Первое путешествие

Место в котором мы жили в Питере, называлось мини-отелем. При чем, по-моему, просто «мини-отель», без какого-то конкретного названия. На стенде, где висела вся документация: лицензия и бла-бла-бла, было большими буквами написано «Мини-отель. БЕЗ ЗВЕЗД». То есть, сразу можно было понимать, что не стоит требовать многого. Это место лучше, чем хостел, но до отеля не дотягивает. Помещение было небольшое: две двухкомнатные квартиры объединили в одну, кухни убрали — получилось одно помещение с шестью комнатами, двумя ваннами и двумя туалетами. Кухню перенесли в коридор, вблизи входной двери и стойки администратора. В целом было вполне чистенько и уютненько, даже тихо и спокойно.

У нас был свой номер, с двухспальной кроватью, маленьким телевизором, который мы ни разу не включили за четыре дня, шкафом под одежду, прикроватной тумбой и туалетный столик. На «кухне» был чайник и микроволновая печь, посуда, раковина и даже подобие стола со стульями, но не было плиты. Дальше по коридору находился еще и холодильник, старенький такой, пустой, вонючий, администратор сказал, что здесь мы можем хранить свою еду. Что мы и сделали вчера вечером: купили пару больших блинчиков фаршированных яблоком и корицей, и убрали их в холодильник. На утро.

Пока я заваривала чай и овсянку из пакетиков, Миша добрался до холодильника:

- Машуль, ты уже достала блины?

- Эмм, нет.

- Их нет в холодильнике.

Я пошла проверить, не долбится ли мой муж в шары. С ним иногда такое случается. Но нет, блинов действительно не было. Это было совсем не трудно заметить, ведь холодильник был абсолютно пустой, там лежало только масло в морозильной камере. Я проверила холодильник, морозильник, снова холодильник, еще раз морозильник, шкафы, микроволновку, заглянула в мусорное ведро в поисках улик. Ничего. Кто-то съел наш завтрак и даже не подавился.

- Позавтракаем кашей.

Мы расстроились, какой-то жук съел наш завтрак, который мы специально купили с вечера, потому что знали, что идти в магазин утром ни одного из нас не заставишь. Этот кто-то заставил. Миша понимал, что какого-то жалкого пакетика с кашкой-пятиминуткой не хватит не то что ему, но даже мне, чтобы наесться. И он отправился в ближайшую пекарню. После завтрака мы посмеялись и решили забыть эту дурацкую ситуацию.

Сегодня мы решили добраться до Финского залива. Я почему-то очень загорелась этой идеей. Именно поэтому мы проложили маршрут на карте, собрались и отправились в путь.

Покатушки на метро привели нас непонятно куда. Мы вышли из подземелья и уперлись взглядом в KFC. Сверились с картой, спустились на набережную и пошли в сторону, где предположительно расположен Финский залив. Через каждые метров 50 на на набережной был нарисован розовый зайчик (всем известный как «играй мальчик») и написано «Магазин укрепления семьи». Мы оценили идею. Обычный интимшоп преподнесенный не голышом, а приодетым.

Мы прошли набережную, свернули во дворы. Поняли, что идем не туда. Вернулись, покрутились. Поняли, что уже так долго бродим, что хотим есть. Вернулись к домам, просмотрели все рестораны. Ничего не выбрали. Пошли обратно, в сторону набережной, но вдоль домов. Ничего не нашли. В итоге вернулись к KFC.

Набрали: самое большое ведро картошки, по твистеру веджи, колу самую большую. «Ух и поедим же сейчас». Уселись за стол и… Маша кусает свой твистер и майонез с него капает прямо на штаны. Миша одной рукой держит свой твистер, который в этот момент кусает. А второй тянется за салфеткой, чтобы помочь Маше. Сотрудники кфс специально картошку на салфетки всегда ставят? Конечно, салфетка не поддается из-под большого ведра картошки и тогда Миша вытягивает ее рывком. Ведерко ложится на бок и 90% нашей фри летит на пол. Так обидно стало. Я расстроилась. Пятно на штанах, картошки нет, есть охото. Муж видит мои расстроенные глаза и пихает мне сотку, мол, «иди, купи еще».

Наконец-то весь этот ужас и позор (видели бы вы взгляд уборщицы, сметающей горку картошки себе в совок) заканчивается. Мы стоим на светофоре, чтобы перейти дорогу и снова попытаться дойти до Финского. Я стою грустная.

«Ну а теперь то ты что грустишь? Все еще из-за картошки?»

«Нет»

«А что случилось?»

«Я расстроилась из-за того, что расстроилась из-за картошки»

Миша начал смеяться надо мной. Как всегда. Он сказал что я балбеска. Возможно, он прав.

Теперь мы шли в нужном направлении и, как и обещала карта, уже был виден морской порт. Мы не знали, можно ли через него пройти к заливу или же его лучше обойти, мы решили проверить, и шли просто вперед. Но как только мы приблизились к порту, начался дождь. Это был не просто дождь, это был ливень стеной, от которого пузырятся лужи и который в считанные секунды сделает тебя таким мокрым, что ни одного сухого места на тебе не остается. Поэтому мы быстро добежали до ближайшей остановки с навесом и сели ждать. Мы просидели полчаса, а дождь все не заканчивался. Мимо нас не проехал ни один автобус, который подошел бы нам. А идти до залива под дождем не было никакого желания. И мы решили заказать такси. Так как доехать оттуда до нашего пристанища стоило чуть больше 700 рублей, мы вызвали такси до ближайшей станции метро за 150.

А дальше день был ленивым и прикроватным. Мы лежали на временно нашей двуспальной кровати, я читая книгу, муж работая на своем ноутбуке, но очень скоро он присоединился ко мне и мы читали вместе, каждый свое. И нас это вполне устраивало, и даже не хотелось никуда уже идти, но мы договорились встретиться с Женей, нашей знакомой со стороны мужа, которая вот уже год как жила в Петербурге.

Мы были рады видеть Женю, но думаю, она была рада видеть нас куда больше. Человек, уже год живет вдали от своего родного города, знакомых и друзей. Конечно, сейчас у нее есть новые знакомые, но увидеть в этом, не таком родном городе людей, объединявших ее с родным городом, с воспоминаниями, прошлым, от которого она уехала, видимо, было совсем странно и казалось, что это все не правда. Нам тоже было странно видеть знакомых в чужом городе, но, видимо, не так странно как Жене. Она не могла подобрать слов, не знала, что сказать сначала, а что сказать потом. Ей хотелось выболтать все одновременно. Эмоции действительно распирали ее на столько, что ей приходилось молчать. Она просто не знала, не могла выбрать, что из всего что она хотела спросить и сказать первым, в какой последовательности. Но диалог складывался сам собой.

Что делают люди, которые давно не виделись? Обычно пьют. Мы сразу договорились выпить чего-нибудь в каком-нибудь баре. И Женя повела нас туда, где была сама, где знала хоть что-то.

Мы встретились у входа в метро и шли. Минут 15 просто шли. Я не запоминала дорогу, мы были увлечены беседой, а еще я немного смущалась Жениной реакции. Мне казалось, что мы должны чувствовать что-то похожее на то, что чувствует она. Но я не учла, что нас было двое и мы были здесь временно, а она была одна и уже целый год здесь.

Я не заметила как мы пришли. Темные закуточки, двухэтажные здания, очень похожие на какие-то склады, а вокруг не души. Четверг, время близится к полуночи. Не верилось, что здесь есть какие-то бары. Но они действительно были. Бар караоке, бар в котором часто проходят версусы, бар для тех кому за тридцать, гей-бар и еще несколько других. Мы обошли все, и в итоге вернулись в первый — караоке бар. Было очень громко, какая-то девушка очень классно пела песню, которую я не знаю. Мы взяли с Женей по бокалу сидра, явно разбавленного водой, а Миша взял пиво. Мы сели за стол, но говорить не могли, слишком громко играла музыка. И тут, две очаровательные блондинки, вылезли на сцену, и заиграла древняя песня группы Aqua «Barbie girl» и дамы запели. Честно, говоря, чтобы кто-то пел хуже я еще не слышала. Женя твердила, что надо уходить. Я обещала уйти когда допьем, а мой муж явно кайфовал под этот ужас. Оказывается, мой муж считает приемлемым ужасное пение в караоке, и даже забавным, а вот ужасный вокал людей вылезающих на сцену вне бара караоке — катастрофа и «ФУ, давай уйдем отсюда». Но две женщины «сильнее» одного мужчины, и допив мы убрались восвояси.

Мы вызвали такси и проехав несколько улиц, оказались в другом барном ряду. Здесь музыка была громче, а на улице стояли зазывалы, обещавшие один бесплатный коктейль в их заведении, если мы к ним заглянем.

Мы заходили в каждое заведение по пути. Но либо не было свободных мест, либо была ужасная музыка, либо цены казались нам большими. Иногда в барах были только напитки и не было никакой еды, а мы были голодны. В итоге, час спустя, мы нашли бар, по типу Harats в Красноярске и осели в нем. Мы много смеялись, вспоминали общих знакомых и какие-то былые ситуации, обсуждали волнующее нас прошлое и рассуждали, о волнующем нас будущем. После изрядно выпитого, мы отправились гулять по ночному Питеру. К тому же, вокруг нас уже полчаса кружил какой-то странный тип, явно не с добрыми намерениями. Он то толкал кого-нибудь, как бы случайно. То кидал в нашу сторону какой-нибудь угрожающий взгляд. В основном все было адресовано моему мужу, конечно. Но мы в культурной столице и интеллигентные люди — драться мы были не намерены.

Так что отправились на свежий воздух. Мы гуляли по темным улицам с прекрасными огнями, сели в парке на скамейке, а на соседней скамейке какие-то уличные музыканты играли прекрасные акустические мелодии. Это было волшебно. А потом мы добрались до набережной, сели на каменный бордюр и стали о чем-то спорить. Так мы встретили рассвет на берегу Невы.

А после настало время прощаться. Женя плакала, а я ничего не понимала. Я не знала, что говорить и как-то неуклюже успокаивала ее. Мне было не понять ее грусти, но мы были ужасно счастливы, что встретились с ней, что провели с ней время.

На улице было уже светло. 6 или 7 утра. Мы сели в вагон метро, а дальше все как в тумане.

Понравилась статья? Подписывайся! Ставь лайк!

Читайте также:
Первое путешествие. День десятый. Казань
Первое путешествие. День одиннадцатый. Екатеринбург
Первое путешествие. День двенадцатый. Новосибирск