Захват заложников. Часть II

Начало истории читай здесь.

Он в секунду развернулся, помчавшись к выходу, резким ударом в челюсть вырубил стоявшего там террориста, вытащил из кобуры на его бедре пистолет и произвёл два выстрела, убив противников наповал. Тут же в его сторону пошёл ответный огонь. Все в зале завизжали и стали опускать головы. Но отец был не в их числе. Схватив своего противника, он укрылся за его телом. Потом он резко сделал шаг назад, ударив спиной дверь, от чего она открылась. Гриша вытащил всё необходимое оружие из карманов противника и побежал наутёк.

– Взять его!

Пять террористов помчались следом. Гриша не успел добежать до лестницы, поэтому он перепрыгнул через перила и полетел на первый этаж. Приземлившись, он сделал кувырок и помчался за барную стойку. Только он успел укрыться, как ему в спину стали стрелять. Гриша уселся на пол, немного пригнув голову, и стал рассматривать то, что он забрал у врага. У него была граната, которой лучше было не пользоваться, нож и пистолет с двумя магазинами. Стрельба по барной стойке продолжалась, причём она шла с разных сторон, следовательно, террористы стали спускаться по лестнице вниз.

Гриша положил один магазин в карман пиджака, гранату во второй. Нож протиснул в ремень. Во втором магазине, что был в пистолете, не хватало трёх пуль. Гриша обрадовался, что у террориста оказался один из его любимых пистолетов – Glock 17. В итоге на руках у него был 31 патрон. Против террористов с автоматами это совсем ничего.

Гриша попытался отстреливаться. Но его так покрывали огнём, что он мог только, вжавши голову в шею, закрываться от пуль.

Григорий сидел за барной стойкой, с ужасом ожидая, когда кто-то из террористов покажется перед ним. Он сел на корточки, понимая, что противники уже совсем близко. По траектории обстрела он примерно предполагал, кто и где находится. И теперь, когда он был окружён уже с трёх сторон, он понял, что пора действовать. Но бежать было практически некуда. Впереди тупик, а сзади только две двери, ведущие в туалеты. У него был один выход – лестница, с которой спускались враги. В голове Григория с огромной скоростью проносились мысли. Он старался найти хоть одну здравую идею, но всё было самоубийственно. Будь он сейчас в другом месте, там, где чуть выше не сидит толпа невинных людей вместе с его дочерью, он бы воспользовался гранатой. Но сейчас это могло стать опасным для всех, да и для него самого.

Поймав секундную паузу в стрельбе с левой стороны, Гриша вынырнул из-под стойки и, лёжа на боку, стал стрелять в противника. Потратив три пули, он смог убить его. Потом он вскочил на ноги и в полуприсядь помчался в сторону лестницы, но дорогу ему преградили. Гриша схватился за ручку двери туалета, и спрятался за ней. Пули огромного калибра продырявили её насквозь, немного задев Григория. По его плечу потекла кровь. Гриша оказался в женском туалете, а по двери беспрестанно стреляли из автоматов. Григорий стоял в угловом помещении, закрытый от огня, надеясь, что скоро ему удастся напасть. Он опустился на колено и стал ожидать, когда террористы решат зайти. Дверь немного приоткрылась, он приготовился стрелять, но увидел, что в его сторону полетела граната. Среагировал он моментально, оттолкнув её ногой в сторону туалетов. Граната прокатилась несколько метров и врезалась кабинку, а Гриша спрятался за толстой стенкой, отгораживающий туалеты от рукомойников. Взрыв прогремел колоссальный. В голове звенело, а глаза защипало от поднятой пыли. Гриша закашлялся. Не успев прийти в себя, он уже увидел перед собой противника. Террорист нанёс ему удар в голову. Гриша упал, но тут же пошёл в атаку. Врезавшись в противника, он оттолкнул его в разбитое после взрыва зеркало. Осколки стекла посыпались на пол. Гриша присел на одно колено как раз в тот момент, когда в проходе появился ещё один враг, который целился в него. Прогремели выстрелы, пули просвистели над головой Канарейкина. Гриша стал стрелять в ответ. Выпустив несколько пуль, противник оказался ранен и лежал, громко постанывая от боли.

Со всей силы в Гришу врезался первый террорист, сбив его с ног. Канарейкин ударился об стенку и упал на холодный кафельный пол. Противник сел сверху, пытаясь воткнуть нож в его тело. Мышцы разрывались от напряжения, на лбу выступили вены, пот покрывал лица обоих. Нож был уже совсем близко. Но тут Гриша увидел третьего террориста, который вышел из-за поворота. В голову Канарейкина был направлен ствол автомата.

– Ты долго копаешься! – с акцентом произнёс террорист и нажал на курок.

Гриша направил все свои силы на то, чтобы перевернуть сидящего на нём противника. Автоматная очередь прорешетила спину террориста.

– Твою мать! – закричал стрелявший.

Тяжёлое тело мёртвого террориста давило на Гришу. Канарейкин выхватил нож, что почти впивался в его грудь и резким движением, метнул его в стоявшего в проходе мужчину. Тот ловко уклонился и, споткнувшись о кусок торчавшей из пола плитки, стал падать.

Гриша воспользовался моментом, вскочил на ноги, схватил свой пистолет и побежал на врага. Но только стоило ему показаться в проходе, как пятый террорист, стоявший на выходе из туалета, пустил в него очередь из автомата. Пуля попала в плечо Канарейкина, но прошла на вылет. Мужчину отбросило в сторону, и он ударился другим плечом в кафельную стену. Террорист шёл на него, направив автомат в его грудь.

– Хватит, парень, ты проиграл! – он помог подняться своему союзнику. – Помоги Джабарру, а этого я сам возьму, – обратился он к нему.

Террорист подошёл к Грише, достал из его пояса нож, проверил карманы и забрал всё, что посчитал нужным. Канарейкин сидел, закрывая рану рукой, кровь продолжала течь по его одежде.

– Вставай, пошли, – террорист схватил его за руку и подтолкнул вперёд.

Гриша еле передвигал ногами, но шёл, выпрямив спину. Выйдя из туалета, они пошли по лестнице наверх. Два других террориста сильно отставали, так как одному приходилось тащить на себе второго. Канарейкина подталкивали в спину, и он шёл первым, направляясь к залу, где сидели заложники.

– Давай, заходи, – затолкнули его в зал.

Все обернулись к входу, сопровождая заложника взглядами. Кто-то ахал, кто-то ругался на него себе под нос. Гриша прошёл вперёд с гордо поднятой головой, не обращая внимания ни на кого. В особенности он старался не смотреть в сторону дочери. Он знал, что сейчас она смертельно напугана, не понимает, что происходит. И в данный момент он боялся только одного, что она как-то выдаст себя, что террористы узнают, что она его дочь. В таком случае у них появится рычаг давления.

И вот Канарейкин снова стоял перед главарём.

– Ты, и правда, хорош, – улыбнулся тот. – Но тебе не победить всех! – он ударил его прикладом автомата в живот. Гриша согнулся, кашлянул, и, немного съёжившись, выпрямился.

Продолжение читай здесь.

Подписывайся, ставь лайк, читай больше рассказов у меня на канале. Хорошего настроения!