Президент. Эпоха Финиста. #3

24.06.2018

-Я хочу, чтобы при упоминании русских вся планета кривилась как от прокаженных. Чтобы при слове "россия" людям приходили в головы самые худшие ассоциации. Чтобы страны, находящиеся рядом, окружили их железным занавесом. Чтобы все, кто ее населяют, страдали.

Скупой кивок собеседника.

-Пусть брат пойдет на брата. Пусть память о самых больших победах сотрется. Пусть люди забудут дни скорби и памяти. Пусть каждый думает только о себе. Пусть эта нация просто перестанет существовать.

Короткая пауза.

- И тогда придем мы. Мы возьмем все, чем они обладают. Мы возьмем землю. Мы возьмем ресурсы. Мы возьмем, черт возьми, сам воздух, которым они дышат. И они ничего не смогут противопоставить нам, потому что мы едины и нас много.

И опять лишь скупой кивок.

-Мои предки были из великого рода. Мы захватывали эту страну однажды, мы захватим ее вновь. Сунь Цзы говорит, что война - затратное дело и нет смысла ее затягивать. Но он думал мелкими категориями. Как же мелко он думал! Зачем разворачивать войну, если народ может погубить себя сам? Дай ему звонкую монету, помани чужими ценностями и идеалами - и все готово.

Молчание.

-Политики придумают новые глупые законы. Строители будут строить спустя рукава. В погоне за деньгами они будут засорять атмосферу, уничтожая все живое вокруг. Алкоголь, никотин, наркотики - пусть они все подсядут на это. Если они не выбрали того, кого им приготовило в лидеры великое Дао, то пусть же они поймут, какую ошибку допустили.

***********

-Очередное крупное ДТП на Серовском тракте. Несколько погибших. Когда же это закончится? Когда власти начнут предпринимать меры по содержанию дорог в регионе в хотя бы более менее нормальном состоянии?

На переднем плане камеры стоял укутавшийся в дутый пуховик и вязаную шапку ведущий, сзади были видны проблесковые маячки ДПС и раскореженные машины.

-Мы вкладываем огромные деньги в безопасность страны на ее рубежах, а, может быть, стоило их потратить на новые дороги? Влад Ничушкин, Сергей Петров, второй канал, Свердловская область.

-Снято, Серега?

-Да, все нормально Влад.

-Пошли уже в машину, а то замерз насмерть.

-Угу.

Двое мужчин пошли к старенькому микроавтобусу с эмблемой одного из основных каналов страны. Оператор уложил камеру в салон и быстро сел за руль, репортер уселся на пассажирское сидение. Двигатель тойоты заурчал и салон потихоньку начал прогреваться.

-Влад, слушай, давно хотел спросить, как у тебя там у Ани на танковом заводе дела? Всё так плохо как говорят?

-Да как сказать, висят заказы вроде какие-то, ну да она мне все равно не рассказывает ничего. А так, народ сокращают потихоньку. Гостех же их купил. Сейчас всякие оптимизации проводят. Москвичей понаехала куча. Конечно, говорят, что зарплату повысят в полтора раза. Только я, Серега, в это нифига не верю.

-Да, помню тот репортаж про курганцев, которые обанкротились через полтора года после вступления. А, че тут сделаешь? Это Россия-матушка наша. Воровали, воруем и будем воровать.

-Ладно, поехали, нам еще сдавать на вечерний выпуск.

***********

Не знаю почему, но и здесь Болотная площадь была символом различных демонстраций. В этот раз, по предварительным оценкам, собралось около восьмисот человек.

Моя колонна сопровождения остановилась прямо напротив оцепления, рядом с которым стояли люди с плакатами "Долой коррупцию" и "Медведина в президенты". Увидев это, мне вспомнился эпизод из фильма "Иван Васильевич меняет профессию", где "войско взбунтовалось, говорят царь не настоящий". Позволил себе улыбнуться и вылез из бронированного мерседеса.

Васильев не хотел, ой как не хотел, чтобы моя драгоценная тушка ходила туда на встречу с людьми, но я популярно объяснил Андрею Викторовичу, что времена меняются, и что, может быть, раньше президенты прятались за тоннами охраны и различных экранов и пресс-секретарей, но мы пойдем по другому пути. Поэтому сейчас, кроме оцепления ОМОНа и пары десятков человек из моей службы охраны, между мной и демонстрантами никого не было. Толпа все-таки большая. Захотят - раздавят. Но ведь пенсионеры, студенты! Сам таким был, сам таким буду.

Моего появления, определенно, не ждал никто. Сначала растерялись все, даже почти что тишина установилась, но уже через мгновение кто-то крикнул "Громова на мыло!" и омону пришлось сдерживать было ринувшуюся вперед толпу.

Я подошел к самому оцеплению, похлопал ближайших омоновцев по плечам, попросил пройти к мужику с громкоговорителем, заводившему толпу. Протянул руку, улыбнулся. Говорить - ничего не говорил, все-равно не услышат, пока под эмоциями. Но как же мне в этот момент было страшно. Истинно говорят - клин клином вышибают.

Не знаю что сработало - улыбка или наигранная смелость. Но рупор он мне дал. Я взял его в левую руку, протянул ему правую для рукопожатия. Пожал. Ребята из оцепления и сами протестующие глупо пялились на эту сцену.

Я отошел на два шага назад, включил громкоговоритель и сказал -Всем здравствуйте! Я здесь, если кто-то хочет что-то потребовать и сказать, то говорите по одному. Всех вас я не слышу и не понимаю.

Крики и гул потихоньку начали успокаиваться. Мужик, у которого был рупор, сказал -Товарищ президент! Мы против вашей политики! Мы против ваших указов! Мы против вас и будем добиваться избрания Медведина!

Это было неприятно, но нравиться я не обязан никому. Еще будет много таких противных ситуаций, однако моя задача - решать их. Если сам не решу-никто не решит.

-Хорошо. Что именно вам не нравится в моей работе?

И никто ответить не смог. Стояли пожилые люди, стояли молодые. И стар и млад не могли произнести ничего конкретного. Только повторяли "Долой Громова" без смысла. И то их выкрики носили все более затухающий характер.

-Вы пришли сегодня сюда. За что вам спасибо. Если вам что-то не нравится - вы должны говорить. Вы хотите, чтобы я ушел. Вот я здесь. Скажите мне в лицо, глядя в глаза, чем я вас не устраиваю, -сказал, и обвел толпу взглядом, -Думаете я такой смелый, потому что стою за спинами охраны? Ребята здесь просто потому, чтобы вы не начудили и не сделали себе хуже, начав необдуманные действия.

-Вы все во власти в коррупции погрязли! Хватит воровать! -крикнул из толпы мужчина лет шестидесяти.

-Я с вами согласен, уважаемый. Как вас зовут?

-Анатолий Артемьевич.

-Анатолий Артемьевич, если вы еще не знаете, то мы создали целую структуру по борьбе с коррупцией. Если вы не слышали, то уже несколько губернаторов ушли в отставку. Мы не можем объять необъятное и разрушить существующую систему, которая у нас в стране строилась годами, и к которой мы приходили веками. Все хотят власти и денег. А я на посту меньше года. Вот, Анатолий Артемьевич, вы хотите вступить к нам в партию Земляне и привнести свои мысли и идеи в развитие страны?

Мужчина не знал что ответить. Не ответить было нельзя, а положительно ответить - значит предать то, ради чего пришел. Пусть ради денег даже. Ибо предавший идеалы единожды, всегда может предать и снова. Не обязательно, но может. Люди могут меняться, кто бы как ни доказывал обратное, я в это верю. Никогда не поздно стать другим, стать лучше. Или хуже, к сожалению. Кому как.

-Я, Михаил Олегович, подумаю, -выкрутился он.

-Хорошо, но вы не долго думайте. И сейчас я обращаюсь ко всем собравшимся. Все, кто пришел - я официально зову вас в нашу партию Земляне. Мы сможем вместе сделать жизнь лучше. Не будет пафосных речей. Только дела. Зайдите на сайт. Посмотрите, чего достигает партия в регионах. Посмотрите на наши идеалы, на наши принципы. Посмотрите на меня. Вот я стою и готов ответить за все. Мы договорились с вами?

Было видно, что мужик, у которого был громкоговоритель, смущается, не знает что делать дальше. Он бы и должен всех заводить, но не похоже, чтобы это ему нравилось. Опять же, пусть даже за деньги. Надо было его спасать. Думаю, что в будущем такие люди будут хорошими союзниками, если поборют свои финансовые хотелки. Не все еще у него потеряно.

-Дорогие граждане, -сказал я, сделав паузу, -Я предлагаю всем, кто заинтересован присоединиться к нашему движению, к нашим идеалам, сейчас остаться и записать свои паспортные данные к моим помощникам, чтобы мы могли оперативно связаться с вами и зарегистрировать всех как новых добровольцев. Если не захотите сейчас остаться - ничего страшного, в течение недели подходите в наши офисы - всем будем рады.

На этих словах я протянул громкоговоритель мужику обратно. Опять пожал ему руку, улыбнулся ему, всем, кто стоял рядом. Пожал руку Анатолию Артемьевичу, пожал руку ребятам студентам. Махнул всем рукой, опять похлопал по плечам ближайших ребят из оцепления и пошел к машине, коротко отдав распоряжения двум помощникам из протокола остаться и пойти к демонстрантам с блокнотами для записи данных.

Краем глаза уже видел, что многие стали убирать вниз плакаты, разворачиваться, крайне не желая быть внесенными в особые списки. Шум затихал. Правда несколько человек остались. Это радует.

Вроде бы все получилось. Посмотрим на реакцию. Жаль, прессы не было только, а ведь такой сюжет вполне мог бы получиться!

Ладно, царь, поправь-ка корону, а то съехала. Все все, перестаю зазнаваться, впереди еще много дел. А то зажрусь как некоторые, а это ведет только к провалу и развалу.

-Поехали, Алексей, -водитель завел мотор и мы тронулись по направлению к аэропорту, где у меня уже ждал самолет до родного Урала.