Умные часы или шпионское оборудование?

В прошлом году в России привлекли к ответственности 177 шпионов — 173 человека оштрафовали на сумму от пяти до 300 тысяч рублей, а четверых посадили в тюрьму. Казалось бы, правильно сделали, если те виновны. Но в этом деле интересно то, что осуждённым “шпионом” сегодня может стать практически каждый любитель современных гаджетов.

В прошлом году в новостях прогремело дело фермера из села Лопатки Лебяжьевского района Курганской области, который выписал по почте с сайта Aliexpress gps-трекеры, чтобы повесить их на коров, дабы знать, где они находятся. Задержали фермера прямо во время получения посылки и открыли уголовное дело по статье 138.1 “Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации”. Потом дело завели на ревнивую жену из Омска, которая заказала и прикрепила датчик к машине мужа-изменщика. А совсем недавно судили волгоградского покупателя, заказавшего солнцезащитные очки с встроенной камерой.

Юристы начали бить тревогу: из-за неопределённого термина “специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации” под статью потенциально попадает каждый человек, у которого в обычном смартфоне скачано приложение для удалённого слежения. Не говоря уж о тех, кто заказывает себе ручки или брелоки со скрытой видеокамерой.

Но в декабре прошлого года ФСБ предложили дополнить статью 138-ю следующим определением: “Под специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, понимаются приборы… и программное обеспечение для ЭВМ и других электронных устройств, независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного получения информации либо доступа к ней (без ведома её обладателя)”. После этого началась широкая общественная дискуссия. Правозащитники отмечали, что сформулированное органами ФСБ определение настолько широко, что под него попадают практически все современные устройства. Юристы выступили за декриминализацию статьи и принципиально новый подход к этому вопросу: если устройство используется для шпионажа и это доказано, то виновного стоит привлекать по статье “Шпионаж”. Если же так называемые “шпионские” игрушки приобретаются для бытового использования, то никакого наказания и преследования быть не может. Законодательство опять отстаёт от прогресса, но люди от этого страдать не должны.

— В школе у дочки половина класса носит специальные “умные часы”, — говорит папа школьницы Сергей Артемьев. — По ним можно созваниваться с детьми, отслеживать их передвижение и прослушивать, что происходит вокруг ребёнка, даже если ты за много километров от него. Родители покупают их для того, чтобы обеспечить малышу максимум безопасности, к тому же часы потерять труднее, чем телефон. В нашей школе был инцидент — ребёнок отправил на родительский телефон сигнал SOS, а на звонок не ответил. Тогда родитель включил прослушку и услышал, как педагог оскорбляет учеников. В итоге это привело к разбирательствам с учительницей. Надо сказать, она стала себя вести лучше. Но получается, что родителей, которые беспокоятся о благополучии детей (а вдруг сигнал SOS значит, что его избивают?), могут штрафовать или сажать?

Опасения родителей небезосновательны — в 2009 году продавец китайских часов с диктофоном был оштрафован на 25 тысяч рублей, и вообще по краю в среднем в год наказывали по восемь человек в год по статье 138 УК. По последней информации из ГУ СК России Красноярского края, в этом году по данной статье отправлены в суды четыре дела. Судьба горе-шпионов решается.

Курганского фермера, которого арестовали за устройства слежения для коров, спас президент Владимир Путин: вопрос об этом уголовном деле прозвучал на ежегодной прямой линии. Глава государства тогда отметил, что в сегодняшней развитой цифровой системе gps-трекеры с удалённым слежением не должны считаться преступлением. Фермеру принесли извинения и отпустили с миром. В отличие от остальных 177 человек, которые несут наказание за то, что разница между шпионскими и просто продвинутыми электронными гаджетами всё ещё нечёткая.