"Ещё Польша не погибла, если мы живы"

Почему-то мне сегодня захотелось написать про Польшу. Может, потому что мои корни со стороны мамы оттуда: из местечка Ляскув Мазовецкого воеводства (сейчас это небольшая деревушка), а старинная шляхетская фамилия Вислоух, ставшая моим псевдонимом и также принадлежавшая моим предкам, уходит в такие дальние дали, что даже заглядывать боязно. Но я все же заглянула. Правда, это отдельная история и она еще впереди.
Или может, потому, что 14 июня в Польше — это национальный День памяти жертв немецких нацистских концлагерей и лагерей смерти... Именно в этот день в 1940 году из тюрьмы в Тарнуве были депортированы в Освенцим первые 728 поляков. Это были солдаты, участвовавшие в сентябрьской кампании, члены подпольных организаций Сопротивления, ученики средних школ и студенты высших учебных заведений, а также небольшая группа польских евреев. Им были присвоены номера от 31 до 758 (номера от 1 до 30 были заняты немецкими уголовниками, которых сюда отправили для "перевоспитания") и они были помещены в карантин в здания бывшей польской табачной монополии, которые находились рядом с сегодняшним музеем Аушвиц-Биркенау.
В Освенцим было отправлено около 140 000 поляков. Почти половина из них погибли от голода, избиений, болезней, рабского труда, отсутствия медицинской помощи, расстрелов, инъекций фенола или в газовых камерах.
До середины 1942 года поляки были самой многочисленной этнической группой в лагере. В своем подавляющем большинстве это была польская интеллигенция, участники Сопротивления, Варшавского восстания, было много крестьян из выселенных деревень.
Вот отрывок из моей книги "Помните, что все это было" о положении поляков во время нацистской оккупации, которое можно сравнить разве что с положением людей на оккупированных территориях СССР — хуже было только у нас:
« — И всё же, можно ли было попытаться спастись от уничтожения?
— Можно. Например, уйти в подполье. Но это не всегда было просто. Всё зависело от страны. Во Франции нужно было достать фальшивые документы и заплатить проводнику, чтобы тайно перейти демаркационную линию, отделявшую оккупированную зону от свободной. Нужно было чем-то питаться самому и кормить семью. Чем беднее был человек, тем меньше у него было средств и тем труднее было спастись. И всё же многие выжили благодаря местным жителям. В Польше, где погибло около трех миллионов евреев, было практически невозможно укрыться. И немецкий закон, применявшийся в Польше, был более суров: если поляк-католик прятал еврея и это обнаруживали, он и все обитатели дома подлежали расстрелу на месте.
Немецкая оккупация отличалась здесь особой жестокостью. Представителей польской элиты систематически сажали в тюрьмы, отправляли в концлагеря, расстреливали. Положение самих поляков было крайне ненадёжным. И всё же именно в Польше больше всего людей, которым было присвоено звание Праведник народов мира — более шести тысяч семисот человек (на 1 января 2017 года). Одна из самых известных — Ирена Сендлер, которая спасла две с половиной тысячи детей из Варшавского гетто. Детей выносили и вывозили в коробках, мешках, ящиках, корзинах, выводили через подвалы домов, водосточные люки… В книге Джека Майера «Храброе сердце Ирены Сендлер» описывается случай, когда мужчина, выходивший из гетто на работу, просто вставил мальчика, истощенного до крайности, спереди в свои брюки, ноги — в ботинки и так вышел с ним наружу.
Был создан Комитет помощи евреям, в который вошли члены еврейских и польских политических партий. Этот Комитет распределял деньги, он помог спрятаться восьми тысячам евреев, предоставив им фальшивые документы, соорудив самые невероятные укрытия в погребах или квартирах, за ложными стенами. Было укрыто около двух с половиной тысяч детей в монастырях и тысяча триста в польских семьях. Цифры эти, конечно, невелики по сравнению с тремя миллионами убитых. Но они заставляют задуматься о совершенно особом скромном героизме людей, которые всего лишь исполнили свой долг человечности. В бесчеловечные времена герой уже тот, кто остаётся человеком.
Одним из руководителей организации Сопротивления под названием «Жегота» стала польская писательница Зофья Коссак, до войны писавшая исторические романы и позволявшая себе, как и многие, антисемитские высказывания. В Варшаве распространяли её воззвание, в котором она описала ликвидацию гетто, отправку поездов в концлагеря, и завершалось оно так:
«Погибнут все. Богатые и нищие, старые и молодые, женщины, мужчины, подростки, дети… Их вина только в том, что они родились евреями и принадлежат к национальности, приговоренной Гитлером к уничтожению.
Молчит Англия, молчит Америка, молчат даже влиятельные интернациональные еврейские круги, всегда так остро реагировавшие на любые выступления против своего народа. Молчит Польша. Погибающие евреи оказались в кольце из умывающих руки Пилатов.
Молчаливый свидетель убийства становится сообщником убийцы, тот, кто не осуждает преступника, — его пособником.
Бог велит нам протестовать. Тот самый Бог, который запретил нам убивать друг друга. Протестовать нам велит совесть. У любого человека есть право на любовь со стороны других людей. Наш святой долг — отомстить за кровь, пролитую убийцами. Тот, кто не присоединится к нашему протесту, не имеет права называться католиком».
И напоследок. Вчера мои польские друзья сильно переживали из-за проигрыша своей команды на ЧМ. Дорогие мои, вы герои! Пусть эта "беда" будет самой тяжелой из тех, что вам когда-либо доведется пережить. И всем нам.

https://planeta.ru/campaigns/pomnite