"Не ждите нас. Нам уж возврата нет..."

Тетрадку со стихами солдата Первой мировой Михаила Медведева обнаружил среди бумаг своего отца, преподавателя Воронежского университета, его сын. Уникальный памятник эпохи был издан.

Недавно, а точнее 11 ноября, отмечалось 100-летие со дня окончания Первой мировой войны, или Великой, как ее называют на Западе. Написано было об этом много, и до сих пор находят новые документы, публикуют дневники военнопленных с обеих сторон, созданы сайты по поиску героев войны. Мой дед Семен Тимофеевич Вислоух был участником Первой мировой, сохранился его снимок с сослуживцами 1915 года. Но в официальных источниках разыскать его мне пока не удалось. Видимо, это дело времени: сайты постоянно пополняются новой информацией.

Но сегодня мне бы хотелось рассказать о другой стороне войны. Об искусстве на войне. Да-да, о тех стихах и картинах, которые были написаны ее участниками. Ведь давно уже известно, что творчество не прекращалось даже в страшных нацистских лагерях. Так вот, я хочу познакомить вас с уникальным сборником стихов участника войны, солдата Михаила Медведева, написанных им в германском плену. Тетрадку с его стихами обнаружил среди бумаг своего отца, преподавателя Воронежского университета Александра Кретова, его сын. Как она туда попала, увы, неизвестно. Проделав большую работу, студенты отделения «Издательское дело» ВГУ подготовили к изданию сборник «На десятой версте от границы», в который они бережно собрали стихи героя далекой войны.

Из его стихов можно понять, что это молодой человек, у которого в деревне осталась то ли невеста, то ли жена с маленьким ребенком. Скорее всего, он окончил четыре класса церковно-приходской школы, пишет довольно грамотно, знаком и с образцами высокого стиля, и с мифологическими персонажами. Михаил в своих стихах словно ищет ответы на «проклятые вопросы» современности. Он не столько находит их сам, сколько чутко улавливает и принимает ответы окружающих. Именно это делает его стихи уникальным памятником эпохи. Более достоверного свидетельства духовной жизни той поры трудно представить.

Книга эта, кроме того, яркое свидетельство жизни русских военнопленных в Германии в Первую мировую, о чем нам известно крайне мало. Из стихов Медведева понятно, что в плену ему пришлось работать в каком-то фермерском хозяйстве. И здесь хотелось бы отметить, что тогда отношение к пленным резко отличалось от того, каким оно было для наших соотечественников во время Второй мировой. Да и опостылевшая война с обеих сторон вызывала все более острое чувство вражды не к противнику, а к тем, кто ее развязал, кому она была выгодна. Солдаты понимали, что в окопах с противоположной стороны сидят такие же простые люди, которых вынудили вести бесполезную жестокую бойню.

Вот он враг мой, рядом раненый лежит.

Молодой еще… А кровь-то как бежит!

Сталь холодная безжалостно остра.

Есть, быть может, дома мать, отец, сестра…

Ждут домой его. Напрасно. Пусть не ждут.

Умирать со мной останется он тут!

… В дальнем небе тени сумерек горят,

Слышен голос, слабый голос «Камарад!»

В поле ратном за что-то мы дрались,

В поле ратном мы лишь двое остались…

Ранил ты меня, а я тебя. Зачем?

И умрем теперь, неведомы никем.

Еще и поэтому сборник – бесценный исторический документ. Стихотворения простого русского солдата, вчерашнего крестьянина, само по себе явление редкое. Тем более удивительной удачей стала их находка. Конечно, в этих стихах нет никаких поэтических достоинств. Но для историков эти трогательные строчки представляют немалую ценность, ярко иллюстрируют эпоху, необычайно насыщенную событиями мирового значения.

Мы не знаем, какова была дальнейшая судьба солдата Первой мировой Михаила Медведева. Но раз тетрадь оказалась в России, хочется думать, что он все же вернулся на родину. И жизнь прожил долгую, хотя и времена наступали, никак к тому не располагавшие.

Хотя грустно на чужбине, не в родном краю,

Но работать в коппелине[1] лучше, чем в бою.

Все мы сыты, как и дома, только нет жены.

Да не слышим пушек грома: нет у нас войны.

Всю неделю за работой немец и русак,

И работают с охотой, а не кое-как.

На деревне или в поле мирно жизнь идет.

Лишь порой душа о воле и о близких мрет.

Но что делать? Знать, мириться мы должны с судьбой.

Придет время, прояснится небо, стихнет бой.

А пока же понемногу не тоскуй – трудись,

прибегай почаще в Богу и как жить учись.

Посмотри, друг, на германца: не богат, а сыт.

Не увидишь оборванца, при часах, умыт.

В доме прибрано, опрятно,

Всюду вежливость, приятно. Нет тут нищеты.

Дети в школе, сам с газетой, а ведь тож мужик.

В день воскресный разодетый, даже и старик.

Водка есть, но пьяных мало. Так ли, друг, у нас?

Он не ляжет как попало на дороге в грязь…

Так учись, мой друг, покуда, время не теряй.

Все, что вынесешь отсюда, пригодится, знай.

А теперь прощай. И с Богом! Будь здоров, дружок.

Может быть, что с новым годом скажет и Восток.

Ведь не будет бесконечно литься в мире кровь.

Верь, взойдет заря, конечно, над Землею вновь!

А в конце октября в Польше, в музее небольшого города Опочно, открылась выставка, посвящённая 100-летию окончания Первой мировой войны. Часть экспозиции занимают картины и зарисовки нашего земляка, воронежца Тихона Яковлевича Ткачева, который служил военврачом в действующей армии с 1914 по 1917 годы. Осенью 1914 года и весной 1915 годов боевые действия проходили именно в этих местах.

В опочинском еженедельнике Tygodnik opoczyńskie опубликована большая статья о военвраче.

Занимался поисками материалов журналист Павел Будзински. Он известен тем, что собирает материалы о Первой мировой, связанные с его родным городом. В Польше есть кладбища, где до сих пор ухаживают за русскими могилами тех времен. Павел нашел могилы солдат, о которых упоминает в своих дневниках Тихон Яковлевич. На основе дневников Т.Я. Ткачева в Воронеже в 2014 году была издана книга «Нет конца безумию, нет границы бедствию».

Т.Я. Ткачев окончил духовное училище в Бирюче (ныне Белгородская область), Воронежскую духовную семинарию, медицинский факультет Харьковского университета, работал земским врачом в родной слободе Алексеевке, у него было трое сыновей.

В начале Первой мировой войны был призван в армию и прослужил до ноября 1917 года во фронтовых лазаретах в чине старшего врача 142-й технической дружины, был награжден орденом Святого Станислава с мечами.

Образованный, обладавший незаурядными способностями литератора и художника, военный врач Т.Я. Ткачев вел полевой дневник, иллюстрируя свои записи беглыми зарисовками солдатского окопного быта, батальных сцен, отношения к своему долгу солдат и офицеров царской армии, смотров высокого начальства, включая императора. Его воспоминания - семейная реликвия и уникальный исторический документ, который хранится у его внука Игоря Ткачева.

«Судить нас будут потомки. История беспристрастно, насколько это возможно, оценит наши поступки и дела. Мы же - в настоящем. Все горе, все муки и всю радость творим мы сами. И благословения, и проклятия грядущего падут на нас. Не на французов, англичан, русских, немцев, австрийцев, итальянцев, а на тех, кто сейчас живет и умирает.

Для грядущего творится легенда.

Сейчас мы слишком близоруки для того, чтобы рассмотреть и оценить совершающееся.

Но то маленькое, что видит и переживает каждый из нас, что составляет только наше субъективное, что умрет вместе с нами, мы имеем право, мы должны рассказать… И в необъятный дворец будущего наши дела и мысли должны войти хоть как строительный материал».

http://podyom.ruspole.info/node/4318

[1] Скорее всего, имеется в виду загон для скота, по-немецки Koppel.