Особенный пассажир

10 April 2019



Чувство невыносимого отвращения привело его на холодный кухонный пол, который обдал пятки неприветливым прикосновением. Он сел за стол, поставил на него локти и опрокинул голову, сжимая кулаками виски. Глаза с трудом открывались, а веки как влюбленные подростки просились на встречу друг другу. Сделав пару глубоких вдохов он поднял взгляд на стакан с водой. Пить не хотелось, но говорят, что это помогает. Он поднес ко рту стакан и увидел на поверхности воды мелкие едва заметные пылинки. Он слегка отхлебнул, но не смог проглотить. Педант. При всей своей омерзительности он продолжал играть в благочестивого персонажа.

Сполоснув лицо и наскоро почистив зубы, он выглянул из-за тонкого полотенца на свое отражение в зеркале. Морщины глубоко разрезали его кожу, а щеки стали по-взрослому впалыми.
- "Не о таком я мечтал", - зачем-то сказал он вслух и тут же почувствовал себя неловко. Нет, не от смысла своих слов – сегодня кажется уже нормальным признаваться в том, что ты живешь не той жизнью, какой хотел. Разговор с собой ему показался глупостью, будто это способно что-то исправить. Совсем как стакан воды.
В этот момент ему безумно захотелось что-то изменить, не разговором с собой или выводом токсинов, а раз и навсегда – кардинально. Он стремительно вышел из уборной, одел джинсы и застегнул ремень, натянул футболку и рукой поправил волосы вправо. Взяв с пола вчерашние носки он пошел к выходу, обулся и накинув куртку, закрыл за собой дверь. Сбегая по лестнице он наскоро включил музыку в наушниках и вышел из дома. Перед подъездом ничего не изменилось со вчера. Все та же яма на асфальте, машина соседа со скорпионом на тонированном заднем стекле и помятая урна, почти до верха наполненная снегом, который уже превратился в ледяную банку серого цвета. Будто все оставшиеся в городе снежинки сбились вместе и объявили войну наступившей календарной весне, которая не спешила обрадовать подростков прогулянными уроками.

Он достал сигарету и закурил, в наушниках прогремели барабаны и музыкальная истерия разогнала темп. Что-то отозвалось в нем, он вдохнул воздух и выдохнул дым. Поднял взгляд на серое небо. На секунду ему показалось, что он способен все изменить. Вернуться туда, с чего он начал и переиграть. Перестать ходить в ненавистный офис, уйти в путешествие или собрать свою группу – да что угодно. Миг. Все прошло. И обреченность его поколения вернулось мягко окутала его на плечи.
Как не хватает вдохновения. В последний раз это чувство могло не покидать его несколько дней подряд, и после снова возвращаться. Тогда его вдохновляла женщина. Теперь это его жена и ее присутствие стало лишь отягощать очевидность слишком далеких мечтаний. Бросив окурок в старую помятую урну, выкрашенную в желто-зеленый, он ушел.

Он ехал в метро. По прямой 8 станций. Там он выйдет, перейдет мост, нальет себе кофе и сядет за стол. В поезде все очень особенные. Обязательно занятые, или уставшие, или задумчивые. Но изредка можно встретить студентов или школьников , которые ходят группами от двух человек и громко смеются над чем-то неважным и просто смешным. Бесят. Лоботрясы. Это была зависть – окажись он на их месте, то совсем по-другому выстроил бы жизнь. Будь у него их время. Он злился, но не за то, что они пойдут его дорогой, нет. Его распарывала изнутри мысль о том, что кто-то из них окажется умнее и смелее, чем он и у него все получится. А он так и останется особенным пассажиром этого вагона.