- Немецкие танки прорвались! – кричал командарм по телефону. – Ваш полк должен уничтожить эту группировку!

Полк пикирующих бомбардировщиков подняли по тревоге. Экипажи только что вернулись с боевого вылета и собирались обедать.

- Немцы прорвали наш фронт и движутся к переправе, - сказал лётчикам командир полка. – Есть приказ от командующего армией, уничтожить всю эту группировку. По данным штабарма, примерно семьдесят танков и мотопехота.

Заревели моторы, самолёты, заправленные горючим и снаряжённые бомбами, пошли на взлёт. Сразу три эскадрильи, неполные, правда, двадцать три машины.

Капитан Семёнов, командир второй эскадрильи, вглядывался вперёд. Где же немцы? Вот прошли реку, у моста через которую суетились люди. Это пехота готовилась защищать переправу. Да, если немцы тут пройдут, туго придётся.

- Всем, всем, я «Клумба», немцы справа, - услышал Семёнов. Он довернул штурвал, меняя курс и тут же увидел тянущиеся к небу оранжевые строчки трассеров. Это немцы уже прикрывали свои танки.

- Быстро они зенитки поставили, молодцы, - подумал капитан.

А вот и танки. Немцы шли двумя колоннами, далеко вытянувшись по полю. Танки, и грузовики с пехотой.

- Два градуса влево, так, градус вправо, - командует штурман. Он уже приник к бомбовому прицелу. Пе-2 послушно слушается рулей.

- Атака! – командует штурман. Лётчик жмёт боевую кнопку. Две бомбы вывалились из бомболюков и пошли вниз. Там, на поле, уже горят несколько стальных чудовищ, немцы разбегаются в разные стороны, прячутся в кюветах, закрывая головы.

Поле покрывается разрывами. Эскадрильи уходят за командиром полка на боевой разворот. Ещё у каждого осталось по паре бомб.

И снова вниз. Огонь немцев усилился. Трассы так и полосуют небо. Вот один Пе-2 дёрнулся, задымил и перевернувшись через крыло, камнем полетел вниз. Ещё один задымил и с трудом набирая высоту, пошёл обратно, домой.

Капитан Семёнов вышел на точку сброса, бомбы ушли вниз.

Но много ещё танков невредимых. Немцы постарались, бросив свои машины, они сделали их лёгкой добычей.

Командир полка заводит эскадрильи на штурмовку. Пушечными и пулемётными очередями наши самолёты прочёсывают обе немецкие колонны. Семёнов видит, как прямо на глазах вспыхивают грузовики, взрывается танк, снаряд угодил ему в бензобак.

И тут очередь зенитного пулемёта пробивает ему дыры на правом крыле.

Семёнов смотрит на приборы. Температура правого мотора растёт. Вот уже она недопустима. Он выключает правый мотор, самолёт сразу начинает заносить в сторону.

- Уходим! – командует командир полка.

Семёнов с трудом управляет самолётом. Но надо набирать высоту.

- Сзади «мессершмитт»! – кричит стрелок и капитан слышит, как начинает работать его пулемёт. Прямо рядом с кабиной проносятся длинные трассеры пулемётных очередей. Удар в левое крыло. Самолёт задрожал. Надо уходить в сторону. Но самолёт уже не слушается рулей, его заносит в сторону.

- Прыгайте! – кричит Семёнов.

Он откидывает фонарь кабины и вываливается из самолёта. Раскрывать парашют нельзя. Немец сразу расстреляет, ещё в воздухе. И только над самой землёй Семёнов раскрывает парашют. Оглядывается, видит ещё два купола.

После приземления экипаж Семёнова две недели добирался до своих. После той атаки в полку осталось пятнадцать самолётов. Остальных сбили зенитки и подоспевшие немецкие истребители. Но немецкие танки всё-таки не дошли до переправы.