"А ЕСЛИ НАС УБЬЮТ, ПАПА, ТО ТЫ ЗА НАС ОТОМСТИШЬ"

Это строки из письма, переданного из фашистского застенка 14-летней девочкой Лизой своему отцу, грозному партизану Минаю Шмыреву. Будучи бессильными справиться с отрядом "батьки Миная", представители "культурной нации" решили победить его, взяв в плен семью командира.

К началу войны Минай Шмырев уже достаточно повидал в своей жизни. Он прошел горнило Первой Мировой (на которой получил три Георгиевских креста), после революции боролся с бандитизмом на родной Витебщине, затем был председателем колхоза и директором различных предприятий. В 1940-м 50-летний Минай овдовел, оставшись один с четырьмя детьми на руках.

После немецкого нападения Шмырев попытался отправить семью в эвакуацию, но дорогу колонне преградили вражеские танки, и пришлось возвращаться назад. Минай Филиппович к тому времени уже сколотил небольшой партизанский отряд, и забрать детей к себе в лес не мог. Младшенькому, 3-летнему Мише, нужно было регулярно пить коровье молоко, и было принято решение отправить детей в глухую деревню, под присмотр матери и тещи Миная. Казалось, что так они будут в безопасности, да и кто тогда мог подумать, что немцы будут воевать с детьми?

Отряд батьки Миная быстро стал грозной силой, нанося врагу существенный урон. За голову командира давали надел земли, корову, коня, а денежная сумма постоянно увеличивалась, достигнув 50 тыс. марок. Но предателей среди местных жителей не нашлось.

Тогда фашисты решают зайти с другой стороны, начав поиски семьи Шмырева. И 19 октября 1941 года они арестовали Шмыревых: сестру и мать Миная, а так же его детей, 14-летнюю Лизу, 10-летнего Сережу, 7-летнюю Зину и 3-летнего Мишу. Почти 100-летнюю тещу каратели забирать не хотели, но она сама решила не оставлять внуков.

Каратели распространили информацию о том, что если Минай не сдастся, то его семья будет расстреляна. Боевые товарищи предложили взять поселок Сураж штурмом, но было известно, что немцы ждут этого, хорошенько укрепившись, и бой мог закончиться большими потерями для партизан, у каждого из которых были свои семьи. И Шмырев отказывается от этой идеи.

Сложно представить, что испытывал он сам, зная, что над его семьей измываются фашистские палачи. Минай даже готов был сдаться, но его отговорили свои, объяснив, что в таком случае его ожидает публичная казнь, а семью все равно не удастся спасти. К тому времени немецким обещаниям уже никто не верил...

Фашисты не утруждали себя хотя бы человеческим отношением к пленникам, держа их зимой в холодной камере, на хлебе и воде. Они пошли на дьявольскую хитрость, таская маленького Мишу на "очные ставки", показывая ему всех пойманных мужчин, похожих на отца, в надежде, что мальчик по неосторожности выдаст радостным криком батьку Миная. Эти бесчеловечные методы возмущали даже некоторых фашистских прислужников, один из которых передал в лес записку от Лизы.

Письмо пришло вовремя. Шмырев, доведенный до отчаяния, уже подумывал о самоубийстве, лишь бы его семью освободили. В прочитанных им строках не было мольбы о помощи. Лиза, старшая дочь, оказалась достойной своего отца. «Папа, за нас не волнуйся, никого не слушай, к немцам не иди. Если тебя убьют, то мы бессильны и за тебя не отомстим. А если нас убьют, папа, то ты за нас отомстишь».

14 февраля 1942 года фашисты казнили семью партизанского командира, не пожалев никого...

После их смерти Шмырев и его отряд с удесятеренной яростью принялись бить оккупантов. Сам батька, нося письмо дочери в нагрудном кармане, бросался в самые горячие участки сражений, не щадя себя. Но пули обходили его стороной. В августе 1944-го ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а в 1964-м, после смерти, он стал первым почетным гражданином города Витебска.

В поселке Сураж, рядом со школой, был установлен памятник погибшей семье Шмырева. Наверное, сложно придумать лучший пример для подрастающего поколения. Маленьким суражцам есть, с кого брать пример.

"Их ведут житной тропкой пейзажной.
Четверых.
Под конвоем.
Из дому.
Лишь четырнадцать — девочке старшей,
Лишь три годика хлопцу малому…
И фашист,
Их к стене приставляя,
Щурит глаз, чтобы выстрел был меткий,
Начиная с сыночка Миная.
И уж падает хлопчик трёхлетний.
Вновь пред дулом головка льняная…
И стена… И заложников тени…
Вот и всё.
Перед батькой Минаем
Встаньте, батьки, вы все на колени!"
(Аркадий Кулешов «Баллада о четырёх заложниках»)


(фото мои, пос. Сураж и Музей Миная Шмырева в Витебске)