Смертельный приказ нужно выполнять с умом. Тогда будет вам счастье. Размышления разведчика.

13.07.2018

Пред наступлением мы ходили в разведку за языком.

Все получилось хорошо. Привели командиру дивизии фельдфебеля.

Рано утром наши пошли в атаку на высотку, а мы отдыхали после поиска.

Высоту взяли и мы готовились к передислокации.

На следующее утро меня чуть свет будят: «Срочно к командиру дивизии!»

Он матерится на чем свет стоит: «Пехота опять сдала высотку. Собирай разведчиков!»

Набрали двадцать действующих разведчиков. «Надо брать опять высоту». — «Ночью?» — «Нет, днем! Можете задействовать любое усиление. Думайте сами, но высоту должны взять!»

Идти днем на высоту это верная смерть.

Прежде чем лезть на рожон решили подумать.

И решили следующее.

Я попросил сделать двухчасовую артподготовку с РСами по опушке леса. Чтобы дезориентировать пунктуальных немцев, начали артподготовку в 14.00, а закончили точно в 15.53.

Немцы же привыкли, что подготовка длится ровное количество минут: 30, 40, час, а тут мы отступили от шаблона.

Артподготовка очень действует на психику. Когда она прекращается, нужно еще время, чтобы прийти в себя, очухаться.

Мы хотели это время использовать.

Я сказал: «Рассредоточимся, будем ползти, пока наши осколки не будут долетать до нас, и замрем. Как только артподготовка прекратится, мгновенно все встаем и бежим без единого выстрела».

У всех часы. Сверились.

Когда мы подбежали к немецким окопам, они еще лежали на дне. Мы их просто расстреливали. У нас не было ни одного раненого!

Правда, один из наших кинул гранату, она ударилась о дерево, отскочила, и осколки своей же гранаты его зацепили…

Немцы озверели. Мы выдержали больше 20 атак!

Патроны давно закончились. Собирали оружие и патроны у немцев и ими отбивались. С винтовками, автоматов нет, патронов нет.

Один заряжает, а другой стреляет. Ребята говорят: «Мы как при Петре Первом при Полтавской битве».

Связь протянули.

Приказ: «После того как ночью придет пехота, проникнуть в немецкий тыл и наделать шуму».

Там недалеко было село. Мы в него вошли, рассредоточились и открыли стрельбу. Гранаты кидали.

Навели им панику, и они оттуда сорвались.

За этот бой меня представили к ордену Славы 1-й степени.

Комдив хотел мне дать Героя, но ему сказали, что у меня уже две Славы есть.

Вот и получается, если подумаешь, то вместо смерти можешь героем стать.