«Доктор Чехов» Доктор, но мы же не сделаем друг другу больно?

«Спектакль «Доктор Чехов» - произведение высокой смеховой культуры

Так пишут на сайте театра, который открылся этим спектаклем.

Так что получается постановка – не обычная, историческая.

Вообще Чехова в театрах ставят много и постоянно; рассказы его будто удобный сборник анекдотов, всегда под рукой.

Надо повеселиться с умом – на-те, пожалуйста, резвитесь, все будут довольны, и актеры, и публика

Но, увы, тут нас не приглашают радостно поржать (а мы-то рассчитывали, между прочим, по привычке)

Придется плакать, терпеть боль, испытывать сострадание, иногда усмехаясь. Горько и без надежды.

Эпизодов – семь, между ними живая связь – актер Владимир Пискунов (врач по профессии), в костюме психически больного, и его санитары.

Не сказать чтоб украшение постановки, при всем уважении. Выразительное трагическое лицо, это да, когда пожилой человек (плечо виднеется в разрезе рубахи), босой, как роковая судьба «стучится в дверь» совести, души, да просто разума зрителя, то нет, это вовсе не трогает доволнительно. Не усиляет воздействие эпизодов в спектакле, лишнее это и напрасное. Но на мой, личный, взгляд, конечно.

Мы, зрители, и так все чувствуем и понимаем, актеры не дадут соврать, а если раза три пафосно сказать про «унижение человека», то градус причастности не повысится, а напротив, раздражит невольно.

Итак, есть пантомима «Гуляние в Сокольниках»

Ну это цветочки, конечно, для затравки

Александр Лукаш и Маргарита Рассказова

Он – пьющий художник, она – его любовница и помощница по хозяйству

Она – хлопотлива, вся на измене, в суете; на щеках – искусственный румянец, на голове – шляпка, в сумочке – апельсинчик, где ей, дамочке из мещан, понять художественную натуру, ей бы прожить как-то, невесть на что, а если покровитель совсем запьет

А он запьет.

Сыграно потрясно.

Дальше, «Дипломат»

Денис Сарайкин и Денис Юченков

Совершенно фантастическая ситуация даже и по нашим временам, но Чехову виднее, видимо. Про семейные отношения

Тут все очень весело, правда. Потому что никого не жалко, и можно просто посмеяться над придурками

Один их них – любящий жену, безумно и безответно, чиновник небольшой; не оценившая тонких нежных чувств мужа супруга живет отдельно, вернее, жил а- не тужила, до определенного момента, который мы и наблюдаем.

Второй - друг этого чиновника, чья задача - сообщить ему о смерти супруги, максимально дипломатично и не оскорбив чувств

Выходит у двух Денисво все это презабавно.

А вот дальше – хуже

Устрицы

Совершенно газетная история про то, как жестокие купцы закормили голодного мужика устрицами до смерти

Станислав Федорчук-сын и Юрий Шайхисламов преподнесли этот кошмар

Мне не понравилось как. Скучная получилась история, и неудобная такая

Ну и понеслась..

«Ванька Жуков» это всем нам известное про «на деревню дедушке»

Владимир Давиденко

Слезы. Вот что тут.

Разбавили нам все это интерактивом под названием «Унтер Пришибеев»

Фух, немного отлегло. Пока Юрий Голубцов по креслам скакал, и отбирал у «баб» мобилы и прочее ненужное.

Вообще-то смысл – серьезный, конечно, в истории про унтера. Отношение к социальным низам, все это унижение постоянное. И изменилось-то мало что с тех пор.

«Антрепенер под диваном»

Юлия Бружайте и Николай Глебов

Вообще, это - довольно невинная театральная штука. По сравнению с..

Чего стоят данные в страхе обещания, мы и без того знаем, и актриса Дольская-Каучукова наверняка знала. Но вообще-то да, такая зависимость тоже достаточно ужасна.

Ну и для финала приберегли на сладкое, так сказать, мрачнейший десертик.

Две актрисы Ольга Лебедева и Ника Пыхова прочитали жутчайший рассказ «Спать хочется». Опять про мучения детей. Лучше б диваном и антрепренером закончили.

Пошли домой, с тяжелым сердцем и в плохом настроении.

Жизнь – дерьмо, люди – подлецы по природе, только дай волю, завтра – понедельник.

Так что нужно жить как художник и горькую пить, для забвения. Главное – устрицы не есть.

Вернемся же к началу. Снова и снова.