- По танкам огонь! - закричал полковник. - А то немцы ходят тут, как на параде!

Вдали над просёлочной дорогой поднялась пыль.

- Идут! – полковник Сироткин поднял бинокль. – Посмотрим, кто к нам пожаловал.

На дороге, шедшей среди ржаного поля, показались немцы. Пять мотоциклов с колясками быстро мчались вперёд. Немцы озирались по сторонам. Увидев воронки от недавней бомбёжки и подбитое орудие, они начали тыкать в него пальцами и гоготать.

- Этих пропускаем, - сказал Сироткин. – Боевое охранение, пусть покатаются. Их там подальше пулемётчики встретят.

А вскоре пыль стала гуще, и послышался тяжёлый рокот. Это шли танки.

Восемнадцать бронированных машин, а за ними колонна – бронетранспортёры, грузовики с пехотой. Идут беззаботно. Танкисты высунулись из башен, пехотинцы хохочут, по сторонам не смотрят.

- Как на параде, - покачал головой полковник. – Ничего не боятся. Надо научить их опасаться.

Он поднёс ко рту микрофон рации: Огонь! Танки, вперёд!

Из берёзовой рощи, что росла метрах в трёхстах от дороги, грянули залпом танковые орудия. Чёрные кусты разрывов покрыли поле и дорогу. Один немецкий танк загорелся, у второго сорвало башню.

Опрокинулся грузовик. Бывшее у него на прицепе орудие упало на бок, ствол воткнулся в землю.

Из рощи выскочили наши танки. На ходу ведя огонь, они дружно ударили по немцам. Но те уже опомнились. Пехота выскакивала из грузовиков и прячась во ржи, начала забрасывать танки гранатами, а развернувшиеся немецкие танки и бронетранспортёры открыли ответный огонь.

Встречный бой был жесток. Пушки били почти в упор. Если попал, но никаких шансов не оставалось. Вспыхнули дымные костры. Горели и наши танки и немецкие.

- Петренко, давай! – закричал полковник в микрофон.

Из поросшего кустами оврага, что тянулся невдалеке от другой стороны дороги, выскочили восемь наших танков – резерв Сироткина.

Они ударили по немцам с тыла.

Сразу от их выстрелов загорелся бронетранспортёр и танк. Ещё один бронетранспортёр, получив снаряд, подпрыгнул и опрокинулся.

Крайний слева танк ударил по ржаному полю из пулемёта. Он прочёсывал рожь, где прятались немецкие солдаты.

Подбитая техника горела, немцы, поняв, что их окружают, бросились бежать. Уцелевшие танки разворачивались и мчались назад.

Через несколько минут на поле остались только горящие машины.

Полковник Сироткин приказал прочесать поле.

Вскоре к нему доставили с десяток пленных. Они вжимали головы в плечи и старались не поднимать голов.

- Вот так, - сказал Сироткин. – А то ходят, как на параде. Вам по нашей земле надо на коленях ползать!

После того, как санитары подобрали раненых, полковник приказал отходить. Надо было искать новое место для засады.

И только наши батальоны отошли, как на березовую рощу налетели немецкие самолёты. Они тщательно пробомбили её.

Но толку от этого не было, танкисты уже были оттуда за десяток километров.

К вечеру полковник Сироткин укрепился со своей бригадой возле моста через речку.

- Здесь немцев подождём, - сказал Сироткин. – Сунутся, опять их встретим.

Бойцы рыли укрытия для танков, чтобы немецкая разведка не увидела их завтра. А если не заметят, то шансов на победу будет гораздо больше.