1 сентября закончилось детство моей сестры…

02.05.2018

У нас с младшей сестрой разница в два года.

Ей пришлось отправиться в школу в 5,5 лет.

В девяностые один из двух садиков в поселке закрыли, а оставшийся сад не смог принять всех детей.

Мама работала, оставить ребенка было не с кем.

И заведующая «рекомендовала» отправить девочку в первый класс.

Но Настя была совершенно не готова к школе.

Домашняя работа по чтению каждый раз превращалась в ад.

Прочесть в букваре слоги и сложить из них простейшие слова она просто не могла.

Маминого терпения хватало на первые 10 минут.

Потом в ход шли крики, подзатыльники, таскание за волосы, брань, угрозы, жалобы на судьбу за больного на голову ребенка, слышные на весь дом удары учебником по этой самой голове.

Это длилось часами!

Все это время сестренка непрерывно плакала.

Многочасовой тихий плач, переходивший в жалобный вой, крики боли и страха, судорожные вдохи.

Эти звуки я никогда не забуду.

Однажды первоклашка описалась за письменным столом – побоялась попроситься в туалет…

Мама и сама много плакала, просила потом у Насти прощения, обнимала ее.

Но на следующий день все опять повторялось.

Именно первый год в школе стал самым страшным, хотя и потом было тяжело.

Сейчас у сестры в жизни все не очень благополучно, начались даже проблемы с алкоголем.

Хотя она великолепная женщина и первоклассный специалист, которого очень ценят.

И только теперь я поговорила с мамой об этих давних событиях.

Меня поразили ее слова:

«А что мне было делать? Нервы-то не железные… А если бы она попала в класс коррекции?! Я не могла допустить, чтобы моего ребенка считали ненормальным!».

Хотелось крикнуть в ответ:

«Надо было любить ее больше и не требовать от ребенка невозможного! И наплевать, кто там и что считал!».

Но я промолчала. Имею ли я право судить?

Но свою восьмилетнюю дочку я по любому поводу зову умницей.

Даже если сегодня на родительском собрании учитель ругал ее за двойки по математике и рисованию.