«Хетафе» проводит великий сезон. Его тренер строит игру, как Диего Симеоне

Сергей Титов для «Контрпресса» – о тактике команды, которая всех бесит.

«Глядя игрокам в глаза, я знаю, как они отдыхали»

Аккуратная борода, стильный гардероб с приталенными рубашками и крутыми пиджаками, причёска, очки с классной чёрной оправой – 55-летний тренер «Хетафе» Пепе Бордалас выглядит максимум на сорокет. Только стаканчика из «Старбакса» не хватает, чтобы сойти за своего в хипстерской тусовке. Это кровное – бабушка и дедушка Пепе были портными. Испанские журналисты, готовя интервью с Бордаласом, почему-то концентрируются на его внешности и гардеробе: вот для El Mundo Deportivo Пепе придерживает пальцами очки, показывая главный элемент своего имиджа, вот для Marca Бордалас показывает, из какого материала построил «Хетафе».

Тренерский стиль Бордаласа после таких фотосессий остаётся за кадром, и зря – судя по рассказам из раздевалок разных клубов, где работал Хосе, в стрессовых ситуациях хипстер становится диктатором. Сексуальная жизнь игроков – единственное, куда не лезет Бордалас; тренер ограничивает даже характер шуток в раздевалке. «Перед каждой тренировкой я взвешиваю своих игроков. И глядя им в глаза, я знаю, как они отдыхали», – говорит тренер «Хетафе». Он открыто призывает агрономов клуба не стричь поле перед сложными матчами и переходит на крик, если видит игрока в день матча с телефоном в руке. Никаких телефонов, только предельная концентрация. Тоталитарный режим.

«Он наступает ногой вам на горло и не отпускает. Иногда вы задаётесь вопросом, собирается ли он ударить вас», – рисует тренера Хуан Кала, зимой сбежавший от Бордаласа в Китай. Кала – редкий, кто готов открыто говорить о диктаторе. В ноябрьском материале для The Guardian Хуан был единственным, кто рассказывал о Бордаласе от своего имени, остальные рассказы – анонимные. В них много прекрасного, я оставлю лучшее о Бордаласе:

– В раздевалке он пинал холодильники, пробивал двери, бросался тактическими досками.

– Он хочет, чтобы игроки выходили на поле с искривлёнными, злыми лицами, чтобы соперник боялся до стартового свистка.

– Лучшее: «Сначала он зовёт защитников: разбивает телевизор. Потом вызывает полузащитников и разбивает лампочку. Звонит нападающим и ломает диван». Анонимная шутка, в которой, кажется, есть только доля шутки.

Бордалас начал тренерскую карьеру в 29, годами оттачивал свой стиль и пришёл к статусу топ-прагматика Ла Лиги. Его сравнивают с Диего Симеоне, футбол команд Бордаласа максимально близок к cholismo, и сам коуч тоже видит общие черты: «Мы одинаково понимаем футбол. Нужно быть требовательным на тренировках изо дня в день. Быть строгим и серьёзным». Бордалас, как и Симеоне, топором вырубает стереотипы – строит прагматичные команды, стабильно добивается с ними результата выше, чем ожидается из бюджета, и пускает пар из носа, если его команду называют жестокой.

В 2014-м «Алькоркон», где работал Бордалас, играл с «Алавесом», Эктор Вердес вырубил соперника с закрытой черепно-мозговой травмой. Альберто Лопес, тренер «Алавеса», не подбирал слова: «Это был матч против жестокого соперника с высоким уровнем насилия». По соцсетям «Алькоркона» начали массированную атаку, где Вердеса называли мясником. Бордалас рассказывал, что такая реакция его выбесила. Тренер «Хетафе» уверен: обсуждая его команду, многие путают понятия «грубый» и «интенсивный». В отношении «Атлетико» и Диего Симеоне тоже можно встречать такую подмену понятий.

Требовательность Бордаласа – везде. В физике: Пепе привёл в «Хетафе» высоко оценённого в Испании тренера по физподготовке Хавьера Видаля, а игроки наперебой называют его занятия невероятно интенсивными. В тактике и мотивации: «Вы проводите неделю, строя игру и готовя план, выходите на неё, как на последнюю в жизни, и если не выиграете – это абсолютная катастрофа», – говорит о Бордаласе Хуан Кала. В выполнении установок: «Он сойдёт с ума, если не делаешь то, что он просит» (ещё один анонимный комментарий из материала The Guardian). Бордалас считает себя сильным психологом, перед важными матчами накачивает команду трогательными фотками или видео, а когда перегибает со злостью – иногда выдаёт фразы, над которыми потом ржёт вся команда.

Как «Хетафе» разрубает цифры

«Мне нравится находиться у чужой штрафной и создавать шансы. Какой смысл от 30 касаний на своей половине поля без продвижения мяча?», – Пепе Бордалас задаёт вопрос, свойственный фанатам вертикального футбола. «Хетафе» атакует максимально вертикально и вообще забивает на точность передач: например, в домашнем матче с «Сельтой» перед первым голом Хосе Анхеля на 37-й минуте «Хетафе» пасовал с точностью 49,7%. Даже для интенсивного испанского футбола это очень мало. Бордалас называет себя фанатом Йохана Кройфа, чья оценка футбола строилась на том, насколько качественно команда двигает мяч вперёд, но приводит в пример бывшего игрока «Барселоны» Кройфа, Роналда Кумана: получая мяч, Куман слишком долго владел им. Сейчас такого, как Куман, сожрали бы высоким прессингом.

Вертикальный стиль «Хетафе» подтверждает статистика. Azulonez выдают худшее в Ла Лиге владение мячом – 41,7%. Пасуют с худшей точностью (65,3%) и чаще всех в Испании используют лонг-боллы (доля длинных передач от общего количества – 25,85%, ближайший преследователь, «Эйбар», отстаёт на 3,5%). Меньше всех бьют – 9,8 ударов за матч. Но концепция Бордаласа работает: средний вес удара «Хетафе» – 0,1325 xG. Более выгодные удары наносит только «Барселона», а команд, чей xG/shot на 0,02 больше испанской нормы, всего три. «Барса», «Реал» и «Хетафе». На графике ударов видно, что если принять средние данные по чемпионату за норму, из-за двух грандов подавляющее большинство испанских команд окажется в плотно набитом квадрате графика. Явная команда-отклонение всего одна – «Хетафе».

Такой эффективности в атаке Бордалас добился за счёт нескольких простых ключей:

1. Длинные передачи на Хорхе Молину, собирание подборов. «Он единственный незаменимый в команде, – настаивает Хуан Кала. – У нас нет никого, кто мог бы выполнять его задач. 60-70% нашей атакующей игры – лонг-боллы, и Хорхе – единственный, кто может опустить мяч вниз. Он сражается с центральными защитниками, контролирует мяч, правильно двигается. Он даёт нам жизнь». Пафосно, но правда. Молина всегда чувствует, куда полетит длинная передача, оказывается в нужной точке и как минимум навязывает борьбу (здесь Хорхе летит респект от Виктора Гончаренко).

Главные алгоритмы игры Молины при длинных передачах – он не должен быть ближайшим форвардом «Хетафе» к чужим воротам (обычно располагается в глубине и движется, как второй нападающий), и как минимум один игрок обязательно должен подстраиваться под Молину на подборе. Обычно это Анхель, напарник Молины, и один из инсайдов – Ндиайе или Портильо.

Ограничений, где именно цепляться за длинные передачи, нет. Молина смещается под лонг-боллы на фланги (причём нередко – на более проблемные фланги соперника, куда Бордалас делает акцент изначально), открывается в центре чистой «десяткой», опускается за длинными бросками из аута. По данным InStat он выигрывает всего 43% верховых единоборств, но визуально выигрывает под 60% – настолько велик его вклад в стиль «Хетафе». Packing-статистика тоже оценивает объём работы Молины. На старте сезона мы делали обсчёт тура Ла Лиги, и тогда, в матче с «Севильей», Молина отрезал 139 соперников на приёме мяча и добавил 23 Impect (следствие скидок вперёд под рывок).

2. Расположение игроков, когда выигран подбор. Бордалас – сторонник идеи, свойственной тренерам-гикам, использующим 4-4-2: важно заполнение конкретных зон, а не мяч. Ади Хюттер, например, использовал похожую идею в чемпионском «Янг Бойз». Кто какую зону заполняет, тоже неважно. Бордалас расставляет четвёрку игроков в позиционке так: один обязательно должен располагаться в глубине, контролируя полуфланг или даже центр, один открывается на фланге, ещё двое заполняют штрафную.

Так же «Хетафе» расставляется сразу после удачного прессинга – движение отлично отлажено.

Расстановка игроков сохраняется вне зависимости от схемы «Хетафе», а распределение ролей чаще ложится на инсайдов. Портильо обычно использует смещения в центр, сужая выбор позиции Ндиайе – тогда Амат должен открываться только на фланге. Если же на фланге возникает Портильо, то Ндиайе располагается на передней линии, а пас из глубины может делать кто-то из форвардов, Анхель или Молина (а также Сибасаки, Реми). Допустимы также забегания на переднюю линию кого-то из центральных полузащитников. Такое расположение рождает следующий пункт:

3. Грамотно заполняется dangerzone. Кружками на скриншоте отмечены зоны, где игроки «Хетафе» открываются в штрафной после флангового навеса. Крестиками – идеальные позиции, как при навесах, так и при позиционных атаках через передачи низом.

Бордалас не распространяется о любви к xG-метрикам в прессе, но явно использует что-то близкое. Один из игроков на подборе по центру штрафной – аксиома «Хетафе» при фланговых атаках, и это отражает идеологию Бордаласа: игрок или круто включается вторым темпом, или осознанно дожидается отскока в выгодной позиции, откуда проще забить. Так у «Хетафе» получается создавать более качественные моменты. Ещё одна фишка – подключения в таких атаках дополнительных игроков, создающих ещё больший сумбур. Центральные хавбеки, особенно Фламини, забегают к форвардам. Крайние защитники включаются на угол штрафной и дают инсайду (например, тому же Портильо) забегать на ударные точки. Так «Хетафе» разбивает цифры в щепки: да, можно бить меньше всех, но бить с качеством мадридского «Реала».

Перекрывать кислород. Игра 1v1 как главное оружие

Свод правил игры «Хетафе» без мяча максимально близок к тактике Диего Симеоне в «Атлетико». Интенсивность прессинга, компактность линий, дополнительное уплотнение защиты переходом на расстановку 6-3-1 при необходимости, ставка на тактический фол – пригородной команде свойственны все качества мадридцев, калечащие игру топ-соперников. При этом статистически «Хетафе» близок к «Атлетико» только по интенсивности прессинга (PPDA-статистика) и влиянию командной защиты на статистику вратаря. Из основных вратарей меньше Висенте Гуаиты пропустили только Облак и тер Штеген: 25 в 31 матче при 11 сухарях. Даже в больших матчах до Гуаиты редко доходит мяч – так, «Барселона» его беспокоила больше дальними ударами, и Висенте лишь дважды отбил удары из штрафной. Оба раза они наносились после навесов.

Гуаита, как и многие в подобной ситуации, близок к ошибке – после сильного сезона в «Хетафе» он намерен уйти на повышение. Но на статистику Гуаиты влияет командная система игры без мяча. «Хетафе» очень мало для андердога допускает шансы, но при этом очень редко блокирует удары: 1,9 блока за матч – меньше делает только «Эйбар» с ярко выраженным высоким прессингом. Природа цифр «Хетафе» та же. Главная тактическая задача игроков «Хетафе» без мяча – моментально накрывать владеющего мячом (участок поля, где идёт прессинг, неважен), встречать его 1v1 и контролировать забегания в зоны, где при стандартной расстановке можно не успеть создать ситуацию 1v1.

Отличительная фишка «Хетафе» – накрывая удар, игроки вообще не прыгают под мяч в блоках, делая ставку на чтение игры. Вероятно, Бордалас тоже уверен, что подкатывающийся игрок добровольно улетает в партер, становится уязвимым для обыгрыша, и в результате команда соперника бьёт с более качественной позиции. Специфика блокированных ударов «Хетафе» подтверждает мысль. Плести про самоотверженность игроков «Хетафе» неправильно, нужно говорить об их чтении игры и понимании, что, как на скриншоте, оппонента надо встречать, выбегая, но не падая. Иначе ты становишься уязвим для обыгрыша, а соперник создаст численное преимущество в твоей зоне.

Прессинг «Хетафе» и в билд-апе соперника, и при статичных розыгрышах направлен на создание максимального количества ситуаций 1v1. От стиля Пепе Бордалас не отказывается вообще никогда: так андердог прессинговал «Барселону». Да, индивидуальный класс каталонцев выше, и обыгрыш 1v1 сразу дал бы «Барсе» численное преимущество, но это слишком рискованно – под таким прессингом можно привезти себе контратаку, где уже соперник получит численный перевес. Разобрать против сильно пасующего вратаря, как тер Штеген, нужно вообще всех – так «Хетафе» перекрывает весь центр и накрывает самого Марка-Андре. Филиппе Коутиньо пытается создать численное преимущество и свободнее открыться под мяч, но за бразильцем вылетает правый защитник Дамиан Суарес. Лишний игрок в прессинге для Бордаласа намного важнее, чем лишний игрок в линии обороны.

Если игрок меняет мишень для прессинга, как Амат Ндиайе на скриншоте ниже (после паса на фланг Монтойе Ндиайе начинает движение из центра на фланг), его мишень забирает другой игрок. Встречая 1v1 на чужой половине, игроки «Хетафе» ведут себя так же, как при ударах – агрессивно вылетают на владеющего мячом, а после ускорения встречают его так, чтобы вероятность удачной обводки была максимально низкой. Рывков до полноценного физического контакта практически нет. «Хетафе» разбивает игру соперника не фолами, а именно правильным движением, провоцируя движение мяча по U-образной траектории или лонг-боллы в пустоту. 

К длинным передачам «Хетафе» тоже готов. Бордалас построил чёткий тактический план: часто вне зависимости от того, в какую зону летит лонг-болл, один центральный защитник вылетает на мяч, а второй остаётся страхующим. Страхующий деф – железно Джене Даконам, знакомый Бордаласу ещё по «Алькоркону». Вылетающим выше до трансфера в Китай был Хуан Кала, после зимы роль исполняет Бруно Гонсалес. Оба далеки от идеальных для центральных защитников цифр по выигранным единоборствам (у Калы – 60% выигранного воздуха, у Бруно – 63%), но здесь работает тот же принцип, что и с Хорхе Молиной: подбор в защите важнее, чем выигранный верх. За подборы в «Хетафе» отвечает уругваец Мауро Арамбарри.

Важнейшая часть стиля «Хетафе», роднящая команду с проектом Симеоне – тактический фол. «Мы лидеры по количеству фолов? Это не значит, что мы играем жестоко. Посмотрите на наше количество карточек», – призывает к правильной оценке Пепе Бордалас. Схожую мысль раскрывает Джене Даконам: «Есть два вида фолов – ненужные и тактические. Мы делаем много тактических. У нас команда без звёзд, так что нам очень важно правильно защищаться». Они объясняют подмену понятий в оценках «Хетафе»: то, что принято считать грязью, на самом деле является признаком интенсивности игры и быстрой скорости мышления. Из-за такой же подмены понятий страдает «Атлетико».

«Хетафе» использует тактический фол в схожей манере. При прессинге 1v1 рубят каждого, кто на обводке разбивает давление и создаёт потенциальное численное преимущество. При позиционной защите – рушат ситуации, когда соперник взламывает пространство между линиями. По сути, тактический фол – единственно возможная реакция «Хетафе» на ошибки: его, как и подкаты, команда использует только при провалах и ошибках, моментально реагируя на ситуацию. Пример – матч с «Барселоной»: как только Лео Месси единственный раз за матч взломал пространство между линиями на дриблинге, пустивший аргентинца в зону Фажр срубил Месси тактическим фолом. Если бы с фолом не успел Фажр, его сделал бы Бруно Гонсалес, уже побежавший навстречу Месси.

Обороняясь на своей трети поля, «Хетафе» максимально уплотняет пространство между линиями. Ставка делается на компактность – игрока, владеющего мячом, обязательно накрывают 1v1, чтобы осложнить доставку мяча до штрафной, а все остальные правильно движутся в линиях и готовятся к своей ситуации 1v1 – каждого, кто получает пас, атакуют уже в момент приёма мяча. Если «Хетафе» нужно удержать счёт, в бой идёт альтернативный вариант, тоже знакомый фанатам Диего Симеоне – переход на расстановку, которую можно цифрами обозначить как 6-3-1. Ниже садится один из нападающих, четвёрка защитников контролирует всё пространство вокруг штрафной, а крайние хавбеки, обычно Ндиайе и Портильо, отвечают за фланги и не дают акцентированно навешивать. Специфика состава Бордаласа подразумевает работу такого плана: например, крайние защитники «Хетафе» Суарес и Кабрера очень полезны вверху и готовы блокировать кроссы на дальнюю штангу.

А ещё есть стандарты

«Хетафе» далёк от «Жироны» в продуктивности стандартов (каталонцы настреляли со штрафных-угловых 19 мячей и придумали лучший розыгрыш сезона в домашке с «Сельтой»), но для команды Пепе Бордаласа они тоже являются важным оружием – 25,16% xG от общекомандных созданы после стандартов. И в этой процентовке нет пенальти.

При угловых «Хетафе» обычно использует один из двух принципов насыщения штрафной – или создаётся «бутерброд» 4v4 на 11-метровой отметке, или максимально забивается ближняя штанга. Используя любой принцип, «Хетафе» делает ставку на создание острой ситуации для игрока, изначально не насыщающего самую забитую зону: он может забегать на дальнюю штангу из-за штрафной, отклеиваться от своего опекуна на дальней штанге (если насыщена ближняя) или открываться под удар за штрафной, никем не опекаемый – так в начале сезона «Хетафе» забил «Леганесу» Асьера Гаритано, бывшего помощника Бордаласа с похожим тактическим стилем.

Типичный гол «Хетафе» со стандарта – первый мяч «Вильярреалу» в одном из лучших матчей команды Бордаласа в сезоне (подлодку утопили со счётом 4:0). Смотрите: 11-метровая отметка насыщается бутербродом 4v4, где каждый играет с каждым, а Анхель изначально спокойно стоит на дальней штанге. Пока большинство футболистов в бутерброде бегут навстречу мячу, Хуан Кала – изначально ближний к мячу – затормаживает, становится дальним игроком «Хетафе» и делает скидку на Анхеля. Движение Калы становится сюрпризом для всех, кто бежит в бутерброде, движение Анхеля – для опекающего защитника.

Необычное движение + создание острой ситуации для игрока, не насыщающего зоны + заполнение точек, откуда легче ударить = ключ к успеху стандартов «Хетафе».

Потенциал для командного роста? Да, он есть

Эволюция «Хетафе» по ходу сезона очевидна и достигается разными способами. Так, на дистанции серьёзное влияние на команду оказала смена тактики по ходу сезона. В начале сезона Пепе Бордалас использовал свою любимую схему 4-2-3-1 с Гаку Сибасаки на позиции «десятки», но травма японца заставила искать другие варианты. Так Бордалас пришёл к связке Молина-Анхель с чётким разделением обязанностей при лонг-боллах (Молина цепляется, Анхель собирает подборы) и свободой действий в завершении атаки. Анхель стал главным бомбардиром «Хетафе» с 13 мячами, но Молина, хотя возникает на ударной позиции реже, лучше Анхеля по xG и выдаёт дикий недобор по продвинутой статистике – 7 реальных голов при 14,99 ожидаемых. Если в прессинге «Хетафе» и раньше использовал «десятку» рядом с центральным нападающим, то в атаке роль форварда в 4-4-2 стала шире – так раскрылись и Анхель, и Молина.

Сильнее команду делают и трансферы. Зимой «Хетафе» из-за громадных денег продал Хуана Калу – кстати, никто не будет следить за Калой в «Хэнане», но готов поспорить на розу «Хетафе», что без слаженной системы Кала выглядит слабее. Нового защитника, Бруно Гонсалеса, нашли в запасе, и усилили команду двумя французскими сбитыми лётчиками – Матьё Фламини (полгода без футбола, уход с головой в бизнес) и Лоиком Реми (рассорился со всеми в «Лас-Пальмасе», а жизнь на Канарских островах назвал адом – правда, до трансфера Реми даже не проверил, где именно живёт его команда).

Оба новичка сделали «Хетафе» сильнее. Фламини добавил мозгов в центре поля: и рядом с Арамбарри, и рядом с Фажром Матьё жестами руководит движением партнёров, задаёт темп прессинга и сам почти безупречен позиционно. Фламини играет нечасто, но когда играет – делает «Хетафе» умнее. Лоик Реми стал оптимальной заменой Молине на случай травм, дисквалификаций или усталости Молины: француз так же отчаянно цепляется за длинные передачи и зряче скидывает мяч под рывки Анхеля. Оба спокойно принимают роль игроков ротации, получают дозированное время на поле и держат командный уровень.

Вряд ли «Хетафе» светят еврокубки, но времена Бернда Шустера – предыдущего тренера, выводившего Azulonez в континентальный турнир – удалось вернуть. Спортивный директор Рамон Планес, комментируя работу Пепе Бордаласа с командой, сказал, что Бордалас снова дал «Хетафе» узнаваемое лицо. «Хетафе» бесит в принципе всех, и стиль игры в лучшие сезоны клуба был одной из раздражавших деталей, наряду с вечно пустым стадионом, безликой фанатской армией и мусорным составом. «Узнаваемое лицо» – высшая похвала «Хетафе» и Бордаласу: значит, игру удалось сделать максимально прагматичной, оборону – крепкой. Для тех, кто любит судить чёрно-белыми шаблонами, «Хетафе» из серой мыши превратился в эталон мелкого сгустка абсолютного зла.

Пепе Бордалас, ставивший такой стиль вообще всем командам, мыслит иначе. Он опять добился результата намного лучше, чем его пророчили, и с осени усиленно учит английский язык. Сильные тактики меняют АПЛ – Бордалас в такой лиге придётся к месту. Хотя если Диего Симеоне всё-таки покинет «Атлетико», для Пепе найдётся вариант получше.