Беспилотники Красной Армии били немцев еще в 1941 году!

Рубен Чачикян, основоположник первых ТМС (телемеханических самолётов, управляемых по радио), испытания начал на аэродроме в Подмосковье летом 1941 года.

Ему выделили самолёт ТБ-3. Здесь установили аппаратуру, провели наземные испытания и вскоре дело дошло до полётов.

В кабину сел опытный пилот, рядом сам Чачикян.

- Ну, полетели, - сказал конструктор.

К удивлению пилота, тормозные колодки отошли сами. Заревели моторы, самолёт двинулся по полосе.

- Вот красная ручка, - Чачикян показал пилоту на торчащий рычаг посреди кабины. – Если самолёт начнет шалить, или вы решите, что уже пора, дёргайте его и берите управление на себя.

Взлёт вымотал нервы у лётчика. Он ругался, ёрзал в кресле и говорил, что за такой взлёт его бы отстранили надолго от полётов. Но сам полёт прошёл нормально. А посадка была выполнена на отлично.

Потом пилот остался в кабине один. И самолётом управлял уже сам инженер Чачикян. Это полёт прошёл без замечаний.

 ТБ-3 - прославленный советский самолёт
ТБ-3 - прославленный советский самолёт

Следующим заданием был перелёт в сторону Урала с разворотом. И опять лётчик был один. Это было очень непривычно. Но всё шло хорошо. Его самолётом управляли с другого, командного самолёта.

Была только одна неприятность. Когда ТБ-3 зашёл в облака, и начал там разворачиваться, то пилот занервничал. Всё шло не так, как надо. Но всё-таки самолёт вышел в чистое небо, и благополучно вернулся на аэродром.

Пилот оставил описание дистанционного пульта управления, созданного задолго до времени полупроводников и компьютеров.

«Интересная это была штука. Для каждой операции управления самолетом на пульте имелся отдельный тумблер. С его помощью включалась радиоаппаратура, приводящая в движение соответствующие механизмы на самолете. Но поскольку оператор имел лишь две руки и мог манипулировать только двумя тумблерами, а на самолете требовалось привести в движение одновременно три и даже больше механизмов, то, естественно, оператор опаздывал и в воздухе возникали с самолетом ситуации, которые противоречили представлениям летчика о технике пилотирования и создавали порой реальную опасность для самолета. Оператор и его помощники делали теоретически все правильно, но увы! — только теоретически. А на практике это получалось так, как было описано выше. Например, для того, чтобы быстрее набрать нужную скорость при разбеге, летчик при помощи рулей высоты поднимает хвост самолета и ставит его фюзеляж в горизонтальное положение. В этом положении значительно снижается сопротивление воздуха. Когда это же самое делает оператор системы дистанционного радиоуправления и соответствующий тумблер остается включенным дольше (пусть лишь на долю секунды), чем требуется, то самолет задерет хвост слишком высоко, того и гляди, обломаются о бетон винты.

Еще сложнее на разворотах. Оператор должен одновременно создать крен самолета и поворот, выдержать скорость и высоту, для чего увеличить обороты всех моторов. В те далекие теперь времена пионерам автоматики было отнюдь не просто управляться с ней. На сегодня все это уже не проблема. Современная электроника, радиотехника на полупроводниках и автоматика делают возможным посадку (да и не только посадку, но и взлет и возвращение на землю) летательных аппаратов даже на других планетах. Но в те далекие годы мы, образно говоря, только еще учились читать по складам».

Итогом этих разработок Чачикяна стал рейд в немецкий тыл в 1942 году.

Ночью в воздух поднялись два самолёта, это ТБ-3, заполненный взрывчаткой (пять тонн тола) и командный самолёт. На первом был Чачикян, бортинженер и пилот. ТБ-3 подняли вручную, а затем выбросились на парашютах.

Первый советский боевой беспилотник дальше управлялся с командного борта. Его целью была железнодорожная станция Вязьма, забитая эшелонами с немецкой техникой.

Всё шло хорошо, но на подлёте к цели командный самолёт и беспилотник попали под сильный зенитный огонь. С командного самолёта тоже начали стрелять, пытаясь подавить зенитки.

Вот беспилотник уже у самой цели. Даётся команда на пикирование, но ТБ-3 не реагирует и скрывается в облаках.

Потом уже выяснилось, что при стрельбе с командного самолёта была перебита пулями выпускная антенна. И сигнал не прошёл.

Через два месяца от партизан пришло сообщение, что в районе Смоленска в расположении немцев ночью рухнул самолёт и произошёл мощный взрыв.

Вторая попытка атаковать беспилотником тоже оказалась неудачной. У самолёта отказал мотор и он упал на взлёте и взорвался.

Чачикян продолжил заниматься вопросами беспилотного управления. После войны он возглавил секретный институт, создававший навигационные системы для межконтинентальных ракет, луноходов и прочей сложной техники. Чачикян автор более чем 150 изобретений и кавалер многих орденов.