Принц и дракон: восхождение империи

13.07.2018

Юный принц по имени Дань был почётным гостем при дворе князя Чжэна, правителя могучего царства Цинь...

Такое тяжело воспринимать на слух, не так ли? Впрочем, тут многое чуждо для нашего понимания. По уверениям здешних мудрецов (которых по сей день принято считать величайшими в Истории), жизнь ценна лишь настоящим моментом, но настоящий момент не существует, ибо всего лишь разделяет прошлое и будущее. Даже не пытайтесь осознать это своим рационалистическим умом. Просто примите эту много тысячелетнюю данность. Не получается? –тогда примите совет: представьте, что попали на другую планету.

Местные инопланетяне также имеют две руки, две ноги и два глаза, вот только это будет единственное сходство между Вами и ими. Здесь время течёт медленной рекой, а события несутся стремительным горным потоком, каждая фраза имеет множество смыслов, но только один - истина. Здесь любят и умеют жить как нигде на целом свете, но расстаются с жизнью легко, словно с неким тайным облегчением. Здесь служба писца – высокое искусство, а написание поэм - не более чем прибыльное ремесло. Огромный острый меч на резной подставке- просто украшение интерьера, зато из инструмента флейтистки в любой момент может вылететь пропитанный отравой дротик... Суровые военачальники, у которых руки не то что по локти – по плечи в крови - от неразделённой любви бросаются в глубокие пропасти, а отказавшиеся от насилия монахи приручают тигров, голыми руками держа полосатую смерть за хвост. Могучие царства возводятся и рушатся при полном равнодушии миллионов подданных, но нет равнодушных к ежегодному празднику бумажных фонариков...

Этот параллельный мир известен нам под именем Китай.

Итак: заложник княжеского происхождения, взятый в плен при покорении княжества Янь, был тщательно охраняемым пленником, которого жестокий и осторожный владыка Цинь держал поближе к себе, дабы в любой момент иметь рычаг воздействия на беспокойного вассала, князя Си. Видя гордый нрав узника, Чжен всемерно и утончённо издевался над ним, подчёркивая его бессилие перед собственным могуществом. На просьбы отпустить его домой Чжэн лишь смеялся, обещая исполнить их, когда у его любимого коня отрастут рога. Сказано – сделано. В одно прекрасное утро Дань исчез из тщательно охраняемого дворца, а к голове княжеского скакуна были накрепко примотаны оленьи рога. Наследник престола был человеком чести...

Впрочем, Чжэн был доволен. Повод для вторжения найден. Талантливый, энергичный и неимоверно жестокий правитель, ещё мальчиком он чудом остался в живых после успешного заговора, осуществлённого против его отца. Да не просто выжил, а вернул трон, покарал заговорщиков, сплотил элиты, мобилизовал и реформировал армию, привёл в порядок административно- налоговую систему, систематизировал и тем облегчил крестьянские повинности и принялся расширять свою державу на восток. Громя одного врага за другим, он быстро превращал рядовую страну «черноголовых» (так называли сами себя китайцы) на самой границе с Великой степью в первую державу всего огромного региона. И, похоже, приходил черёд царства Янь...

Ситуация казалась безвыходной. Отец и сын днями и ночами собирали вельмож на военные советы, на которых председательствовал отважный военачальник и великолепный воин по имени Ся Фу. Члены совета обращались ко всем мудрецам ближних и дальних краёв. Большинство предлагало договориться с могущественным Чжэном, пойти на уступки, найти компромисс. Но какую уступку может сделать волк, оказавшись нос к носу с тигром на перекинутом через пропасть бревне?..

И вот отчаявшийся юноша по настоянию Ся Фу призвал к себе старца Тянь Гуана. Все знали его как мудрого монаха – отшельника, и только малому числу посвящённых было ведомо: когда- то давно Тянь Гуан был лучшим наёмным убийцей во всей Поднебесной. Он предстал перед Данем убелённым сединами старцем, но взгляд его был по- прежнему твёрд и пронзителен, а в уголках губ застыла чуть видимая лукавая усмешка. Наследник престола обратился к нему «учитель» и сообщил, что ищет спасения для своей страны. «Спасение или отмщение движет тобою?»- спросил тогда проницательный сюэши. Отбросивший осторожность юноша горячо воскликнул: «месть!». Тогда отшельник улыбнулся и сказал, что в этом деле он сможет помочь. Услышав дополнительные условия заказчика, он попросил некоторое время на подготовку...

Покуда новая Тай- Чжэн не осветила ночные небеса, старик пил лучшее вино, наслаждался прекраснейшими женщинами и ел с царского стола. А затем снова облачился в свои ветхие одежды и пустился на поиски.

Нужного человека старик отыскал спустя три месяца странствий. Один из лучших его учеников как раз пару лет назад переселился в те края и теперь зарабатывал на плошку риса уча других премудростям фехтования.

Их встреча была полна искренней радости радостной, а последовавший разговор был недолог, ибо Цзин Кэ (так звали найденного мудрецом человека) нуждался в деньгах, но ещё больше жаждал славы. Сборы были недолги. Обняв друзей и низко поклонившись учителю, он вместе со своим верным другом по имени Дзянь Ли отправился в путь. А старый Тянь Гуан долго глядел ему вслед. Затем проглотил язык и задохнулся. Ибо таково было условие принца, желавшего любой ценой оставить в тайне приготовления к покушению на ненавистного Чжэня.

Последующие после прибытия ко двору недели прошли в пирах, неспешных прогулках по изумительной красоты аллеям княжеского парка, а также в обсуждениях деталей предстоящей операции. Надо ли говорить, что принц осыпал своего наёмника - цикэ невиданными щедротам. Когда тот походя заметил, что у принца прекрасный конь, а у таких вот коней бывает невероятно вкусная печень - тот моментально и собственноручно прикончил верного четвероногого друга и приказал поварам зажарить его печень для дорогого гостя.

Дабы найти способ быть допущенным пред светлы очи параноидально подозрительного Джэна, четверо заговорщиков разработали следующий план: якобы воспылав ненавистью к державе Янь, Цзин Кэ убил и обезглавил бежавшего вместе с принцем Фань Юй-Ци, бывшего генерала армии Чжэна, а также украл из местного «генштаба» и готов даровать своему новому владыке карту страны Янь, за которой давно и безуспешно охотились его лазутчики. Даню жаль было  старого друга, но месть всё же стоили любых жертв, а беглый генерал безропотно принял свою участь. Вскоре вьючные лошади, необходимое снаряжение, поддельная  карта и голова старого Фань Юй- Ци заняли надлежащие места в снаряжении асассина- цикэ, и, надёжно спрятав отравленные кинжалы, Цзин Кэ и Дзянь Ли были готовы отправились навстречу судьбе.

Дабы вдохнуть решимость в их сердца, полководец Ся Фу наставительно произнёс: «будьте мужественны на своём пути» и одним стремительным движением рассёк своё горло. Он счёл невыносимым позором, что его владыка предпочёл доверить столь важное дело не ему, лучше всех во всём государстве Янь владевшему кинжалом , а пришлому мастеру Цзин Кэ. Вот так сиятельный Дань остался единственным (кроме непосредственных исполнителей) посвящённым в заговор лицом.

Цзин Кэ поблагодарил дух Ся Фу коротким поклоном, взлетел на коня и двое пустились по пути славы или забвения.

В самый последний момент всё пошло не так. Обласканный впечатленным и обрадованным Чжэнем мастер клинка приблизился к трону, выхватил кинжал и нанёс удар, но и сам повелитель Цинь, проведя всю жизнь в борьбе и сражениях, был отличным мастером ближнего боя. Распоровший одежду напоённый ядом клинок так и не достиг цели. Второй удар также пришёлся мимо вёрткого владыки, а затем придворный лекарь бросил в глаза нападавшего порошок, которым лечил своего хозяина от желудочной хвори. Подоспевшие с улицы стражники (их не было в самом дворце, к тому же параноик Чжэнь запретил придворным носить оружие) добили обоих наёмных убийц. Надо отметить, что после первой же атаки повелитель Цинь выхватил меч и нанёс тяжелейшую ранцу несостоявшемуся убийце. Но тот продолжал биться и после этого, пав лишь под градом ударов вражеских пик и мечей. Та же участь постигла и Дзянь Ли, так и не успевшего прийти на помощь другу.

Надо ли говорить, что сталось с царством Янь... Рассверипевшего даже сверх обычного Чжэня не смогли умилостивить ни присланная любящим папашей, князем Си, голова Даня, ни богатейшие дары, ни территориальные и политические уступки...

А затем к ногам разбушевавшегося тирана пало следующее царство. И ещё одно. И ещё...

Войска неудержимого и яростного повелителя Цинь вышли к последнему рубежу, покорив на своём пути  все земли и народы вплоть до самого Тихого океана.

Вот так и родилось единое государство Китай, а князь Чжэнь стал первым императором Поднебесной империи, легендарным Цинь-Шихуанди, воплощением Дракона.

О Дане и его друзьях забыли ещё нескоро. Выходцы из разорённого подчистую княжества слились с отрядами таких же не покорившихся великому и ужасному Цинь-Шихуану. После многих лет ожесточённой партизанской войны они будут вынуждены покинуть родные края. Их символом станет алый круг в центре белой головной повязки. Их немногочисленные корабли возьмут курс на восток. Они уйдут в те края, которые вскоре станут называть "Страной восходящего солнца".