Мой взвод в полном составе теперь состоял из 24-х узбеков, и только один из этих узбеков говорил по-русски...

02.05.2018

В конце 1941 года я успешно завершил свою учебу в училище. Вышел я оттуда со званием лейтенанта. На фронт попал во 2-ой кавалерийский корпус в должности командира сабельного взвода. В середине осени 1942года наше начальство получило срочны приказ. Нам нужно было любой ценой прорвать немецкую оборону и обеспечить наступление на город Великие Луки Псковской области. Хотя это хитрость была военная такая, маневры отвлекающие от основного места прорыва. Грубо говоря нас туда специально направили, чтобы создать у фашистов впечатление, что готовиться прорыв именно в этом районе. Просто в это время как раз под Сталинградом разворачивалась наша обширная операция. Нужно было любыми путями не допустить возможность врага переправить дополнительные силы через Волгу к Сталинграду. У нас там бойцы из одного полка все пали смертью храброй. Местность там такая низменная. Немецкие юнкерсы налетели как мухи из ниоткуда, и весь полк вместе со штабом с землей перемешали. Все абсолютно тогда погибли. Шансов просто не было, как на ладони все.

В районе города Ржева к нам в качестве пополнения подошел целый полк узбеков. Самое интересное, что все кроме одного бойца абсолютно не понимали по-русски. Мой взвод в полном составе теперь состоял из 24-х узбеков, и только один из этих узбеков говорил по-русски. Все остальные ни слова, и вот этот один узбек у нас был переводчиком. Я ему по-русски, он им по-узбекски лепечет, так и общались. Сложно по началу было, но потом как то привыкли. Заняли мы значит с нашими узбеками оборону на дороге Ржев-Сычевка, позиции свои старательно укрепили. Через некоторое время слышим громкий голос. Немцы выдвинули к нашим боевым порядкам громкоговорители и наглым образом на узбекском языке ведут пропаганду, зазывают товарищей боевых к себе переметнутся. Я удивился тогда наглости немцев. А еще для меня осталось загадкой откуда они так быстро разузнали, что у меня взвод практически весь из узбекского брата состоит. Позже на русском языке начали вещать, перечисляли почему то имена офицеров, которые мне совсем не знакомы были.

С утра проснулся я от грохота, огляделся, а рядом нету никого... совсем. Командир только остался, русский, прокурором работал в Волжском районе в Саратове. Мы с ним рядом как раз лежали на откосе дороги. Немцы старательно обстреливали наши позиции 50 мм минами. Ему мина упала прямо между ног. А я рядом лежал... Мины сыпятся кругом. Я поближе к нему придвинулся, прижался всем телом… Он мертвый уже был, узбеки мои сбежали пока мы спали, непонятно в каком направлении, то ли к немцам перешли, то ли в противоположную сторону рванули. Этого я так и не узнал. Слава богу самому удалось тогда ноги унести от немцев, жив остался...

На войне случалось такое, что и своих стрелять приходилось. Был и у нас такой случай. После Приказа Народного комиссара обороны СССР от 28 июля 1942 года № 227 "Ни шагу назад" по всей советской армии были организованные показательные расстрелы. Лично с моего взвода солдата тоже расстреляли, педагога из московского института. Он постоянно от нас отставал. А с этим тогда строго было очень, на сутки отстал, не важно по каким причинам, автоматически дезертиром считался. А у педагога товарищ был в дивизионных тылах. Вот он на марше то и исчез, день нет, ночь нет, вторые сутки нет... Я доложил обо всем своему командиру. Начали искать и нашли. А тут как раз нужны были кандидаты для этого дела. Построили весь полк в форме буквы П, наскоро вырыли яму по колено глубиной примерно, расстреляли его и закопали. По правде говоря это было намного страшнее, чем в бою – смотреть на это.

А 20-го октября, меня сильно ранило, в пешем порядке мы возвращались из прорыва. На минное поле попали. У меня под ногами взорвалась немецкая мина-лягушка. Вредная мина, она выпрыгивает из земли, а на уровне колен разрывается на сотни мелких шариков. Меня хорошенько посекло и другие товарищи пострадали. Что особенно жалко — коням ноги покалечило. А конь без ног не жилец, приходилось добивать, чтобы не мучился. Много конечно историй на войне разных бывало, про некоторые и вспоминать не хочется.