Шурави бача 9

22.07.2018

Северная сторона кишлака встретила нетронутыми глинобитными заборами и наглухо законопаченными окнами и дверями дувалов. Даже домашняя птица и скот куда-то исчезли. Стояла подозрительная пугающая тишина.
– А где все жители? – задал вопрос все это время молчавший Зуев.
– Где, где? – передразнил его Петруха. – По дувалам, по домам сидят, как крысы, носа не кажут, ждут удобного момента, чтобы тебе в спину пульнуть исподтишка. Это мы за них тут корячимся, а не они за нас. Так что держи ухо востро. Понял?
– Так точно, – промямлил Зуев и шмыгнул носом.
– Ничего, послужишь с наше, больше не будешь задавать дурацких вопросов. Мы не на гулянку пришли, а на войну эту долбанную. Или ты еще не понял, что да как? – обернувшись к молодому, сказал Петруха. – И вот еще что тебе скажу как земляку нашего ротного, мы его уважаем, он наш человек, свой, хоть и недавно с нами. Так что, если хочешь вернуться в Союз как положено, а не в цинковом, спецрейсом в «Черном тюльпане», смотри по сторонам и слушайся старших. Врубился? – спросил он, подталкивая вперед солдата. Остановился на месте, прислушался.
– Ну ладно пугать молодых, – вступился Иванов.
– Да, че, че, я что, неправильно, что ли, сказал? Ты, Ваня!! – буркнул недовольно Черкас.
– Да все правильно – согласился Иванов и, улыбнувшись, посмотрел на своего друга. – Не забудь, что тебе сейчас сказали, и будет все о’кей. Страшно? – спросил он с сочувствием.
– Немного есть, – процедил сквозь зубы Зуев и прижал к груди пулемет.
– Предохранитель сними, – заметил Петруха, все это время наблюдавший за Зуевым, медленно, не спеша, идущим за ним.
Он передернул затвор своего автомата, снова остановился и замер на месте.
– Показалось, – проговорил он, прижимаясь к стене глинобитного забора. – Зуй! Зуй!
Укоротив фамилию солдата и таким образом придумав ему позывной, он, окликнув молодого, затараторил:


– Смотри, Зуй, когда будешь стрелять по духам, в нас не попади от страха. Понял? А то в роту приедем, будешь отжиматься до потери пульса в полной боевой экипировке. Понял?
– Ну, все, все, хватит трепаться, – резко оборвал Иванов, не дав Черкасу отмочить очередную шуточку. – Быстро разобрались по местам, каждый наблюдает в своем направлении, – приказал он. – Серый, пойдешь замыкающим. Зуй пока еще не обстрелянный, хотя это его место в группе. Смотри, Зуй, не зевай, учись, здесь тебе быть вместо Серого. Прикрытие отхода, в крайнем случае, на твоем ПК лежит. Зуй, давай для начала в середину на место Сереги, идем цепью от стены к стене, по проходу, – распорядился Иванов и запел вполголоса:
 – Чубчик, чубчик, чубчик кучерявый,
А ты не вейся на ветру,
Ах, карман, карман, ты мой дырявый...
– Ты че, Вань, распелся? – шутливо бросил рядом идущий Одеса.
– Да, братишка, что-то у меня мой шрам зачесался не на шутку. Он всегда зудит, когда духи где-нибудь рядом. Он у меня как миноискатель. Так что приготовьтесь. Вот за этим валуном затаимся, хорошая позиция, видно во все четыре стороны. Подождем. Помоги нам, господи, ведь не за Родину воюем, а за этих «несчастных на бумаге».
Прошло пять минут напряженного ожидания.
– Сейчас, сейчас, – повторял тихо Иванов. – Сейчас они вылезут, я чувствую, где-то рядом, без балды.
– Глянь, – почти крикнул Зуев и приподнял голову над камнем.
– Тише, тише, ложись, дурень, не высовывайся, пулю захотел? – нервно проговорил Сергей и с силой прижал его голову к земле. – Ты что, смелый? Лежи и держись за гашетку на своем пулемете. Сейчас повоюем. Мы все видим, без соплей.
Из соседнего дувала в двадцати метрах от них вышла компания. Они шли прямо на группу неторопливым шагом. Впереди идущий душман-боевик был экипирован в советскую одежду офицерского покроя экспериментального образца. Он остановился, улыбаясь, что-то крикнул своим.


– Один, два, три, четыре, – начал быстро считать Петруха.
– Десять, тринадцать, пятнадцать...
Из дувала вышло человек сорок. Они оживленно о чем-то говорили, возле них крутился «бача», подросток лет тринадцати-пятнадцати.
– Он, он в меня шмалял, наводчик, – зло проговорил Петруха, прикладывая к плечу автомат.
– Подожди, – одернул его Иванов. – Подожди, не стреляй, будем ждать, что дальше.
Подросток, размахивая пистолетом Макарова, указывал в сторону, где находилась группа.
– Гнида, – нервно проговорил Иванов. – Навел все-таки, это твоя заслуженная пуля.
Он прицелился, раздался одиночный выстрел. Бача, схватившись за живот, стал медленно сползать на землю.
– Да здесь целая банда, – с испугом проговорил Зуев, подтягивая пулемет поближе к себе. Откинув крышку сверху, рядом с затвором, стал нервно поправлять пулеметную ленту.
– Зуй, ты что, пулемет забыл зарядить или ленту не вставил? – закричал Петруха, вытаскивая из-за спины две гранаты Ф-1.
– Да нет, да нет, все нормально, Петруха, – выпучив глаза, растерянно прошептал Зуев.
– Ну все, пацаны, нам здесь не справиться. Передавай по «ромашке»: напоролись на духов, будем принимать бой. Сообщи примерное место нахождения, – вполголоса сказал Иванов.
– Отходить нужно, отходить, – нервно закричал Петруха, не в силах сдерживать свои чувства.
– Куда отходить?! – возмутился Иванов. – Встанем, засветимся, покрошат как капусту. Этого хочешь, Черкас? Приготовиться к бою! – приказал он.
– Духи сзади нас окружают, – крикнул Сергей и пустил длинную автоматную очередь в нарисовавшиеся две фигуры, которые приближались к ним, перебегая от одной стены к другой.


Впереди идущие душманы моментально залегли. Разделившись на небольшие группы, быстро побежали в сторону разведчиков, пытаясь окружить их кольцом. Длинная пулеметная очередь разрезала горячий воздух. Поднялась пыль. Было видно, как упали несколько «духов». Припав к земле, они затаились.
– Почему они не стреляют? – спросил Петруха.
– В плен хотят взять, нас же мало, в кольцо берут, сволочи, – закричал Иванов. – Петруха, задних забросать гранатами. Зуев, прикрой, не дай им поднять голову. Серый, помоги Зуеву подствольником. Уходим к руслу, держаться вместе, не отрываться.
Иванов встал в полный рост, послал вперед одну за другой две гранаты. Поднялись клубы дыма. Крики душманов растворились в шуме заработавшего пулемета и четырех автоматов. Сергей нажал на курок своего автомата и прижался щекой к горячей металлической крышке, внутри которой ходил, щелкая, затвор, выбрасывая из ствола огонь и дым. Зажмурив один глаз, посылал впереди себя короткие автоматные очереди, приговаривал:
– В плен взять хотите, а не хрена, у вас, ишаки, не выйдет.
Моментально отстегнул израсходованный рожок, закинув руку за спину, достал еще два. Один пристегнул, передернув затвор, увидел, как к нему приближается изготовившийся к прыжку враг с ножом, похожим на серп, в руке. Короткая очередь отбросила его в сторону, он упал навзничь, раскинув руки в разные стороны, застонал, отполз за черный камень.
– Черкас, пристреляй подствольник за тот валун, – Сергей указал пальцем, обращаясь взглядом к своему другу.
Первый выстрел пришелся рядом с каменной глыбой, отбив от нее несколько осколков. После второго выстрела граната ударила по остроконечной верхушке глыбы, раздробив ее.
– Да, что ты там, пукаешь, Петруха, что, окосел? По траектории давай! – закричал недовольно Сергей.
Третий выстрел пришелся точно в цель. Вместе с клубами черного дыма и осколками разбитого камня вверх взметнулись куски разорванной одежды, дождем посыпались красные банкноты «афгани».
– Затарился, душара, наверное, «пайсу» сорвал, отпускные.
– Молодец, Петря, попал все-таки, наконец-то, – одобрительно закричал Сергей. – Вот так бы давно, а то пукаешь.
Духи, превышавшие ребят своей численностью, казалось, озверели от неравного боя. Они вставали в полный рост, приближались, но под прицельными выстрелами пятерки разведчиков падали снова на пыльную землю, обрушивая на них всю злую мощь своего оружия. Завязалась кровавая ожесточенная схватка.
– Шурави, сдавайся, – кричал кто-то порывисто в мегафон с противоположной стороны.
– Хрен вам, шакалы. Выкусите, хрен вам, рубленные, – орал яростно Черкас, посылая длинные автоматные очереди в сторону, откуда доносились настойчивые призывы к сдаче. – Хрен вам, а ну-ка возьми, если сможешь. Гниды! – хрипел он, изрыгая жестокий мат.
– Как там у тебя, Иванов? – был слышен треск взрывавшейся позывными рации.
– Хреново, товарищ лейтенант! – кричал в ответ обезумевший от натиска Иванов.
– Отходи, вертушки запросили, скоро будут. Держись, Саня, держись, родной! – подбадривал голос ротного из рации. – Нам тоже здесь не сладко. Их здесь целая группировка, вот нарвались на свою голову.
– «Бот, бот», я «Разрыв», – слышались позывные групп.
– У меня тяжело раненный, – докладывал лейтенант Котов.
– Их здесь как червей после дождя. Взяли в кольцо.
– Отходи к дувалам с остатками, баррикадируйся, держись, – распоряжался ротный.
По всему пространству кишлака слышалась ожесточенная стрельба, черный густой дым поднялся над селением и закрыл собой палящие лучи солнца, застыл окаменело над землей.

Продолжение следует ... Новый проект фото - повесть "Шурави бача" откроет вам все тайны Афганской войны, глазами солдата !! Подписывайтесь, ставьте лайки, делитесь с друзьями!! Самый дорогой подарок, - это ваше внимание, к моему творчеству!! Читайте с удовольствием!! С уважением, автор!!