Президент. Книга 1 / Гл. 9

03.05.2018

Когда сказал "Вот это сделал я" - запомни, то что ты - единство многих. Не говори, что это мысль твоя, и помни тех, кто строил к ней дороги. /Автор неизвестен

Март 2018 года.

Место: 10 000 метров над Северным Китаем.

В той, прошлой жизни, у меня случилась командировка в Гонконг. Посетить наш офис компании, поучаствовать в местных выставках, встретиться с Азиатскими партнерами. Это был мой первый визит в страны региона, и я был полон предвкушения увидеть жизнь с другой стороны.

Перелет из Москвы занимал около девяти часов, и, откровенно говоря, себя надо было чем-то занять. Накачал себе фильмов, приготовился к тягомотине полета. Однако мне повезло в полете дважды. Во-первых, я сидел у окна, и между мной и соседом у прохода никого не было, что было очень удобно - немного вытянуть ноги, даже развалиться, что ли. А во-вторых, повезло с тем, что этим соседом у прохода оказался китаец.

Китаец и китаец, скажете вы. Но Хоан, как его звали, вполне прилично говорил на русском, английском, французском, разумеется, китайском. То есть, в принципе, владел всем тем инструментом знаний, что и я. Плюс он был геолог по профессии, работающий в Киргизии. Летел с отдыха из Турции. Один, что было странно (как оказалось, он не разделял страсть соотечественников к толпам).

Мы разговорились с ним о бренности бытия, о бизнесе, о наших культурах и человеческой природе в принципе. Обсуждая с Хоаном ситуацию в мире и делясь опытом, мне впервые стало страшно. Страшно, что их очень много, а нас чуть больше ста миллионов. Страшно, что они стремятся к знаниям. Не просто к знаниям, а знаниям глобальным. Что они работают на будущее. Этакие многоходовочки строят, которые им принесут дивиденды. В отличие от нас, которые привыкли играть в one-shot игру, под названием поимей ближнего своего или соотечественников своих.

Рядом со мной сидел китаец, говорил как ему понравилась Уфа, в которой он учился. Говорил мне о горном деле, а в моей голове пролетали мысли, что мы, откровенно говоря, просираем нашу страну, причем со страшной скоростью.

Глядя в иллюминатор, я видел огромное количество ветряных электростанций, установленных почти везде, и добывающих электричество. Много городов, фабрик, которые батрачили и батрачили на будущее народа.

Изначально мне показалось интересным, что большинство пространств Северного Китая состоят из пустынь. Но потом Хоан спросил меня -Видишь, Миша, этот желтый цвет земли? Это мельчайшие частицы загрязнения. Вся Земля загрязнена.

-Хоан, а где все деревья? У вас что, почти нет деревьев в этих Землях?

-Нет, Миша, нету.

Дико, да? У нас на Урале только выехал из города, и тут же тебе сосновые, березовые рощи, тут же ягоды, грибы, какая никакая природа, даже с учетом кучи клещей. А у них только загрязненные земли и производства. Хоан был из южного Китая, и, по его словам, в южных провинциях они более трепетно относятся к природе и живут более сообща, имея другие цели и ценности.

Конечно, мне и раньше рассказывали коллеги и друзья об огромной разнице в менталитете жителей Китая, но такого я не ожидал. Специфика страны, регионов, а также возможности, наложили свой отпечаток на менталитет.

На Севере, где люди и производство "заточены" на зарабатывание денег, всем, по большому счету, наплевать на других. Именно этим обусловлено пофигистическое поведение необразованных китайцев в людных местах. Когда люди думают только о себе, мусорят на улицах, загрязняют окружающую среду перепроизводством и своими собственными отходами.

Все эти размышления просто заставили меня провести линию сравнения с нашей страной. и, знаете, это все было очень похоже... Людей моего поколения с детства кормили твиксами, колой, рассказывали об американской мечте посредством кучи фильмов. И как-то незаметно идея о заработке денег и огромном богатстве пришла в детскую голову и стала подавляющей.

И мне, и огромному количеству людей вокруг стали говорить: "Нельзя никому верить", "Верь только себе", "Работай на свое счастье, на свое благо", "Стремись к богатству", "Наплюй на все ценности, что есть".

Но, знаете, самое обидное, самое противное то, что все эти лозунги, эти призывы преподносились под соусом "мы знаем, что тебе надо". И весь маркетинг и реклама, парившие наши умы говорили "покупай это средство для чистки унитазов, оно лучше". А стиральный порошок? А мытье посуды? Бедные жители Виллабаджо...

Так вот, я летел и думал, что наша страна превращается постепенно в страну единоличников, каждый из которых ищет счастья для себя. Нет, просветы были, и много, но в большинстве своем всем пофиг на всех. Эти политические партии-имитации счастливой страны, эти объединения, которые держались только на деньгах, а не на национальной идее. Правда, а какая у нас национальная идея? Объединить все земли? Стать процветающей страной? Эх, если бы. Но политики в последнее время так боятся внешних факторов и прочего, что даже путь страны остается у нас неизвестным для всего населения.

В тот момент я дал себе слово. Просто честное слово, поклялся Богу, к которому я был тогда ближе, нежели снизу, на земле. Поклялся душой, что приложу все усилия, чтобы сделать жизнь людей вокруг лучше.

Нет, я не из тех тиранов, которые ради счастья нации готовы уничтожить половину земного шара, или которые говорят, что "счастье требует жертв".

Мне кажется, что счастья можно достичь совместно. И пусть я никогда не буду богат. Но буду делиться. Согласитесь, нет ничего круче, чем увидеть улыбку на лице ребенка от твоего подарка? Или прокатиться на лошади по чистому полю, дышать свежим воздухом. Искупаться в чистом водопаде, а не полном непонятных частиц? Или выйти с утра из квартиры, поздороваться с соседями, а во вдоре увидеть свежую клумбу цветов, которую вчера все посадили, или горку, над которой трудились всем двором? И никаких заборов от внешнего мира, никаких переживаний...

****************

Из идиллии меня вывел голос пилота, который объявил, что мы готовимся к посадке.

Шел второй месяц моего избрания, и я заканчивал объезжать страну с визитами в разные города и регионы. Причем я предпочел передвигаться и на самолете, и на вертолете. Во втором случае был дан приказ местным воякам в городах предоставить транспорт для перелета по регионам. Чтобы отныне минимизировать количество пробок. А мои ребята из сопровождения, охраны, а также все службы протокола приезжали заранее без перекрытия движения для обычных граждан.

Вертолет же помогал мобильно прибывать на совещания с местными министрами и администрацией, которые, честно говоря, фигели от того, что собрания происходят не в центре города и администрации, а иногда на каких-то непонятных территориях типа актового зала школы, или под эксплуатируемым мостом, к которому много претензий.

Однажды мы собрались на поле для картошки у одного местного совхоза. Нет, у меня не было желания как у многих моих коллег из разных стран пробовать себя комбайнером. Просто мне хотелось показать людям, что на не показательных, выставочных фермах, а в обычных совхозах жизнь несколько иная. Так вот, мы стояли между рядами картошки. Мои подчиненные изрядно нервничали от того, что лакированные туфли придется дома чистить, но в общем и целом, по моим ощущениям, некоторые из них прочувствовали к каким изменениям в стране я клоню.

А все было, на самом деле просто: всего лишь перестать показывать руководству страны красиво занавешенные здания, за маскировкой которых идет третий год ремонт, перестать делать дороги только перед его приездом и стараться работать не на красоту, а на эффективность. Конечно, им было далеко до глобального понимания моих взглядов, но, тем не менее, процесс понемногу набирал обороты.

Сейчас мы приземлялись в родной Свердловской области. Ее я оставил на десерт. Так сказать, глянуть, как же она изменилась. Точнее, мне было интересно вернуться в прошлое, и увидеть те же проблемы, но десятилетней давности. Но я знал, что с этим делать. Знал.

После инаугурации я, вопреки всем стереотипам о первом лице государства, объявил о создании собственной политической партии. Долго совещаясь с командой, мы выработали простое название партии, с некоей прикидкой на будущее. Название вышло простое - "Земляне". Суть данной партии была даже не в том, чтобы подчеркнуть какую-то отдельную касту, национальность, ментальность или религию, а обобщить всех людей в достижении высоких целей. Создать свою философию на основе лучших человеческих идеалов. Философию, которая могла бы постепенно "заразить", в хорошем смысле, многих людей из разных стран.

Фундаментом данной партии были выработанные нами простые ценности: честность, трудолюбие, доброта, смелость, развитие, обучение и благодарность.

Потратив месяц на базовую подготовку, мы выработали программу вступления в нее, которая давала шанс каждому человеку, который решил, что сможет нести на себе ответственность за свою планету, попробовать быть частью чего-то большего. Изначально в данную партию входила вся моя команда, разросшейся до двухсот человек. Хотя это была финишная черта, больше я не мог себе позволить, да и содержать все эти рты нужно было за казенные деньги, поэтому дальнейшие услуги мы вывели в найм и обращались к специализированным организациям, благо которых в нашей стране было много.

У каждого из команды было два приглашения. Он мог пригласить любого человека стать частью партии. Но, человека, разделяющего ее ценности. У Землян не было корочек, они не ставили мигалки, у них не было никаких крутых отличий от любых других людей. Но были обязанности, порой даже жесткие, отчасти похожие на образ жизни в Сингапуре:

-каждый, входящий в партию, обязался не мусорить на улицах;

-каждый, входящий в партию, обязался вести себя достойно по отношению к окружающим. Я выработал психологию поведения с названием "Я президент". Это работало просто, хоть и немного рисково по отношению к власти. Каждый Землянин должен был вести себя в общественной и частной жизни как если бы он был президентом. Ну вот какой президент должен быть? Внимательный, сдержанный, образованный, точный, правдивый, серьезный. Вот так и должен был себя вести каждый Землянин.

-каждый, входящий в партию, был обязан помогать другому сопартийцу так, как если бы он делал это для себя. Вот, допустим, вызывает человек-Землянин строительную бригаду. А прораб входит в Землян тоже. Так вот прораб обязуется не просто сделать все качественно, честно и хорошо, а на 500 процентов круто.

Многие подумали бы, что это некая несправедливость - только для Землян. Ведь априори люди за деньги должны делать хорошо. А если посмотреть вокруг - разве так делают? Эти двадцать-тридцать процентов оставшихся честных людей - они же не могут победить в тендерах, потому что не умеют давать откаты, они не могут соперничать с теми, кто усвоил науку обмана.

Соответственно, это было некоей нашей фишкой, нашей отличительной чертой. И для будущего это было бы здорово - постепенно, мы смогли бы донести простые человеческие ценности, которые, между прочим, уходят корнями к древним славянам, и являются природой русичей, до всего остального мира. Но это будет уже далеко далеко не при мне.

Теперь можно было с гордостью сказать, что по отчету за прошлую неделю в партии собралось около тридцати тысяч человек. Однако распределены были неравномерно, в частности из-за отсутствия офисов во многих городах. Данная работа только начиналась и нам предстояло сделать еще очень много. Особенно было сложно потому что эти офисы содержались не за счет государства, а за частный счет. Большинство моей зарплаты, а также зарплаты моей команды уходило на содержание подобных объектов.

Это было решено сделать, так как мы в любом случае содержались за счет государственных средств, а от зарплаты откладывали какие-то минимумы на банковские счета. То есть пока была некая идиллия, люди шли за мной, план потихоньку удавался.

****************

При посадке самолета нас встречало местное отделение Землян. Около пары десятков ребят. Минимум охраны, - всего три машины (на этом мы немного сэкономили, зато сокращенным ребятам нашли отличные места в других структурах).

Никакого хлеба-соли. Губернатор региона, собственно, был не в курсе моего прилета. Это было достаточно интересно для меня - не сопровождать визит оглашением на всю страну, чтобы не готовился народ. Скажем так, нагрянуть ночью без звонка, посмотреть как дела, устроить показательную взбучку.

Правда, после первых двух моих прилетов в регионы и последовавших за этими прилетами увольнений губернаторов, бдительность подчиненных на местах выросла до невероятных высот, - стали создаваться внутренние ресурсы по мониторингу моего передвижения, стали подкупаться пилоты, экипаж судна, моя команда. Благо, ребята были понимающие, проверенные, поэтому несколько раз мы кидали дезинформацию, а особо ретивых товарищей тоже убирали с мест.

Таким образом у меня за месяц накопилось в четверти регионов своя команда. Ну как своя? Люди, более-менее разделяющие ценности. Время покажет, как обычно.

Выйдя из самолета и спустившись по трапу в родном ночном Кольцово, я вдохнул такой родной загрязненный воздух Урала. Да, он не идеален, он не горный и не морской. Но этот воздух, эта земля, сделали меня таким, какой я есть. Поздоровался с ребятами из партии - они оказались разного возраста. Как говорится - от мала до велика. Даже поколение моих родителей поддерживало меня, что было очень лестно.

Мы уже усаживались в машины, как тут со стороны пассажирского терминала раздались выстрелы.