Онкология

у тебя рак

10 признаков онко-клиники, с которой не стоит иметь дело

Как понять, что вам навязывают неоправданно дорогое лечение, манипулируют вашими страхами, используют непроверенные, ненаучные методики?

«Разговаривали со мной совершенно недопустимым образом, пытались давить на дочерние чувства: да вы потом пожалеете и пр. И показали точку на легких, то есть, мол, идет прогрессирование и надо продолжать. Мы сделали анализ в другом месте и ничего у мамы не обнаружилось, а точка эта была на всех снимках и старых и новых и ничего не значила. Мы с мамой провели еще целое лето и гуляли и даже в Европу съездили, а если бы мы их послушали, то всего этого бы не было, потому что та химия и молодых с ног сбивает» — это анонимный рассказ дочери пациентки одной из московских платных клиник.

Бесплатная медицина слишком часто не может обеспечить качественной помощью онкологических больных. Особенно тяжелая ситуация с людьми в терминальных стадиях — государственные больницы от них отказываются и никаких вариантов кроме платных клиник не остается. При этом такой больной становится идеальной мишенью для мошенничества. Обмануться в его состоянии легко, а юридической системой он не защищен — доказать, что какие-то манипуляции плохо повлияли на его и так очень плохое состояние на деле оказывается невозможно.

Чтобы помочь сориентироваться при выборе платной онко-клиники, совместно с онкологом Ильей Фоминцевым мы подготовили список признаков сомнительных учреждений.

1. Торговля надеждой

Основная наживка, на которую ловят такие учреждения – ложная надежда. Мы часто слышим в социальных роликах «онкология – это не приговор» и это очень важный месседж. Но подчеркивание такого подхода на сайте клиники, а также формулировки в духе «никогда не надо отчаиваться» вместо точной информации на приеме у врача, выдают чистый маркетинг.

Илья Фоминцев: «Конкретика нужна всегда. Если исцеление невозможно, врачу следует сказать — давайте посмотрим, каковы реальные обстоятельства. Чаще всего оказывается, что у пациентов есть очень простые понятные желания. Например, “летом у дочки свадьба, хочу дожить” и врач должен ответить насколько это возможно. И хотя мы не знаем наверняка, но всегда можно сказать, сколько из 10 таких же пациентов дожили бы до этого времени. Врач должен все говорить, как есть, не юлить не воздевать глаза к небу – мол, все в руках Бога. Я спрашиваю вас, как профессионала, чего мне ждать в этой ситуации. Статистики для этого в большинстве случаев достаточно. Если врач ее не знает, это плохо о нем говорит. Если знает, но скрывает – еще хуже».

2. «Инновационный метод лечения»

Торговля надеждой отлично идет под соусом «мы используем необыкновенный инновационный метод, который больше не применяется нигде». Иногда бывают эскпериментальные программы, тестирующие, к примеру, новые лекарства, но они-то как раз проводятся в основном на базе государственных учреждений и институтов. «Авторские» разработки могут оказаться лженаукой.

Илья Фоминцев: «Клиника, которая говорит про необыкновенный инновационный метод вызывает у меня подозрения однозначно и стопроцентно. Само выражение – инновационный метод, ноу-хау и пр. — означает, что другие это не используют. Вопрос – почему? Если в отношении этого метода нет клинических исследований, он ни разу не упомянут ни в одном гайдлайне, этому методу не стоит доверять».

3. «Европейское качество»

Тезис «только у нас вы получите доступ к европейскому качеству лечения» —  метод маркетинга старый, как слово «евроремонт». Да, в государственных клиниках большие проблемы с уважением к пациенту, в частной клинике вы можете получить вежливое отношение и чистые коридоры, которые, безусловно, важны. Да, в государственных клиниках могут быть не все необходимые лекарства, не все виды диагностики, но не обольщайтесь, что за деньги вы купите спокойствие – вам все равно придется разбираться в ситуации и следить за процессом.

Илья Фоминцев: «Я не совсем понимаю о чем это, когда говорят “европейское качество”. Если речь о контроле качества лечения – такого научно обоснованного подхода, с необходимыми метриками, сведениями о частоте рецидивов и пр. — то я такого у нас просто не встречал. Кивание на Европу само по себе сомнительно – Европа тоже неоднородная, там тоже можно встретить мошенников и я не очень понимаю, о чем речь. Если они говорят – у нас как в такой-то клинике, мы делаем такие-то вещи также как они таким-то образом – это я могу понять. А вот так вообще в целом “как в Европе” –  во всяком случае очень сомнительно звучит».

4. Нет точной информации о процедурах и их стоимости

Обнадеживающая фраза «через неделю вы его не узнаете» может означать, что тяжело больного взбодрят большим количеством гормонов и он действительно будет выглядеть намного лучше. А еще через неделю он может скончаться от последствий такого «лечения» и доказать ничего будет нельзя.

На первой же консультации вы имеете право понять, какие именно процедуры врач планирует провести, как работает реанимация, к каким обезболивающим есть доступ. И – сколько это будет стоить.

Если вам предлагают схему с депозитом и при этом вы не понимаете, как она соотносится с реальным количеством предстоящих трат; если в начале почему-то предоставляют бесплатную помощь, которая должна плавно перетечь в платную – скорее всего перед вами махинаторы.

Илья Фоминцев: «Конечно, бывают ситуации, когда в результате диагностики планы меняются. Точную стоимость, действительно, достаточно сложно сказать сразу. Это как в автосервисе, попробуйте их спросить – сколько будет стоить ремонт? Они скажут — не знаю. Но они могут сказать, сколько обычно у них это стоит. Также и клиники всегда могут сказать, что, положим, 7 человек из 10 с вашей проблемой, вместились бы в такую-то сумму, плюс-минус. В идеале в таких случаях было бы брать с собой врача – это называется “ассистанс” – с пациентом ходит нанятый специалист, который работает в его интересах. У нас такого, чтобы это было независимым, я не видел, но если у вас есть такой знакомый врач, его не помешает взять с собой».

Когда такой возможности нет, можно записать информацию и получить второе мнение от независимого врача. Если вам не дают информацию достаточно четко для того, чтобы вы могли ее зафиксировать — это повод задуматься.

5. Предлагают повторить все анализы

Бывает так, что врач даже не смотрит на содержимое заботливо подготовленных документов и снимков, утверждая, что все нужно повторить на месте, так как за качество анализов, произведенных в других местах, он не ручается.

Илья Фоминцев: «Скажем так – для всех клиник, которые занимаются мошенничеством, это характерно. Но не все клиники, которые просят переделать какой-то анализ – мошеннические. Если человек все сделал в каком-то неизвестном месте, в котором врач не может быть уверен, это можно понять. А вот если они просят переделать анализы какой-то известной организации – это уже странно. Например, если КТ, МРТ — это ЛДЦ МИБС, если это анализы крови – Инвитро. Все их вполне признают, это стандарт».

6. Много бумаг, которые нет времени изучить

Перед всеми важными процедурами, перед операциями и химиотерапией, больной (или его доверенное лицо) должны подписывать согласие.

Илья Фоминцев: «Называется — информированное согласие. Это правило обычно соблюдают, только вот оно должно быть, действительно, информированным, а не – “подпишите, а то мы делать ничего не будем”. Врач должен рассказать пациенту, что его ждет, какие есть опасности, плюсы и минусы – весь баланс пользы и вреда, после чего человек должен принимать осознанное решение. В большинстве случаев, к сожалению, просто приходит медсестра и говорит – “подпишите согласие” и сует бумажку под нос».

Чтобы обезопасить себя на случай, если вам такой документ вовремя не принесут, клиника может включить пункты о заблаговременном согласии на все манипуляции и процедуры в большой пакет бумаг, которые вы подписываете при поступлении. Любая клиника просит подписать какие-то документы на входе, но если их очень много, а времени вам на их изучение дают мало – тут что-то не то. Попросите перечень этих документов до того, как принять решение воспользоваться услугами клиники – честных оснований отказывать вам нет. Подписывая документы, убедитесь, что дубль пакета бумаг, который вы забираете с собой, в точности соответствует тем, что остаются в руках у клиники».

7. Эмоциональное давление

Нужно отдельно сказать о манипулировании эмоциями. Это не только попытки обнадежить, но еще и целый ряд психологических приемов. «Если сейчас его сюда не положить, он умрет» – игра на ваших чувстве вины и страхе. «Мы переживаем за своих пациентов как за близких», «к смерти нельзя привыкнуть» – легкий способ расположить вас к себе. Но качественный специалист не ставит цели расшатать вас эмоционально, он должен обсуждать ситуацию нейтрально.

Илья Фоминцев: «Дело в том, что люди разные, врачи разные – но это не очень профессионально, конечно. Профессиональная эмпатия не подразумевает сопереживание. Эмпатия означает, что врач понимает тяжесть ситуации больного, при этом не будет переживать за него, как за близкого человека. Но говорить что врач, который такое произнес, автоматически недобросовестный, нельзя. Может быть ему просто нужно пройти курсы по медицинской этике.

А вот если вы ощущаете на себе эмоциональное давление, значит оно есть. Нет никакой линейки и измерителя, который бы показал – “вот, эмоциональное давление зашкаливает”, нужно просто задать себе вопрос – комфортно ли мне с этим врачом? Это важный способ понять, вместе ли с вы с доктором против болезни или вы будто по-разные стороны бруствера и у него какой-то свой интерес. Если субъективное чувство, что на вас давят, появилось, этого уже достаточно. Никто кроме вас не сможет оценить эту ситуацию».

8. Плохая репутация в медицинском сообществе

Этот пункт кажется очевидным, но на практике получить такую информацию довольно сложно. Платные клиники обладают достаточным ресурсом, чтобы не только защититься, но и напасть – подать и выиграть иск против любого, кто публично обвинит их в недобросовестности. Все это приводит к тому, что врачи отказываются выступать публично даже против тех коллег, которых подозревают в шарлатанстве и о которых абсолютно недвусмысленно высказываются в кулуарах. У многих клиник однозначно плохая репутация в медицинском сообществе и никто не отправит туда своего пациента, но в открытом доступе такой информации нет.

Илья Фоминцев: «Я об этой ситуации думаю уже очень давно — да, такие сведения есть, но получить к ним доступ “с улицы” невозможно. Поэтому я хочу сделать анонимный рейтинг клиник на нашем сайте https://nenaprasno.ru. Собрать группу крупных специалистов, которым сам доверяю, и опросить их. Разумеется это тоже не будет объективной метрикой и легко можно ошибиться в обе стороны. Но хотя бы какой-то метрикой, от которой можно начать отталкиваться».

9. Фейковые отзывы

Пытаясь восполнить описанный в предыдущем пункте пробел, люди обращаются к случайным отзывам в интернете. Но это механизм, которым довольно сложно пользоваться. Зачастую клиники пытаются контролировать этот процесс и удалять всю негативную информацию. Если добровольно хорошие отзывы пишут редко, некоторые заведения заполняют сеть фальшивыми платными благодарностями.

Вы точно имеете дело с фейком, если в течение одного часа на одном сайте появляется сразу много положительных отзывов, а потом следует долгий перерыв. Или если зайдя на страницу автора отзывов, вы видите, что он непрерывно комментирует клиники, магазины и пр. Например, как здесь (кликнув на имена комментаторов, можно увидеть, что все отзывы, которые они оставляют самым разным организациям с платными услугами, однотипны и всегда хвалебные).

10. Вы не получаете ответы на вопросы

Есть еще целый ряд признаков недобросовестности. Препоны, которые чинит клиника, если вы решили прекратить пользоваться ее услугами; химиотерапия, которая легко назначается там, где шансов, что она поможет, исчезающе мало; затрудненный доступ к анализам и документам и даже угроза не выдать справку о смерти, если вы не будете сотрудничать с похоронным агентом, которого предлагает клиника (да!). К сожалению, все это может стать очевидным только в процессе. Или не стать, потому что вас изящно провели по отработанной схеме. Чтобы этого не произошло, постарайтесь расспросить о всех этих нюансах в начале – если вам дают бессодержательные обтекаемые ответы, тут что-то не так.