуток, хочешь сказать? – К какому дому? – не понял Димбол и состроил рожу, собирая  в кучу глаза. – К этому, что ли? – он махнул рукой в сторону точки. – Ну-у-у-у, – отозвался Сергей. –  Да-а-а, знаешь, где я видел этот дом, – Димбол, гримасничая, быстро-быстро зашевелил губами, изображая мат.

Продолжение следует ... Новый проект фото - повесть "Шурави бача" откроет вам все тайны Афганской войны, глазами солдата !! Подписывайтесь, ставьте лайки, делитесь с друзьями!! Самый дорогой подарок для меня, - это ваше внимание к моему творчеству!! Читайте с удовольствием!! С уважением, автор!!