Легенда о вспаханном поле

- Егоровна, ты чего сидишь, уже стемнело как два часа? - женщина в цветном платке выглянула за калитку.

- Да вот сына жду с полей. Что-то задержали их там, видимо, - покачала головой старушка и тяжко вздохнула.

- Да ты что?! Мой уже давно вернулся, в баньке помылся и видит десятый сон. Да и сын Ильиничны тоже дома, - развела руками женщина. - Твоего что ли только нет?

- Выходит так. Али чего приключилось? Может трактор сломался, а он чинит, - она с надеждой посмотрела на соседку.

Женщина почесала голову:

- Сейчас мужа толкну, узнаю.

Через мгновение она скрылась за калиткой, и вскоре снова ее цветной платок мелькнул за изгородью.

- Егоровна, мой говорит, он со всеми домой ехал. Самый последний. Может, к девке какой заскочил? - хмыкнула соседка. - Дело же молодое!

- Не, он у меня не такой. Что-то тут не то. Искать надобно! - заохала Егоровна, кутаясь в шаль.

- Да куда ты на ночь глядя-то? Хоть утра дождись!

- Утром, может, оно уже и не надо будет, - Егоровна соскочила с лавки и бросилась бежать в сторону поля.

Кругом была полная темень, но женщина пыталась вглядеться в нее, чтобы ненароком не пропустить трактор своего сына.

Бегала так она до самого утра. Как только начало светать, то увидела, что, оказывается, все это время была рядом с трактором.

Оглядев трактор, она yжacнyлась, весь капот был поцаран, словно плугом.

Егоровна бросилась к махине и заглянула в кабину, ее сын лежал там, закрыв глаза.

Мать с испуга принялась громко стучать по стеклу. Наконец ее сын открыл глаза и удивленно посмотрел на мать.

Если вы хотите отблагодарить автора, то помощь здесь.

- Чего тут случилось? - вопросила она, когда сын вылез из кабины.

- Ехал я за всеми следом. Все было хорошо. Тут махина моя встала.

Я вылез ремонтировать, понял, что сломалось что-то. Решил домой пойти, а трактор тут до утра бросить.

Только отойти хотел, смотрю, два глаза ярких блеснули. Глядь, а это девка черноглазая, волосы длинные. Пальцем меня манит. Я сразу понял, что дело нечисто тут.

Закрылся в кабине, а она кинулась на капот и царапать его стала. Кричать, чтобы я дверцы открыл.

А я глаза зажмурил, уши ладонями прикрыл и молитву стал громко читать. А потом все стихло, меня сон и одолел.

Егоровна схватилась за голову. Она еще в молодости слышала про это поле легенды, но до случая с сыном в них не верила.

Старики еще когда рассказывали, что раньше на этом месте был погост, который снесли в советские времена, с землей сравняли и засеяли.

Но по ночам, если задержаться тут после полуночи, можно встретиться со старыми обитателями.