Про вовремя оставленные цели

15.05.2018

Есть такие люди, которые способны головой пробить стену. Или не головой. Главное, что способны. Ими обычно все восхищаются. Но есть такие стены, которые ничем не возьмёшь. По крайней мере, ничем, из доступных обычному человеку инструментов.

О чём это я? О том, что иногда вовремя бросить начатое – отнюдь не признак глупости или слабохарактерности. Как раз наоборот. Иной раз просто необходимо именно оставить начатое, на завершение которого не хватит сил и средств, или которое обойдётся чересчур высокой ценой.

Задел меня как-то один разговор, с которого, пожалуй, и начну.

Есть у меня одна знакомая. Уже три года вздыхает по одному симпатичному и весьма интересному объекту противоположного пола. Не представляю, как можно быть столь постоянной в своих предпочтениях при отсутствии ответной реакции, но послушать рассказы о том, как он в очередной раз по-дружески подбросил её с работы домой или совершил ради неё какой-то героический поступок, мне интересно. Люблю я слушать истории. Чаще всего геройствует человек на профессиональном поприще, ибо является не для упомянутой барышни не только принцем из сказки, но и коллегой.

Увы, этот самый коллега давным-давно обозначил границы и прямым текстом сообщил о том, что вот совсем девушка не в его вкусе, да и вообще, на рабочем месте он романов не заводит, а ещё он и сам тяжко вздыхает по одной даме. Как-то так. Впрочем, барышня по нему не так уж и сильно страдает. Я иногда подозреваю, что это для неё уже больше не пламенная страсть, а эдакое хобби. Чтобы скучно не было. Чтобы на работу был стимул идти. Или это так видится со стороны.

И вот однажды довелось мне в очередной раз с этой самой знакомой пообщаться. Но не один на один, а в компании ещё одной нашей общей знакомой и её мужчины. Этот самый мужчина и высказал в ответ на очередные вздохи про несчастную любовь, что нужно, мол, не сидеть, сложа руки, а действовать, бороться. Поскольку слышу я такое не впервые, а ещё несколько раз мне самой доводилось в подобных обстоятельствах принимать схожие советы, захотелось мне эту тему развить. Что я и сделала.

— А как ты предлагаешь ей действовать? — уточнила я.
— Ну, как? Пусть что-то делает. И вообще, надо же быть настойчивее, — без запинки ответил собеседник.
— Интересно. А если он не хочет?
— Он не хочет, потому что она сидит себе в соседнем кабинете и не борется за свою любовь.
Тут мне как-то стало даже и обидно, что мужчина в таком ключе рассуждает о том, кто кого добиваться должен, поэтому я продолжила:
— Как можно бороться за любовь, если нет взаимности? Если совсем нет? А если я так воспылаю чувствами к президенту, мне тоже прикажешь не сидеть на месте, да?
— Сравнила! С президентом ты даже не знакома. А они уже столько лет коллеги и почти друзья.
— Упс! — не отставала я. — А мы с тобой тоже почти друзья. А женись-ка на мне. Ну, что тебе стоит? И имей в виду, что отказываться бесполезно, ибо я намерена бороться. И никак иначе.

Продолжать пересказ диалога не стану, так как каждый остался при своём. Но натолкнул меня весь этот разговор на мысли о других вещах. О том, как часто люди советуют другим идти напролом там, где этого делать не стоит. А ещё о пробивании головой непробиваемых стен, когда стенам-то ничего, а от головы в конечном итоге ничего не остаётся.

Была у меня одна сказочка. Про то, как одна очень хорошая и очень трудолюбивая девочка, которая любила цветы и прочие растения, посадила в землю зёрнышко. Уж она его и поливала, и удобряла, а толку – ноль. А всё потому, что зёрнышко было обжаренным. Из него, в принципе, ничего вырасти не могло.

Так вот, это всё не только про зёрнышки и не только про любовь. Оно обо всём. Иногда лучше бросить то, что не получается, чем угробить себя на пути к цели. Говорят же, что не всякая цель оправдывает средства. Только почему-то обычно это о побочных неприятных последствиях для других. А о том, что топающий к цели и сам может пострадать, и о том, что цена получения желаемого может быть слишком высока, упоминают реже. А зря.

У меня всё.

Напоследок вот вам анекдот по теме:
«Собираются перелётные птицы в тёплые края. И ворона с ними просится. Птицы уговаривают её:
— Зачем тебе лететь? Тебя и дома неплохо кормят. Дорога дальняя, опасная, сгинешь в пути.
— Возьмите меня с собой, я птица сильная, смелая, выносливая, я выдержу! Я смогу, я долечу.
— Ладно, — соглашаются. — Пусть летит. Пусть попробует день-два, а там обратно вернётся.
Впереди двухдневный перелёт через море:
— Ворона, возвращайся обратно, не выдержишь ведь, не летают вороны так далеко.
— Выдержу. Я птица сильная, смелая, выносливая! Я смогу, я долечу.
Впереди четырёхдневный перелёт без отдыха:
— Ворона, тебе жить надоело? Вернись домой, пока не поздно.
— Я птица сильная, смелая, выносливая, я выдержу! Я смогу, я долечу.
Поистрепалась стая. Не все даже закалённые долетели до берега. Бедная ворона плюхнулась без сил на камни, отдыхает. Ну, думают птицы, наконец-то она набралась ума. Пусть отдохнёт хорошенько и рулит домой, пока жива. К ближайшему крошечному островку восемь дней лететь:
— Я птица сильная, смелая, выносливая, я долечу, — упёрлась ворона на своём.
...Восемь дней пути. И гроза, и ветер, и палящее солнце. Наконец, вожак заметил среди бушующих волн скалистый клочок земли. Потрёпанная стая опустилась на отдых. Вороны среди них не было.
— Жалко глупышку. Сидела бы себе дома, дурью не маялась. Так нет, понесло её в тёплые края, — сокрушались птицы.
Вдруг вдалеке видят, чёрную точку ветром крутит, почти касаясь волн. Это ворона на последнем издыхании приближалась к островку.
Шмякнулась на крайний камешек. Глазки закрыты. Ещё не поняла, жива или уже сдохла. Все в восторге обступили её, и давай нахваливать:
— Ворона, ты молодец! Ты действительно птица сильная, смелая, выносливая!
— Да, — вздыхает ворона. — Я сильная, я смелая, я выносливая. Но такая дура!»