Когда разработчик софта становится интегратором

На прошлой неделе, обсуждая порывы интеграторов к разработке ПО, обратного примера найти не удалось. Не вспомнилась ситуация, когда компания пилила софт, а потом что-то пошло не так и бизнес перенастроили в модель интегратора.

Ну не вышло свое, бывает. Возьмем у более успешных коллег и заработаем на внедрении. В конце концов, софт либо есть, либо его нет, а внедрение — процесс растяжимый.

Пример пришел сам. Вот уже пару дней из всех утюгов льется песня про новое позиционирование НЦИ. История выглядит так:

В начале прошлого года НЦИ обещал нам софт российского производства. Была даже проработана аргументация, почему все это должно было полететь. Напрашивался вопрос, откуда возьмутся продукты обозначенного масштаба в обозначенные сроки, но аргументы были сильными: https://lenta.ru/articles/2017/01/11/solodukhin/

Вот заявка на успех: «Быть лидером на рынке автоматизации органов государственной власти и госкорпораций сложно, но куда сложнее организовать промышленное производство софта мирового качества, который не только станет альтернативой иностранному ПО внутри страны, но и может стать одной из экспортных позиций. Сложно создать защищенную операционную систему или СУБД, способные работать с документами класса «совершенно секретно», но несопоставимо сложнее создать экосистему программных продуктов».

И сразу аргумент. «Эта задача была бы нерешаемой, если бы не позиция главного нашего акционера — ГК «Ростех». Понимая всю важность проекта для страны, генеральный директор госкорпорации Сергей Викторович Чемезов лично поддержал НЦИ. В результате наша команда была усилена. Для лучшей интеграции со структурами «Ростеха» в совет директоров Центра был назначен директор по особым поручениям госкорпорации Василий Бровко. Он хорошо знаком с внутренними процессами ГК «Ростех», отлично знает потребности и регламенты предприятий, входящих в ее структуру, и умеет продвигать необходимые решения на разных уровнях».

За дело взялись профессионалы. Читаем дальше.
«Далеко не всегда изменение стратегии дает ощутимый экономический эффект в первый год. Однако в нашем случае была не просто коррекция планов развития, а коренная трансформация самой идеологии бизнеса».
«…в планах на 2017 год наша выручка должна достичь 7,5 миллиарда рублей».

Как и отмечено, промышленное производство софта хоть какого-нибудь качества несколько сложнее, чем просто автоматизация, особенно когда ее критерии не уточняются.
Прошло лето, потом осень и к зиме, видимо, стало ясно, что разработка софта требует не только инвестиций, но и экспертизы. И даже когда всего в избытке, то уйдут годы, пока продукт пройдет часть жизненного цикла и его начнут воспринимать всерьез. Что же делать?
Очевидно! Как и в прошлый раз, меняем стратегию и трансформируем бизнес! Не верите, что это быстро работает? Да вы просто не умеете трансформировать. Читаем дальше новости от Cnews:
http://www.cnews.ru/news/top/2018-01-22_itdochka_rosteha_uvelichila_vyruchku_v_chetyre

«По итогам 2017 г. выручка Национального центра информатизации (НЦИ) составит до 3,2 млрд руб., что в четыре раза больше аналогичного показателя за предыдущий год. По словам председателя совета директоров НЦИ, директора по особым поручениям Госкорпорации Ростех Василия Бровко, в 2018 г. ожидается рост выручки до 7,5 млрд. руб. Одной из причин бурного роста в НЦИ считают изменение стратегии и бизнес-модели: в 2017 г. компания перешла от вендорской модели к модели интегратора. Это повлекло за собой расширение рыночных возможностей и партнерских связей, а также позволило распространять комплексные российские решения за рубежом, отмечает Бровко».

Итак, мы имеем разработчика, который ничего не разработал и стал интегратором, решив, что так надежнее. Ожидание 7,5 ярдов плавно переехало на 2018 год. Но зато шикарный рецепт бурного роста бизнеса стал доступен широким массам – изменение стратегии и бизнес-модели. Чем чаще, тем лучше.