- Это личный танк русского генерала! – крикнул немецкий артиллерист. – Целься лучше! Огонь!

Истребители отогнали немецкие «юнкерсы» от окружённой танковой бригады. Сейчас она укрылась в лесу.

- Сейчас немцы ждут, что бригада будет прорываться к своим, - сказал командир корпуса. – А мы их обманем. Пусть ударят немцам в тыл, вот сюда, в обход села.

Приказ надо доставить срочно. Можно сбросить вымпел с самолёта. Но ненадёжно. Самолёт могут сбить, да и до аэродрома почти двадцать километров.

Комкор вызвал к себе начальника связи корпуса.

- Найди толкового офицера, и ко мне! – приказал он.

Капитан Селищев прибыл на командный пункт корпуса через десять минут.

- Вот что, капитан, - комкор подал ему листок. – Это приказ комбригу о рывке вперёд. Запомни и возьми приказ. Если не прорвётесь, листок уничтожить.

Капитан молча козырнул.

- Отправитесь в бригаду на моём танке, - велел комкор. – Пять километров расстояние, постарайтесь проскочить. Атаковать надо ближе к вечеру, когда немцы не ждут. Исполняйте!

В личном танке комкора был только водитель-механик. Он уже знал, куда надо прорваться.

- Погнали, капитан, - улыбнулся водитель, старшина.

Танк зигзагами понёсся по полю.

Немцы наблюдали за нашими позициями. Их разведка уже доложила, что командир корпуса использует танк в экстренных случаях. На его борту цифра «1». И сейчас немецкий наблюдатель увидел это танк.

- Русский генерал едет! – заорал он по телефону со своего наблюдательного пункта. – Убегает! Лови его!

Засуетились немецкие артиллеристы у своих орудий. Из стволов вылетело пламя. Снаряды пошли к танку. Разрывы со всех сторон. Немцы бьют беглым огнём.

- Цельтесь лучше! – кричит немецкий командир батареи. - Быстрее! Гоните его на минное поле.

Мины поставили немцы ночью на берегу речки. Наши этого не знали. Старшина дёргает рычаги, уходя от обстрела. Выскочил к речке, одним махом перескочил на другой берег. До леса, где наша бригада, километр, не больше.

Вдруг взрыв, танк крутнулся и встал.

- Отлично! – немецкие артиллеристы сразу навели свои орудия и залпом ударили по танку.

Капитан едва поднялся, сбитый с сиденья разрывом мины, как в лоб танка врезался снаряд. Селищев быстро открыл башенный люк. Скорее наружу, сейчас немцы расстреляют танк как на полигоне!

Ещё одно попадание! Танк загорелся. Селищев выскользнул из башни и отполз подальше. Старшина уже откинул крышку своего люка, что впереди, и быстро выскочил из него. Но тут же упал. Немецкий снайпер, карауливший каждое движение, попал в него.

Капитан как змея уползал в сторону. Из-за дыма от горевшего танка немцы не заметили его.

- Добивайте танк! – веселился немецкий комбат. – Генерал не успел выскочить. А механика уже подстрелили!

Немцы спокойно всадили в танк ещё три снаряда. Тот вспыхнул факелом.

Хоронясь по кустам и ложбинкам, капитан Селищев добрался до лесочка, где укрывалась бригада.

- Это ты? – удивился комбриг. – А мы думаем, кто на генеральском танке рысачит по полям?

Он взял листок с приказом, внимательно прочёл его.

- Всё ясно! – сказал он. – Вот скоро и атакуем.

Командир корпуса внимательно смотрел, как его танк уворачивается от разрывов немецких снарялов. И досадливо охнул, увидев, как тот подорвался на мине, а потом его принялись расстреливать немецкие артиллеристы.

Как из башни выбрался капитан Селищев, никто из наших тоже не заметил.

- Придётся атаковать без бригады, - решил комкор. Но когда начали опускаться сумерки, он увидел, как из лесочка вырываются наши танки.

- Молодец капитан, - сказал генерал. – Добрался всё-таки до бригады.