Родня хотела отбрать у меня квартиру

Из всей семьи за старым и больным дедушкой ухаживала только я, он мне был как второй отец. Его жена, моя бабушка, давно умерла, дочерям и внукам было не до него. И когда дедушка умер, я узнала, что он завещал мне свою квартиру, и это стало для меня в такой тяжёлый момент приятной неожиданностью. Однако ненадолго.

На носу была свадьба двоюродного брата, и, узнав о наследстве, тётя попросила меня подарить эту квартиру брату на свадьбу, мол, молодой семье квартира нужнее. Конечно, я ей вежливо отказала. Тётю отказ не устроил. Вскоре посыпались угрозы и проклятия. Вскоре она стала настраивать против меня всех членов нашей семьи. Я рассказала обо всём матери, думая, что она поддержит меня и поможет, но оказалось, что она солидарна с тётей.


- Тебе не нужна квартира, - сказала мама, – ты же женщина. Выйдешь замуж, будешь жить у мужа, а пока тебе и комнаты в нашей квартире хватит. Так что отдай дедову квартиру брату.
Мамины слова меня очень задели, тётя успела настроить против меня и её. Я ушла из дома и поселилась в унаследованной квартире.


Как-то раз, вернувшись с работы, я увидела, что дверь квартиры исписана оскорблениями и угрозами. Престарелая соседка рассказала, что, пока меня не было дома, приходила какая-то злая женщина, которая сначала тарабанила в дверь, а потом исписала ее. В описании женщины я узнала свою тётю.


Подруги уговаривали меня написать заявление на тётю в полицию, но мне было совестно заявлять на своего родственника.
«Это дела семейные, сами разберёмся, - думала я. – Не убьёт же она меня из-за этой квартиры».


Но всё оказалось гораздо хуже.
Однажды ночью я проснулась от запаха едкого дыма. Снаружи горела входная дверь. К счастью, соседи уже вызвали пожарных и до их приезда смогли сами потушить возгорание. Экспертиза установила, что дверь облили бензином и подожгли. Мне не хотелось верить, что это дело тёткиных рук, но всё же я пошла к ней и спросила напрямую, она ли устроила пожар. Она даже не попыталась уйти от ответа или соврать.


- Либо эта квартира наша, либо ничья! – рявкнула тётя.
Это оказалось последней каплей. Я написала на тётю заявление. В результате родня ополчилась на меня ещё больше.


- Да как ты посмела! Это же родной человек! Она же всю жизнь с тобой нянчилась, а ты вот так отблагодарила! - эта и тому подобная брань стала сыпаться на меня из уст людей, которых я считала семьёй.

Мне больше не захотелось иметь с ними ничего общего, поэтому после всех разбирательств, я продала квартиру и переехала в другой город. Теперь в родном городе бываю только чтобы навестить могилу дедушки.