- Прощай, братишка! - последняя схватка русских моряков

Немцы подошли к Киеву. Город было видно, как на ладони. Окружённые части Красной Армии прорывались из кольца танковых армий вермахта.

Все подразделения уже смешались, главное было вырваться из окружения. На одном из участков фронта пехота и примкнувшие к ним моряки начали контратаку. Своим огнём наступающих поддерживали два небольших броневичка.

Красноармейцы вышибли немцев из пригородного села и остановились для перегруппировки. Но на помощь противнику пришли танки.

Противопоставить им было нечего. Броневики были уничтожены из танковых орудий. Красноармейцы отступили.

Немцам удалось взять в плен двух раненых русских моряков.

Обер-лейтенант, командир немецкой роты, немало испугавшийся во время неожиданной контратаки русских, решил взять реванш за свой страх. Он прибыл на фронт недавно, был убеждённым нацистом, и совсем не знал русский характер.

Он велел одному из своих подчинённых, знавшему русский язык, сказать пленным, что отпустит того, кто убьёт своего товарища.

Унтер-офицер, очевидец этого события, вспоминал потом, как он пытался отговорить обер-лейтенанта от такого поступка.

Но переживавший свой страх офицер вермахта обозвал его бабой и велел не вмешиваться. Он уже чуял кровь и хотел насладиться зрелищем смерти и предательства.

Одному русскому моряку сунули в руки русскую же винтовку и пояснили, что он должен делать.

Моряки переглянулись, и что-то сказали друг другу.

- Они прощаются, - перевёл знаток русского языка. Всем немецким солдатам было не по себе. Они уже достаточно насмотрелись на гибель людей и такая расправа многим не нравилась.

- Начинайте! – закричал обер-лейтенант. – Вперёд!

Моряк с винтовкой что-то выкрикнул, прыгнул вперёд и вонзил до упора трёхгранный штык в живот обер-лейтенанта. Тот заткнулся, выпучил глаза и завопил.

Автоматные очереди скосили обоих моряков. А обе-лейтенант умер через несколько минут. Раны от русского штыка обычно смертельны.