ЛАСКОВЫЙ И СНЕЖНЫЙ ЗВЕРЬ

— Так, чудище надо изловить! — злился Царь. — Что это такое? Уже, почитай, пару недель население пугает.

А в газетах, видели, что пишут?

Царь порылся за троном и достал последний
номер «Тридевятой правды». На первой полосе крупно был напечатан заголовок «Куда смотрит тридевятая стража?».

— Что ты об этом скажешь? — спросил Царь Черномора.

— Виноваты, Царь-батюшка, — ответил Черномор. — Но больно хорошо чудище в лесах прячется… Брошены все силы.

— Значит, недостаточно, — не смягчился Царь. — Лешего привлекли? Илью Муромца?

— Так точно!

— В общем, если до заката чудище не изловите… — Царь не придумал, что он сделает Черномору, если чудище не удастся изловить до заката, поэтому только махнул рукой.

Черномор вышел из царского терема. У ворот его ждали Иван и Илья Муромец. Черномор в ответ на их вопросительные взгляды только пожал плечами и сказал:

— Недоволен.

Иван, Илья и Черномор пришли в кабинет последнего и молча расселись.

— Чего только у нас ни заводилось, — вздохнул Илья Муромец. — И идолище поганое было, и Соловей-разбойник проказничал…
Но такое неуловимое неизвестно что — в первый раз вижу!

— Как бы там ни было, а до заката надо его изловить. Нечего Царя попусту из себя выводить, — сказал Черномор.

— Тогда остался только один вариант, — развёл руками Илья Муромец. — Устроить засаду и ловить на живца.

— И кто живцом будет? — спросил Иван. — К нам-то троим чудище не сунется. А рисковать никем нельзя.

Все призадумались, а через несколько минут Иван произнёс:

— Давайте Кощея. Он же бессмертный, ему всё нипочём.

— Нормальная идея, — одобрил Черномор.

— Тогда Иван идёт уговаривать Кощея, — решил Илья Муромец. — А мы с Черномором готовим засаду в Паучьем лесу.

И прежде чем Иван успел спросить, почему это он уговаривает Кощея, Илья Муромец и Черномор вышли из кабинета.

Делать нечего, Иван отправился в замок к Кощею Бессмертному.
Как и следовало ожидать, тот наотрез отказался.

— Во-первых, — сказал Кощей. — Почему это я должен вам помогать? Чем больше чудище людей пугает, тем мне лучше. Во-вторых, то, что я бессмертный, не означает, что мне нельзя, например, зуб выбить. А они у меня все наперечёт.

Иван задумался, а потом произнёс:

— Ну как знаешь. Только я краем уха слышал, что люди говорят, будто по сравнению с Кощеем чудище в сто раз страшнее.

— Кто это страшнее? — тут же возмутился Кощей. —
Вот же чудище негодное, такую пакость мне сделало!..

И Кощей тут же согласился помочь.

Тем временем Черномор и Илья Муромец уже обследовали поляну и подготовили засаду.

— И сколько мне так стоять? — спросил Кощей.

— Ну, пока чудище не придёт, — ответил Иван.

Скоро Кощей погрузился в свои злодейские мысли и перестал так уж переживать по поводу чудища. Самый главный злодей всех времён и народов продумывал план очередного похищения Забавы, пока его не прервал хруст веток и чьи-то шаги позади.

Выйдя из чащи, Кощей обернулся и увидел позади себя чудище. Оно широко улыбалось и протягивало свои огромные ручищи. Кощей, озираясь, стал отступать. А Черномор, Илья Муромец и Иван всё не показывались.

— Да где же вы? — закричал во весь голос Кощей. — Оно же меня сейчас съест! Или покусает!

Но, увы, на крик никто не прибежал.

— Вот как, — вдруг осенило Кощея. — Всё подстроено! Они так решили от меня избавиться раз и навсегда.

И, подняв глаза к небу, Кощей со слезой в голосе произнёс:

— Прощай, Лихо! Я знаю, что ты меня не слышишь, но ты было хорошим слугой!

А чудище всё приближалось. Кощей встал в полный рост и сказал:

— Давай, делай, что должно!

Чудище радостно раскрыло рот и проговорило:

— Ну иди сюда, дай обниму!

С этими словами чудище заключило Кощея в крепкие объятия.

— Ну что ты распереживался так? — бубнило оно на ухо Кощею. — Я тебя просто обниму, пожалею и дальше пойду. А ты тут кричишь, как будто я тебя съесть хочу…

Тут на полянку выбежали Иван, Черномор и Илья Муромец.

— Да где вы ходите? — выкрикнул обиженный и сбитый с толку Кощей.

— Это ты где ходишь? — ответил ему Иван. — Это не та полянка!

Чудище выпустило Кощея из объятий и повернулось ко вновь

пришедшим.