Исчезающий город, или Прощание с трамваем.

1,2k full reads
1,3k story viewsUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 89% of the total page views
50 seconds — average reading time

Москва. Многоцветная московская осень 1999 года. "Последняя осень" века. Такой красивой осени не было уже давно, или у меня просто романтические галлюцинации?! Через, уже пару месяцев как осиротевшие рельсы на Верхней и Нижней Масловке, едет троллейбус 29 маршрута. На борту его крупными буквами написано "100 лет московскому трамваю". С Масловки убирают трамвайные рельсы. Выкорчевывают. Трамвайные рельсы - это вены Москвы. Разве вы не видите, как хлещет кровь из открытых ран?!
Трамвай оказался никому не нужен. Сейчас другие времена. У москвичей мало времени - надо развязывать, ставшие уже чуть ли не визитной карточкой города, московские пробки. Нужно третье кольцо. А трех-то хватит? И сколько же можно окольцовывать бедный город?! Куда вы все время так спешите? Остановитесь, люди, посмотрите, какая красивая в этом году осень! Погуляйте с любимой девушкой по Петровскому парку, соберите букет из осенних листьев, сядьте на трамвай №27 и послушайте, как он радостно звенит, когда поворачивает... У 27-го был особенный перезвон, его голос, с помощью которого он общался со своими пассажирами... Московскому трамваю 100 лет. Кончается его век...

Исчезающий город, или Прощание с трамваем.

Когда ты был молод, ты радовал нас своим задорным красным цветом. Тебя было видно издалека. На тебя с ревностью смотрели алчно зажженные фары машин. Вот еще, уступать дорогу. Мы опаздываем, а этот неуклюжий выскочка-уродец тут вальяжно проплывает мимо... Ты был самым демократичным видом транспорта - проезд на тебе стоил три копейки. Дешевле были только спички. Потом тебя уравняли в правах с автобусом, троллейбусом и даже метро, и ты пытался приспособиться к новым условиям - тебя одели в рекламные платья. Когда машин стало чересчур много, ты стал самым экологически чистым видом транспорта. Но и это не помогло. Ты стал мешать им, как мешают надоевшие старики - родители, постоянно ворчащие по поводу нравов молодежи.
Когда я был мальчишкой, я ездил на тебе в школу. Помню, если опаздывал к остановке, и трамвай только-только отходил, я бежал целую остановку бегом. А ты ждал меня с широко распахнутыми в приветственной улыбке дверями. Мы тогда ездили "зайцами". От контролеров мы просто убегали. А еще мы подкладывали под тебя копейки, спички и капсулы от патронов. Копейки ты расплющивал легко, а от взрывов спичек и капсул нервно вздрагивали твои вагоновожатые. Мальчишки! Прости меня! Надеюсь, не это все невольно поспособствовало твоей преждевременной кончине?!

Исчезающий город, или Прощание с трамваем.

Прости меня! Несмотря на все твои старания, я плохо учился, частенько опаздывал в школу, забывая сменную обувь, а иногда и сбегал на тебе с уроков в кинотеатр "Прага" на французские фильмы с участием Бельмондо. Если бы я хорошо учился, то, может быть, стал бы инженером... Тогда бы я спроектировал мосты, и всем в сегодняшней Москве хватило бы места, как хватает его в Сан-Франциско, куда в свое время уехал на ПМЖ твой двоюродный брат. Теперь его уважительно величают "кэйбл-каром", и он является одной из главных достопримечательностей этого красивейшего города. Каждый, кто приезжает на побережье Тихого океана, считает своим долгом хоть раз прокатиться на нем. Если ты ни разу не проехал на "кейбл-каре", то и в Сан-Франциско ты, считай, не был.
Москва. Осень 1999 года. Время прожженных прагматиков. Романтика оказалась неуместной, как и трамвай 27-го маршрута. Теперь тебе одна дорога - в парк. Прощай! Я любил тебя и буду любить всегда!