- Русский бронепоезд атаковал нас из тумана! - кричал немецкий полковник. - Шестнадцать танков сожжено! Наглый бронепоезд!

Бронепоезд бесшумно, только иногда шелестел пар из паровоза, зашёл на станцию. На перроне никого не было. Командир приказал спустить с платформы бронеавтомобиль и разведать обстановку.

Ночь была душная и жаркая. Разведчики проехали метров триста и остановились. Они увидели двух подростков.

- Эй, парни, - крикнул им разведчик. – Идите сюда.

Подростки рассказали, что немцев на станции не было. Но в двух километрах отсюда есть железнодорожный переезд. Через него днём шли машины и мотоциклы.

Бронеавтомобиль поехал вдоль путей. Разведчики добрались до переезда. На самом деле, здесь были следы автомобилей, танковых гусениц.

Вернулись, доложили командиру бронепоезда. Тот решил, что если немцы сейчас наступают, то через переезд пройдёт не одна колонна.

Бронепоезд двинулся вперёд и остановился примерно в полукилометре от переезда.

Ночь кончалась, на броневагонах появилась роса. Потом из леса пополз туман.

- Это хорошо, - решил комброн. - Немцы нас не заметят, если сейчас появятся.

И только он так подумал, как послышался шум моторов. С запада шла колонна танков.

Немцы ехали беспечно, тем более лесопосадки у железной дороги укрывали бронепоезд. Комброн приказал приготовиться артиллеристам.

Он наблюдал за движением немцев с крыши броневагона. Вылез туда и смотрел на колонну в бинокль. Танки шли в тумане, видны были только башни с качающимися стволами.

- Артиллеристы! Готовы? – крикнул комброн.

Его вопрос передали телефонисты. Из трёх боевых вагонов тут же пришёл ответ, что готовы и противник виден.

И только первые два танка переползли железнодорожные пути на переезде, как комброн отдал приказ открыть огонь.

Шесть орудий, калибра 76 миллиметров, ударили по немцам практически в упор.

Вверх взлетели сразу две сбитые танковые башни. Белый туман смешался с чёрным дымом и огнём.

Наши орудия лупили беглым огнём, не давая немцам опомниться. Артиллеристы били на выбор, как на полигоне.

Одно штурмовое орудие вывалилось из колонны и стало разворачиваться для стрельбы. Видимо, его командир засёк, откуда идёт стрельба.

Но комброн лично корректировал огонь своего бронепоезда. Он тут же приказал двум орудиям ударить по самоходке. Три выстрела и штурмовое орудие вспыхнуло.

- Паровоз, вперёд, триста метров! – приказал комброн. Надо было менять позицию. Танки, что были в хвосте колонны, выползали на поле и скрывались в тумане.

Комброн не сомневался, что они сейчас попробуют подобраться к нему.

И точно, только бронепоезд ушёл со старого места, как там появились два танка. Они выскочили на рельсы, проломившись через лесопосадки у железной дороги.

По ним сразу ударили два орудия последнего броневагона. Один танк сполз с насыпи и уткнулся стволом в землю. Второй крутнулся и переполз через рельсы и полном ходу ушёл в поле. В тумане его не было видно.

Между тем в дело вступили пулемётные расчёты бронепоезда. Они били по пехотинцам, выпрыгнувшим из горящих бронетранспортёров. Те хотели было подойти к бронепоезду, но густой пулемётный огонь остановил их.

Солнце поднималось всё выше. Туман пропал. На дороге горели немецкие танки, бронетранспортёры, грузовики, штурмовые орудия.

- Пора уходить, - комброн спустился в вагон и отдал приказ об отходе.

Паровоз с шумом выпустил пар и загудев, потащил броневагоны обратно.

Через полтора часа на место побоища приехал командир немецкой танковой дивизии. Генерал был шокирован.

- Мне доложили, что русский бронепоезд уничтожил шестнадцать танков! – кричал он. – Откуда он взялся?! Из тумана? Это не по правилам, делать засаду в тумане!

К нему подбежал гауптман и доложил, что русские сожгли двенадцать танков и три самоходки. Также сгорели пять бронетранспортёров и десять грузовиков. Серьёзно повреждены ещё пять танков и две самоходки. Настроение немецкого комдива совсем испортилось.

- Найти этот наглый бронепоезд и уничтожить его! – приказал немецкий генерал. – Пусть наши лётчики из доблестного люфтваффе найдут его и разбомбят!

Между тем бронепоезд ушёл со станции и замаскировался в лесу. Целый день в воздухе шныряли «мессершмитты». Но обнаружить бронепоезд не смогли. А ночью комброн вывел его к своим.